У Кремля нет повода менять взгляд на отношения с Минском

Россия создает гипотетическую угрозу для белорусского суверенитета, но на практике проплачивает его сохранение…

 

Прошедший год не привел к существенному изменению белорусско-российских отношений, напоминающих брак по расчету. В 2013 году Минск и Москва постараются сохранить этот альянс. Но он не будет идиллическим.

У Кремля нет повода менять взгляд на отношения с Минском2012 год прошел под знаком укрепления белорусско-российских интеграционных связей в контексте формирования Единого экономического пространства (ЕЭП) на основе «тройки» Беларуси, Казахстана и России.

Был введен в действие пакет из 17 соглашений, создавших условия для свободного передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы в рамках «тройки», начала работать Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), заменившая Комиссию Таможенного союза. Продолжались усовершенствование механизмов функционирования Таможенного союза, а также поиски идеологического обоснования деятельности нового интеграционного объединения.

Определенный отпечаток на состояние белорусско-российских отношений накладывала очередная победа Владимира Путина на президентских выборах.

Несмотря на некоторое снижение рейтинга, особенно в крупных городах, и активизацию действий непарламентской оппозиции, Путин смог удержать ситуацию в стране под контролем. Его возвращение на высший государственный пост сопровождалось охлаждением отношений со странами ЕС и США, но Путина это особо не беспокоило.

Попытка Вашингтона «поставить Россию на место» с помощью введения в действие «акта Магнитского» вызвала в Москве быструю и жесткую реакцию, сопоставимую с военной операцией на Южном Кавказе в августе 2008 года. Тем самым российский президент ясно дал понять, что ухудшение имиджа на Западе его не пугает и он намерен проводить такой политический курс, какой сочтет нужным.

В выступлениях «старого нового» главы российского государства неоднократно акцентировалось внимание на том, что Россия должна выступать в роли самостоятельного центра силы, способного сохранить в орбите своего влияния государства, возникшие в результате распада СССР.

В отношении Беларуси Путин придерживался линии, выработанной в течение его предшествующего пребывания у власти. Подчеркивая необходимость сближения в области экономики, он не отрицал, что могут быть возобновлены процессы постепенного слияния двух государств.

Белорусское руководство занимало в отношении российских инициатив двойственную позицию. С одной стороны, охлаждение отношений России с государствами «коллективного Запада» создавало благоприятные условия для использования механизма геополитических качелей.

Александр Лукашенко в своей грубой манере посоветовал российскому партнеру «забить болт» на западников, но при этом приступил к прощупыванию почвы, на которой могла бы осуществиться нормализация отношений Беларуси с ЕС и США.

С другой стороны, сохранение власти в руках Путина снова перечеркнуло шансы Александра Лукашенко закрепиться на российском политическом поле, ослабило стимул к углублению политической интеграции.

Соответственно, белорусские власти избрали линию поведения, способную обеспечить получение максимальных дивидендов при минимальных затратах.

Демонстративно соглашаясь участвовать в интеграционных объединениях под эгидой России и объявляя ее стратегическим союзником, официальный Минск акцентировал внимание на необходимости сохранения суверенного статуса Беларуси.

В мае прошлого года Лукашенко в речи перед белорусскими парламентариями акцентировал внимание на неизбежности усиления конкуренции с российскими партнерами, жаловался на российских «толстосумов», желающих скупить за бесценок белорусские предприятия, и выражал готовность бороться за удешевление российских энергоресурсов. Более того, он поставил Россию в один ряд с ЕС и США, заметив, что белорусское руководство готово выслушивать советы из Москвы, Брюсселя и Вашингтона, но намерено жить своим умом в интересах своих граждан.

Еще одним элементом белорусской политики на российском направлении стало настойчивое требование уступок в экономической сфере. Отчасти эти усилия давали результат.

По результатам 11 месяцев прошедшего года двусторонний товарооборот достиг 39,7 млрд. долларов, в том числе экспорт из Беларуси в Россию — 14,6 млрд. долларов (за аналогичный период 2011 года объем белорусско-российской торговли составлял 35,6 млрд. долларов, объем белорусского экспорта в Россию — 13 млрд.). На долю Российской Федерации пришлось 47,2% общего объема внешней торговли Беларуси.

Однако структура торговых операций существенно не изменилась. Как и в прежние времена, Беларусь больше ввозила товаров из Российской Федерации, чем вывозила туда своей продукции. За январь-ноябрь прошлого года отрицательное сальдо в двусторонней торговле составило 10,5 млрд. долларов, увеличившись в сравнении показателем за аналогичный период предшествующего года на 900 млн. долларов.

Ассортимент экспортно-импортной продукции также не претерпел значительных изменений. Основу белорусского экспорта в Российскую Федерацию составляли грузовые автомобили, тракторы и седельные тягачи, молоко и сливки, сыры и творог, говядина, черные металлы, шины, мебель, сельскохозяйственная техника, сливочное масло, колбасы и другие мясные продукты, части и принадлежности для автомобилей и тракторов, пластмассовая тара, мясо домашней птицы, свинина.

В импорте из Российской Федерации преобладали сырая нефть (на ее долю приходилось около 30%), нефтепродукты, природный газ, черные металлы и трубы из них, двигатели внутреннего сгорания, электроэнергия, синтетический каучук, железнодорожные вагоны.

«Скандалом года» стала масштабная продажа Беларусью нефтепродуктов под видом растворителей и разбавителей, которые по договоренности с российской стороной не облагались вывозной пошлиной. Летом прошлого года эта практика была пресечена, а с российской стороны прозвучали обвинения в том, что Беларусь «залезает в карман «.

Натолкнулось на недовольство и стремление белорусских деловых кругов расширить поставки мясомолочной продукции на российский рынок.

Впрочем, стороны стремились решать проблемы без использования шумных аудиовизуальных эффектов, характерных для первого десятилетия XXI века.

Согласно экспертным оценкам, благоприятные торговые отношения с Россией спасли Беларусь от рецессии, а объем «интеграционного гранта» от Москвы составил 25-28% белорусского ВВП.

В декабре россияне согласились поставить в Беларусь в первом квартале 2013 года 5,75 млн. т нефти — больше, чем предполагалось ранее. Достаточно выгодными для белорусской стороны являются и поставки природного газа.

Беларусь стала первым государством, в котором Владимир Путин побывал с визитом 31 мая прошлого года после избрания на пост президента.

Кремль не только не критиковал белорусское руководство за нарушение норм демократии и пренебрежение базовыми правами человека, но и перенял некоторые приемы. Российские руководители и дипломаты продолжали защищать Минск от критики со стороны ЕС и США и добивались отмены санкций, введенных в отношении Беларуси в предшествующие годы.

Напрашивается вывод, что российские власти пока не склонны пересматривать основы своей белорусской политики. Более того, Кремль не настаивает на жестком исполнении белорусской стороной интеграционных обязательств. Такой подход позволяет белорусским властям заниматься имитацией перемен в различных сферах жизни.

Нынешнее состояние белорусско-российских отношений дает основания говорить о том, что Москва создает гипотетическую угрозу для белорусского суверенитета, но на практике проплачивает его сохранение.

Исходя из этого, можно предположить, что в краткосрочной перспективе проблемы для Беларуси будет создавать не стремление Кремля лишить ее независимости с помощью политических методов либо скупки активов белорусских предприятий, а сохранение значительной энергетической зависимости от России и углубление российских экономических связей с прочими странами на основе инструментария ВТО.