Чекистам выписали новое пугало для оппозиции

Гражданам, состоящим на профилактическом учете в органах госбезопасности, будет ограничен выезд за границу…

 

Списками невыездных из Беларуси теперь будет заниматься и КГБ. 4 июля был подписан указ № 295, суть которого в том, что гражданам, состоящим на профилактическом учете в органах госбезопасности, будет ограничен выезд за границу.

Документ вносит дополнения в Положение о банке данных о гражданах Республики Беларусь, право на выезд которых из страны временно ограничено. Согласно новой редакции документа органы КГБ наделяются правом вносить в указанный банк данных граждан «в связи с тем, что они состоят на профилактическом учете в органах государственной безопасности Республики Беларусь».

Основаниями для постановки граждан на профилактический учет являются данные, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности и предварительного расследования по уголовным делам, о том, что их деяния «могут создать угрозу национальной безопасности Республики Беларусь, причинить вред государственным или общественным интересам, правам, свободам, законным интересам других граждан, а также привести впоследствии к совершению преступления».

Человек может быть поставлен на такой учет на основании постановления руководителя или заместителя руководителя органа внутренних дел, органа госбезопасности, пограничной службы, таможенного органа, органа финансовых расследований.

Юристы и правозащитники затрудняются спрогнозировать, насколько масштабными могут быть последствия этой новации. Они отмечают, что многое зависит от правоприменительной практики, а она в белорусских условиях труднопредсказуема.

Впрочем, никто из экспертов не сомневается, что указ будет направлен в первую очередь против гражданских и общественных активистов.

Руководитель юридической службы правозащитной организации «Белорусский Хельсинкский комитет» Гарри Погоняйло считает этот указ шагом к очередному расширению списка лиц, которым ограничены их конституционные права, такие как право на выезд, «что недопустимо в демократических государствах».

Правозащитник отмечает, что «в этот список включаются граждане, которые не совершали каких-либо преступлений или правонарушений, и это не те граждане, в отношении которых нужно проводить какие-то профилактические мероприятия».

Собеседник отметил, что измененное положение о постановке на профилактический учет позволит существенно расширить «список тех, кто должен стать на профилактику, по субъективным предположениям чиновников КГБ».

«И, конечно, никто не будет объяснять этим гражданам, почему именно они попали под превентивный надзор и на каких основаниях, и так далее. Потому что КГБ — это чрезмерно закрытое учреждение, над которым отсутствует гражданский контроль. Также отсутствуют очевидные судебные процедуры, которые позволили бы оспорить решения КГБ в отношении постановки граждан на профилактический учет. Фактически непонятно будет, по каким причинам граждане поставлены на такой учет, по каким причинам ограничено им право на выезд и как с этого учета можно сняться», — сказал Погоняйло.

Правозащитник и юрист Валентин Стефанович главную опасность нового положения видит в том, что, один раз попав на профилактический учет, человек может оставаться там пожизненно.

Собеседник отметил, что сама практика постановки на профилактический учет в КГБ уже существует. «Например, могилевский активист Партии БНФ Дмитрий Соловьев уже был поставлен на такой учет. Причем он обжаловал решение о постановке его на учет в КГБ в судебном порядке, но изменить что-то у него это не получилось», — сказал Стефанович.

По его словам, в Беларуси есть закон о профилактическом учете и профилактике правонарушений. «Закон определяет, что если в результате оперативно-следственной работы получена информация о том, что человек может совершить преступление, которое направлено на причинение ущерба конституционному строю, государственной безопасности, интересам других граждан, то тогда его могут поставить на профилактический учет», — сообщил Стефанович.

«Это означает, что ты будешь на профилактическом учете практически пожизненно, потому что основанием для снятия с профилактического учета является то, что причины для постановки на учет отпали», — говорит Стефанович.

«С этим будет очень тяжело бороться, — отмечает правозащитник. — Если, например, на профилактический учет поставят меня, то КГБ сможет сослаться на дело Беляцкого, и заявить, что у них есть письмо, в котором я обвиняюсь в финансировании белорусской оппозиции и которое подписано одним из высоких чинов КГБ. То же самое может коснуться и других лиц, которых могут поставить на учет по информации, полученной в рамках совершенно других уголовных дел, их касающихся только опосредованно».

Впрочем, Стефанович не исключает, что постановка на профилактический учет будет в основном лишь очередным пугалом для белорусских общественных деятелей. И не потому, что не будет работать КГБ — не будет работать сама система невыпуска оппонентов власти за границу.

«Границы с Российской Федерацией нет, а она выпускает дальше, кого хочет. Так что если это будет использоваться, то только как дополнительное давление и создание мелких неудобств. Потому что сейчас уже приходится разделять поездки по важности, куда важнее поехать, а куда менее важно. Например, я не попал на нашу «Школу прав человека» в Литву, потому что ради одного дня участия тратить два дня на дорогу туда и обратно считаю нецелесообразным. Но на обсуждении в Женеве на сессии Совета ООН по правам человека вопроса введения в отношении Беларуси поста спецдокладчика по правам человека я был», — сказал Стефанович.