Беларусь — Украина: то в жар, то в холод

Руководители обеих стран не испытывают большой потребности в расширении политического диалога, поэтому периоды потепления чередуются…

 
Белорусско-украинские отношения на политическом уровне пребывают в фазе охлаждения, но это не препятствует расширению сотрудничества в области экономики.
 
В декабре 1991 года лидеры Беларуси и Украины приняли активное участие в ликвидации СССР и создании на его пространстве нового межгосударственного объединения — Содружества Независимых Государств. Но после этой акции отношения между Минском и Киевом оставались сдержанными, поскольку белорусское руководство стремилось к сохранению тесных связей с Россией, а украинское ориентировалось на ускоренное подключение страны к европейским интеграционным процессам и рассматривало СНГ исключительно как механизм цивилизованного развода.
 
После победы Леонида Кучмы на президентских выборах в Украине летом 1994 года взаимодействие двух стран стало более активным. Новый украинский президент сделал ставку на расширение сотрудничества с государствами СНГ, хотя от активного вовлечения в постсоветские интеграционные процессы воздерживался.
 
В числе прочего Кучма попытался расширить связи и с Беларусью. Новые веяния в Киеве получили положительный отклик в Минске. Президент Александр Лукашенко рассматривал Украину в качестве значимого партнера, способного принять участие в интеграционных процессах на постсоветском пространстве и выступить в качестве своеобразного баланса в условиях углубления белорусско-российской интеграции.
 
Обоюдное стремление Лукашенко и Кучмы к расширению взаимодействия поспособствовало подписанию договора о дружбе и сотрудничестве в 1995 году и договора о границе в 1997 году.
 
В условиях нарастания кризисных явлений в политической жизни Украины в начале 2000-х контакты между Минском и Киевом на официальном уровне ослабли. Неурегулированной оставалась проблема определения межгосударственной границы.
 
Впрочем, это не мешало украинским политикам и дипломатам выступать в поддержку Беларуси в ООН, ОБСЕ и Совете Европы. Украинское руководство высказывалось против «искусственной изоляции» Республики Беларусь и воздерживалось от критики белорусских властей (она звучала лишь тогда, когда действия официального Минска напрямую затрагивали интересы Украины).
 
В середине 2000-х в отношениях между официальными структурами в Минске и Киеве возникли проблемы, связанные с опасениями белорусского руководства относительно возможности перенесения «оранжевой революции» на белорусскую почву. Однако период охлаждения был недолгим. В 2009 году белорусско-украинские отношения нормализовались, а руководители двух стран заговорили о возможности придания им характера стратегического партнерства.
 
Положительные подвижки произошли в части урегулирования проблемы границы. В апреле 2010 года депутаты Национального собрания Республики Беларусь наконец ратифицировали договор о границе с Украиной.
 
В 2010 году белорусское руководство попыталось сохранить отношения на высоком уровне, приветствовав победу Виктора Януковича на президентских выборах. Однако новое украинское руководство не проявило большого стремления к сближению.
 
В результате политический диалог вновь был свернут, несмотря на признание украинским руководством результатов президентских выборов в Беларуси в декабре 2010 года и решительный отказ официального Киева вводить какие-либо санкции в отношении белорусского государства и белорусского руководства.
 
Свертывание политического диалога сопровождалось приостановкой решения вопроса о границе. Минск не захотел передать украинцам ратификационные грамоты и таким образом поставить финальную точку в этом деле.
 
Изменений к лучшему в двусторонних отношениях не произошло и в нынешнем году. Более того, по сообщениям украинских СМИ, имели место высылка из Минска украинских атташе по вопросам обороны и военного атташе, а из Киева — военного атташе Беларуси.
 
Впрочем, непростые политические отношения не препятствуют расширению торгово-экономических связей. Украина продолжает оставаться одним из ведущих торговых партнеров Беларуси. В прошлом году ее доля в общем объеме белорусской внешней торговли составила 7,1%, в нынешнем году выросла до 8,4%.
 
Объем товарооборота в 2001-2010 годах увеличился с 723,9 млн. до 4,5 млрд. долларов. В прошлом году показатель составил 6,2 млрд. долларов, за 9 месяцев текущего года — 6 млрд.
 
Беларусь сохраняет в торговле с Украиной положительное сальдо. Его объем в 2010 году составлял 700 млн. долларов, в 2011 году — 2,2 млрд. За 9 месяцев текущего года профицит достиг 2,6 млрд. долларов.
 
