Стабильность власти как безынициативность населения. Белорусский опыт

Уклон власти в сторону экономического фетишизма — верный признак деградации культурной системы…

Социальный капитал — главный фактор современного экономического роста — даже не упоминается в Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития Беларуси на период до 2030 года.



Согласно словарю российского историка Александра Ахиезера, фетишизм — это «иллюзорное, приобретающее подчас массовый характер представление о том, что то или иное явление или действие способно само по себе в отрыве от других явлений гарантировать, быть ключом к решению узловых назревших задач общества».

Виды фетишизма многообразны. Примером экономического фетишизма может служить следующее высказывание Александра Лукашенко, прозвучавшее 30 декабря при представлении в должности главы администрации президента Александра Косинца: «Решим экономические проблемы — никакие беды нам не страшны. Со всеми внутренними и внешними угрозами мы справимся. Никакой пятой колонне раскачать страну не дадим. Но если допустим провал в экономике, то можем потерять всё — и доверие людей, и стабильность в стране, да и саму страну».

Кто такие мы, которые могут потерять все? Несложно догадаться, что под местоимением первого лица множественного числа в данном случае следует понимать узкий круг лиц, которых в белорусской публицистике принято обозначать словом «власть».

Белорусская власть — хозяин страны. Стабильность она понимает как отсутствие субъектов политики, способных поставить под сомнение ее монопольное право «быть на хозяйстве». И в этом смысле белорусская власть глубоко аполитична, так как в политической (конкурентной) среде она не способна к воспроизводству.

Уклон власти в сторону экономического фетишизма — верный признак деградации культурной системы. Растущие социальные системы излучают «белый свет», состоящий из политики, культуры и экономики (по английскому историку Арнольду Тойнби).

Как тут не вспомнить Россию, внешняя политика которой является производной от цены на экспортируемые газ да нефть. Иного ресурса для экспансии «русского мира» у нашего восточного соседа на сегодня не осталось.

Почему не работает человеческий капитал?

Но и усилия по сохранению (для себя) страны путем решения экономических проблем — это иллюзия правящей верхушки. Экономические проблемы не висят в воздухе, более того, чисто экономических проблем в природе не существует.

Обратимся к прошлому опыту. На рубеже 2007-2008 годов власть в рамках политики либерализации решила войти в число 30 стран с наиболее благоприятными условиями ведения бизнеса (рейтинг Всемирного банка Doing Business). И где сегодня та либерализация? И какой у нас сегодня рейтинг? Молчит правительство, как партизан на допросе.

Интернет подсказывает, что после заметных успехов на начальной стадии «борьбы за рейтинг» дело застопорилось.

 Беларусь в исследовании Всемирного банка Doing Business
2008 2009 2010 2011 2012 2013* 2014 2015
115
85
64
91
60
58/64
63
57
*с учетом корректировки методики

10 февраля президиум Совмина одобрил Национальную стратегию устойчивого социально-экономического развития Беларуси на период до 2030 года. В документе объемом 146 страниц места для критического анализа предыдущих решений не нашлось. Авторы стратегии устремлены в будущее, а кто старое помянет — тому глаз вон.

Сверхзадача документа — гармонизация отношений в триаде «человек — природа — экономика». Такая последовательность приоритетов, казалось бы, не оставляет места для экономического фетишизма. Так и хочется снять шляпу перед следующим заявлением: «Человек — цель прогресса; уровень человеческого развития — мера зрелости общества, государства, его социально-экономической политики».

Немного позитивной статистики из официального документа. В 2013 году Беларусь занимала 53-е место среди 187 стран мирового сообщества по индексу человеческого развития. Стратегия предусматривает амбициозную задачу — войти в число 40 стран-лидеров. Доля работников с высшим и средним специальным образованием в общей численности занятого населения к 2015 году составила 52% (одна из самых высоких в мире), а к 2030 году она возрастет еще на 7 пунктов!

Вот только в экономический рост человеческий капитал в Беларуси отказывается трансформироваться. Один пример. Доля работников, имеющих образование не выше начального, составляет в Португалии 72%, с высшим и средним профессиональным образованием — 13%. При этом по ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в 2013 году страна заняла 41-е место (25 тыс. долларов), а Беларусь — 63-е (17,6 тыс. долларов).

Опрос: преуспевает криминал

Почему так происходит? Постараемся разобраться с помощью «Социологического альманаха», издаваемого Институтом социологии Национальной академии наук Беларуси. В выпуске за 2013 год опубликована статья сотрудницы института Светланы Рыбчак «Формирование гражданской культуры как системная задача политического процесса в Беларуси».

Статья содержит прелюбопытную таблицу.

Кто сегодня преуспевает в белорусском обществе?
(в процентах от числа опрошенных)

Криминально-мафиозные структуры

74,3

Тот, кто занимает высокую должность,
находится у власти

61,0

Человек со связями

45,1

Предприимчивый, деловой

30,2

Высококвалифицированный, талантливый

6,7

Трудолюбивый

4,7

Опрос Института cоциологии НАНБ
(дата проведения в статье не указана)

Я полагаю, особо комментировать тут нечего. Для желающих преуспевать в Беларуси есть три пути: криминальный, властный и привластный. Высококвалифицированные, талантливые и трудолюбивые граждане проходят у нас по разряду маргиналов. Таково общественное мнение (vox populi).

Как отразится дальнейший рост человеческого капитала на шансах преуспеть в республике-партизанке? Он поднимет образовательную планку в криминально-мафиозной среде. Но эта среда не способна прибавлять и умножать. Она специализируется на вычитании и делении.

Правящая элита атомизирует население

На сегодняшний день не существует межстрановых исследований, подтверждающих наличие связи между человеческим капиталом и экономическим ростом. Пример с Беларусью и Португалией — это не исключение, а правило.

Экономический рост зависит от «способности людей работать вместе во имя общей цели в группах и организациях» (Фрэнсис Фукуяма, американский политолог), то есть от социального капитала. Но в Стратегии-2030 понятие социального капитала отсутствует. Надо полагать, ее разработчикам оно неизвестно.

В политологическом бестселлере трех американских авторов (Дуглас Норт, Джон Уоллис, Барри Вайнгаст, «Насилие и социальные порядки») современные государства подразделяются на естественные, в которых правом на формирование организаций обладает только элита, и государства открытого доступа. В последних все индивиды имеют возможность использовать организации для «повышения производительности, установления контактов и координации действий».

Республика Беларусь — классический пример естественного государства. На протяжении двух десятков лет доморощенная политическая элита успешно извлекает административную ренту с помощью поддержания режима ограниченного доступа для населения.

Неверующим предлагаю попробовать зарегистрировать общественную организацию и поделиться своим опытом.

Но страна, в которой «способность людей работать вместе» пресекается на корню, обречена на деградацию. И поэтому никакие стратегии развития не способны сменить негативные тренды в экономике на позитивные.

Об авторе

Сергей Николюк — аналитик, эксперт НИСЭПИ. В отличие от молодого поколения профессиональных политологов весьма скептически относится к западному гуманитарному наследию, будучи уверенным, что оно создано для описания иного типа общества. Отсюда склонность к цитированию российских авторов, в первую очередь социологов «Левада-центра».