Теперь Минск будет пить «Боржоми» с Иванишвили

Саакашвили больше не сможет выступать в роли эффективного лоббиста интересов белорусского руководства в отношениях с ЕС и США…

Результаты недавних парламентских выборов в Грузии не окажут существенного воздействия на состояние отношений между официальным Минском и Тбилиси.

После обретения статуса независимых государств в 1991 году Беларусь и Грузия не проявляли большого интереса по отношению друг к другу, ограничившись установлением дипломатических отношений в январе 1994 года.

Существенным образом на состояние белорусско-грузинских отношений оказывали влияние различия в подходах руководителей двух стран к участию в интеграционных процессах на постсоветском пространстве.

В отличие от Беларуси Грузия вначале предпочитала находиться вне рамок Содружества и лишь в 1993 году подключилась к деятельности этой организации. При этом не скрывалось желание поправить сложное экономическое положение и решить проблему мятежных автономий — Абхазии и Южной Осетии, контроль над которыми со стороны официального Тбилиси был утрачен в начале 1990-х годов.

Убедившись в том, что участие в СНГ не способствует достижению поставленных целей, руководство Грузии переориентировало политику на расширение сотрудничества с ЕС и США, отношения с которыми у Беларуси не складывались.

Более того, после «революции роз» в ноябре 2003 года грузинские власти свернули диалог с официальным Минском. В июне 2005 года грузинские парламентарии демонстративно выразили нежелание видеть Александра Лукашенко на территории Грузии. Впрочем, белорусское руководство также не стремилось к расширению контактов с официальным Тбилиси.

Ситуация начала меняться во второй половине 2000-х годов. Первым шагом стало решение грузинского правительства об открытии в Минске полноценного дипломатического представительства, принятое в июне 2007 года.

Еще более активным взаимодействие двух стран стало после отказа белорусского руководства признать независимость Абхазии и Южной Осетии и ограничить допуск грузинских граждан на белорусскую территорию. Немаловажным было то, что в данном случае белорусская сторона демонстративно проигнорировала мнение России, с которой она формально формировала Союзное государство.

Этот шаг официального Минска был благосклонно воспринят в Тбилиси. В сентябре 2008 года в Минске побывал министр внутренних дел Грузии Иване Мерабишвили, который стал первым высокопоставленным должностным лицом этой страны, посетившим Беларусь. Принимая грузинского политика, Александр Лукашенко заявил, что белорусская сторона настроена на добрые отношения с Грузией и желает сделать их более высокими, чем во времена Советского Союза.

В 2009 году грузинские официальные лица смягчили позицию по проблеме демократии в Беларуси, мотивировав новую установку тем, что Беларусь «подвергается агрессии со стороны России». Летом того же года МИД Грузии поблагодарил белорусский МИД за непризнание «мятежных» республик и призвал страны Запада отменить санкции в отношении Беларуси.

«Действительно, мы имеем с Грузией неплохие экономические отношения (хотя это несопоставимые объемы), и с Российской Федерацией. Но с Грузией мы имели и кое-какие политические контакты, несмотря на то, что мы, конечно, поддерживали Российскую Федерацию во всех этих конфликтах.Мы имели эти политические контакты, и мы благодарны, я это публично говорил и Михаилу Саакашвили, и всем грузинским политикам, которые нас поддерживали на международной арене — в «Восточном партнерстве», ООН, перед американцами, европейцами. Саакашвили вообще был проводником белорусской политики, и это была правда. Я ему за это благодарен, и уже не единожды публично об этом говорил».
Александр Лукашенко в интервью межгосударственной телерадиокомпании «Мир», 4 октября 2012 г.

В мае 2010 года грузинские официальные лица обратили внимание на схожесть позиций двух стран в отношении инициативы «Восточного партнерства». Грузия поддержала позицию официального Минска по вопросу представительства в парламентском измерении «Восточного партнерства». Белорусское руководство, напомню, добивалось направления в Евронест только депутатов Национального собрания, в то время как большинство стран ЕС считало, что в этой структуре должны присутствовать также и представители внесистемной белорусской оппозиции.

Летом 2010 года во время осложнения отношений между Минском и Москвой Михаил Саакашвили выступил по белорусскому телевидению, положительно отозвавшись о политике Александра Лукашенко. В декабре 2010 года он одним из первых поздравил белорусского президента с очередной победой на выборах.

Первоначально расширение политического диалога между Минском и Тбилиси существенно не отражалось на состоянии экономических контактов. До 2005 года доля Грузии в общем объеме внешней торговли Беларуси не превышала сотых долей процента.

В 2006 году двусторонний товарооборот начал расти и в 2008 году превысил 45 млн. долларов, однако в 2009 году объем торговли снизился до 39,4 млн. долларов. В 2010 году белорусско-грузинский товарооборот вновь стал расти и достиг 60,6 млн. долларов. В прошлом году в торговле между двумя странами был достигнут рекорд: ее объем составил 299,7 млн. долларов. Доля Грузии в общем объеме торговли Беларуси с зарубежными странами за год выросла с 0,1 до 0,3%.

С 2005 года Беларусь сохраняла в торговле с Грузией положительное сальдо. Однако во второй половине 2000-х годов объем белорусского профицита в торговле с Грузией снизился, а в прошлом году уже отрицательное для Беларуси сальдо составило 237,1 млн. долларов.

Беларусь экспортирует в Грузию преимущественно сельхозтехнику и молочную продукцию. Из Грузии в Беларусь в последние годы поступали преимущественно продовольственная продукция, вина и минеральные воды. Чем обусловлен резкий рост импорта в прошлом году, сказать сложно, поскольку никаких официальных комментариев по этому поводу не дается.

Итоги парламентских выборов, прошедших в Грузии, могут наложить отпечаток на состояние двусторонних отношений, однако принципиальных изменений ожидать не стоит. Вообще-то в ближайшее время грузинским политикам будет не до Беларуси, потому что основное внимание они будут вынуждены уделять внутреннему состоянию Грузии и выстраиванию отношений с Россией, США и Евросоюзом. Прочие же направления внешней политики будут интересовать их гораздо меньше.

Что касается белорусского руководства, то оно также не пойдет на фундаментальный пересмотр основ своей политики на грузинском направлении, хотя результаты последней избирательной кампании в Грузии, видимо, стали для Лукашенко неожиданностью.

Можно предполагать, что в ближайшее время усилия официального Минска будут направлены на установление контактов с лидером одержавшей победу на выборах партии «Грузинская мечта» Бидзиной Иванишвили, поскольку Саакашвили больше не сможет выступать в роли эффективного лоббиста интересов белорусского руководства в отношениях с ЕС и США. А в таком лоббировании белорусские власти нуждаются чрезвычайно.

Весьма вероятны с белорусской стороны предложения по расширению двусторонних бизнес-контактов, обещания лоббировать интересы Грузии в рамках Таможенного союза и дальнейшее непризнание независимости Абхазии и Южной Осетии.

Что же касается примера, который показала Грузия в части организации и проведения парламентских выборов, то брать на вооружение этот опыт белорусские власти не станут ни при каких условиях.