В Киеве крушат Ленина, а Лукашенко возрождает партхозактивы

Лукашенко показал, что на страхе можно долго удерживать власть даже в XXI веке. Но при его системе Беларусь никогда…

«К сожалению, на высшем уровне мы не выработали систему работы с руководящими кадрами, и все получается наскоком и от случая к случаю», посетовал Александр Лукашенко. Вот те на! И кто же, интересно, мешал целых два десятилетия президентской эры?

Одно дело — Украина, где коллега Янукович попал как кур в ощип, зажат в угол протестами, и теперь любой ход только ухудшает его положение. Да и в принципе у южных соседей нет такой концентрации полномочий в руках президента.

Но уж в Беларуси-то все вопросы, в том числе и кадровые, в железной длани официального лидера. Причем уже без малого двадцать лет. Государственное ТВ раз за разом в деталях показывает, как он лично назначает чиновников даже среднего звена, причем дает каждому подробный инструктаж.

И вот, оказывается, при этом «мы не выработали систему работы с руководящими кадрами»!

Почему президент привязан к замусоленной колоде?

«Система работы с кадрами, конечно же, есть, вопрос в том, эффективна она или нет», — сказал в комментарии для Naviny.by директор института «Политическая сфера», научный сотрудник Университета Витовта Великого (Литва) Андрей Казакевич.

Он отмечает, что в Беларуси при подборе и назначении кадров на государственные должности критерии лояльности, «идеологической правильности» преобладают над такими, как опыт, компетентность.

Более того, спекуляция на принципе лояльности превратилась и в инструмент этакой внутривидовой борьбы. Чтобы подсидеть начальника, достаточно сообщить куда надо, что когда-то тот позволил себе «политически незрелые» высказывания.

«Белорусская система авторитарна, и для любой такой системы актуален вопрос ротации кадров», — отмечает Казакевич. По его словам, механизмов для этого — выборов, прозрачных конкурсов — мало. Кроме того, сама номенклатура противится притоку новых людей.

Можно заметить: но уж кто-кто, а глава государства имеет все полномочия, чтобы влить свежую кровь в государственный аппарат. Почему же он преимущественно тасует замусоленную кадровую колоду?

«Сам Лукашенко — человек этой системы», — замечает собеседник Naviny.by.

Действительно, даже если и есть ощущение застоя, то пускать к рычагам реформаторов боязно: а ну как система пойдет вразнос?

Кадры не хотят получать за инициативу по голове

Памятен пример, когда Лукашенко в конце 2011 года разбил в пух и прах «рыночную экономику Мясниковича — Румаса» (премьера и тогдашнего вице-премьера) за трезвые предложения на 2012 год.

В итоге Румас с его репутацией прогрессиста задержался в правительстве ненадолго, а годовой прогноз утвердили в варианте, который с треском провалился: вместо 5-5,5% роста ВВП получили полтора — ровно столько, сколько и предлагали заложить в прогноз те самые рыночники.

Тут еще один нюанс важно подчеркнуть: не всегда кадры такие уж ретрограды. Но показать реформаторские наклонности — дело рискованное. Лучше заниматься привычным очковтирательством. Сама система выбивает из чиновников инициативу, учит не высовываться, угадывать желания вождя.

Тогда за публичным разносом «Мясниковича — Румаса» торчали большие уши популизма: «Скоро мы будем действительно ходить в магазины, как в музеи… Если вы не согласны с тем, что я говорю, давайте всех вас переведем на жизненные устои, те рельсы, по которым движется сегодня небогатая часть населения, а у нас это большинство населения. Попробуйте вы пожить в этих условиях. Вот тогда вы, видимо, поймете, что такое чистый рынок…».

Царь хороший, бояре плохие

Показательно уже то, что сейчас официальные источники в принципе дали подробную информацию о прошедшей 9 декабря предварительной рабочей встрече Лукашенко с несколькими чиновниками — премьер-министром Михаилом Мясниковичем, главой Администрации президента Андреем Кобяковым и председателем Комитета госконтроля Александром Якобсоном — накануне большого совещания по строительным проблемам.

Причем весь народ теперь знает, что доклад к совещанию главе государства категорически не понравился: «Должен сказать, что я внимательно посмотрел эту писанину — инструкция с восхвалением некой группы Кобякова… Во-первых, это не дело президента — одобрять и поддерживать, пусть даже и очень эффективную группу. Во-вторых, мы еще посмотрим эффективность ее работы».

Зачем широкой публике знать, что официальный лидер раздраконил некую бумагу, отметил неуместное, на его взгляд, восхваление таинственной «группы Кобякова» и дал задание до завтра «подготовить мне материалы, тезисы к докладу» (можно представить себе качество такой пожарной работы)? Зачем выносить сор из избы?

Самовольство пресс-службы здесь исключено. То есть речь идет о продуманном пиаре. И суть его в том, что в нарастающих проблемах страны виноваты-де эти самые кадры, а не официальный лидер. Лукашенко, как всегда в неблагоприятной обстановке, дистанцируется от подчиненных, переводит стрелки на них, нерадивых.

Можно предвидеть, что у комментаторов не будет недостатка в иронии по поводу прозвучавшей 9 декабря идеи главы государства, как улучшить работу с кадрами. Президент предложил проводить на регулярной основе крупные совещания республиканского уровня для постановки приоритетных задач перед руководящими кадрами: «Минимум раз в полугодие мы должны проводить мероприятия подобного рода».

Потрясающий контраст: в то время как на мятежной Украине крушат памятники Ленину, в Беларуси речь идет о возрождении де-факто партхозактивов коммунистического времени. Это когда время от времени собирали вместе начальников разного ранга и лишний раз втемяшивали им важность задач момента и суровую меру ответственности за срыв планов партии.

Кнут — не лучший инструмент для XXI века

Впрочем, так ли уж иррационален белорусский официальный лидер, делая ставку на подобные методы работы с кадрами?

«Такого рода накачки действительно бессмысленны для нормальной страны», — отметил в комментарии для Naviny.by Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск). Но «при той системе, которая создана в Беларуси, подобного рода накачки необходимы. Иначе все вообще остановится».

Политолог и историк Карбалевич напоминает: когда через какое-то время после эпохи Сталина, без колебаний сажавшего в тюрьму и расстреливавшего свои кадры, пришел мягкий Брежнев, «система стала разлагаться». Вот и белорусский президент, видимо, «интуитивно чувствует, что если не давить, то система вообще остановится», говорит аналитик.

Действительно, в том, что в Беларуси коррупция не столь ужасающа, как на той же Украине, а волюнтаристские задания иногда чудом выполняются, велика роль банального чиновничьего страха.

Лукашенко недаром ностальгирует по сталинским методам, но по большому счету их время безвозвратно ушло. Не та эпоха, чтобы повторять масштаб и жестокость репрессий, не тот технологический уклад, чтобы можно было развивать экономику из-под палки.

Да, Лукашенко показал, что на страхе можно долго удерживать власть даже в XXI веке. Но при его системе работы с кадрами и — шире — вообще при его системе страна никогда не модернизируется, не станет богатой. Не говоря уже о свободе, без которой человек не человек. О чем вновь напоминают «памяркоўным» белорусам эти «иррациональные» украинцы.