Однако нужно принять во внимание тот факт, что больше половины белорусского экспорта в Украину составляют нефтепродукты, в первую очередь бензин и дизтопливо. В прошлом году на них приходилось 67,7%. Порядка четверти бензина и дизтоплива поступало в Украину из Беларуси.
 
Украинские нефтеперерабатывающие компании недовольны столь значительным присутствием Беларуси на украинском рынке нефтепереработки и пытаются добиться, чтобы украинское правительство ввело ограничения на допуск белорусских нефтепродуктов. Однако пока эти попытки не увенчались успехом.
 
Помимо нефтепродуктов Беларусь экспортирует в Украину сельскохозяйственную технику, грузовые автомобили, нефтепродукты, шины, холодильники, автобусы.
 
Украина поставляет в Беларусь в основном металлопродукцию, изделия из черных металлов, жмыхи, подсолнечное масло, кукурузу, вагоны.
 
Большое значение для Беларуси имеют поставки украинской электроэнергии. Объем закупок этого вида продукции с 2009 года неуклонно возрастает. В первом полугодии текущего года Беларусь приобрела более 4,3 млрд. кВт/ч украинской электроэнергии, что на 1,84 млрд. кВт/ч превысило показатель за аналогичный период 2011 года. Доля Украины среди внешних поставщиков электроэнергии в Беларусь составила 39,3% (среди зарубежных партнеров, осуществляющих закупки украинской электроэнергии, Беларусь занимает первое место).
 
До недавнего времени благостную атмосферу в торговле Беларуси с Украиной портили меры ограничительного характера, которые периодически вводились то одной, то другой стороной. В частности, правительство Украины ограничило допуск белорусского искусственного меха, ворсового полотна, листового стекла, древесноволокнистых плит, компрессоров. Антидемпинговые расследования проводились в отношении белорусских шин для легковых автомобилей и смешанных удобрений.
 
В свою очередь, в Беларуси в 2010 году проводились антидемпинговые расследования в отношении украинской карамели и патоки (оба расследования были прекращены). В начале прошлого года белорусское правительство ограничило импорт украинского пива.
 
В нынешнем году украинская сторона ввела ограничения на поставки белорусских мясомолочных продуктов. В свою очередь, правительство Беларуси заявило о возможности введения ограничений на поставки ряда украинских товаров (масла, соли, кукурузы, шрота, кондитерских изделий).
 
Однако в мае продовольственная проблема была урегулирована на основе компромисса: Украина отменила ограничения на допуск белорусской мясомолочной продукции, а Беларусь — на допуск украинского пива.
 
В 2010 году украинская сторона согласилась принять участие в проектах доставки в Беларусь нефти из Венесуэлы и Азербайджана. Первоначально нефть транспортировалась по железной дороге, затем стороны договорились об использовании трубопровода Одесса — Броды.
 
Однако в прошлом году белорусская сторона отказалась от реализации нефтяных проектов с участием Украины, сочтя их чрезмерно дорогими. Попытки же договориться с Киевом о снижении тарифов на транспортировку нефти не увенчались успехом.
 
В сфере инвестиций сотрудничество пока не впечатляет. Многие проекты, о которых сообщалось в предшествующие годы (совместное производство сельхозтехники и т.п.) не реализовались.
 
Подводя общий итог, можно отметить некую двойственность в белорусско-украинских отношениях.
 
С одной стороны, руководители обеих стран не испытывают большой потребности в расширении политического диалога, поэтому периоды потепления отношений чередуются с периодами их охлаждения.
 
С другой стороны, ни Киев, ни Минск не заинтересованы доводить отношения до конфликтного состояния и пытаются выстраивать их на прагматичной основе.
 
Такой подход дает возможность расширять торговые связи, реализовывать совместные транспортные проекты, сотрудничать в деле преодоления последствий чернобыльской катастрофы и т.п.
 
Характер сотрудничества может существенно измениться лишь в двух случаях: или Украина откажется от проевропейской ориентации и подключится к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству, или Беларусь выйдет из постсоветских интеграционных объединений с участием России.
 
Однако на нынешнем этапе ни Киев, ни Минск не готовы к фундаментальному изменению внешнеполитических принципов. Соответственно, нет оснований ожидать и фундаментальных перемен в состоянии белорусско-украинских отношений.