В Елисейском дворце белорусскую речь услышат не скоро

Исход президентских выборов во Франции вряд ли приведет к существенному изменению характера отношений между официальным Минском и Парижем...

 

Исход президентских выборов во Франции вряд ли приведет к существенному изменению характера отношений между официальным Минском и Парижем.

Взаимодействие между Республикой Беларусь и Французской Республикой после установления дипломатических отношений 25 января 1992 года не отличалось простотой. При этом в первой половине 1990-х годов Францию неоднократно посещали с визитами высшие государственные руководители Беларуси. Кроме того, наблюдались достаточно оживленные контакты на уровне правительств, парламентов, партий и движений.

Своего пика двусторонний политический диалог достиг в июле 1996 года, когда в Париже с официальным визитом побывал президент Республики Беларусь Александр Лукашенко.

Во французской столице был подписан договор о дружбе и сотрудничестве между странами. Однако Лукашенко не только не проникся демократическим духом, но, напротив, после возвращения из Франции стал еще более активно проводить политику, направленную на укрепление режима своей личной власти.

Новый курс белорусского руководства привел к свертыванию политического диалога между Минском и Парижем. Возможность активизации политического взаимодействия французская сторона увязывала с нормализацией отношений между Беларусью и ЕС, однако белорусские власти не спешили выполнять это пожелание. Без внимания в Минске оставались также советы французских политиков относительно того, что лучшей гарантией сохранения независимости Беларуси является ее продвижение по пути демократии и проведение рыночных реформ.

С 2006 года стороны стали ежегодно проводить консультации по линии внешнеполитических ведомств. В ходе встреч обсуждались актуальные вопросы развития отношений Беларуси с Францией и ЕС, формирования договорно-правовой основы белорусско-французских отношений, расширения сотрудничества в области экономики, консульские проблемы.

В 2008 году Франция, выполнявшая на тот момент функции председателя Евросоюза, положительно оценила шаги официального Минском навстречу ЕС. В 2009 году она поддержала предложение о подключении Минска к инициативе «Восточное партнерство», высказав мнение, что Беларусь сможет войти в семью европейских народов.

Однако оттепель в белорусско-французских отношениях не стала продолжительной. В декабре 2010 года, после жестокого разгона манифестации в Минске, наступили очередные политические заморозки.

В начале прошлого года французская сторона поддержала предложение о возобновлении «имиджевых» санкций в отношении белорусских должностных лиц, причастных к нарушению демократических стандартов и прав человека.

Весной нынешнего года посол Франции вместе с другими послами стран ЕС покинул Минск в ходе дипломатической войныМишель Ренери вернулся к месту исполнения своих обязанностей лишь после смягчения антизападной риторики белорусских властей и выпуска на свободу политзаключенных Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко.

Впрочем, трудности в общении не помешали проведению очередного раунда межмидовских консультаций в мае прошлого года.

Немаловажную роль играет то, что между Беларусью и Францией не сложились устойчивые торговые и инвестиционные связи. В 1990-х годах объем белорусско-французского товарооборота не превышал 130 млн. долларов.

В первом десятилетии XXI века ситуация стала меняться в лучшую сторону. Рекорд был поставлен в 2008 году, когда товарооборот приблизился к 650 млн. долларов.

Кризисные явления в мировой экономике не могли не затронуть торговлю между Беларусью и Францией. В 2009 году двусторонний товарооборот сократился до 460,6 млн. долларов, в 2010 году составил 441,7 млн. долларов.

В торговле с Францией Беларусь сохраняла отрицательное сальдо. В 1990-х годах и в первой половине 2000-х годов его объем был не слишком значительным. В 2005 и 2006 годах торговый баланс даже изменился в пользу Беларуси. Однако прирост белорусского экспорта был обеспечен преимущественно поставками нефтепродуктов. Прекращение экспорта нефтепродуктов в 2007 году привело к резкому падению объема белорусского экспорта во Францию — с 202,9 млн. долларов в 2006 году до 77 млн. в 2007 году. В 2008 году белорусский экспорт достиг 84,9 млн. долларов, в 2009 году сократился до 67,6 млн., в 2010 году — до 57,1 млн.

Сокращение экспорта вновь привело к возникновению отрицательного сальдо в белорусско-французской торговле. В 2007 году его объем составил 272,6 млн. долларов, в 2008 году — 477,6 млн., в 2009 году — 325,4 млн., в 2010 году — 327,5 млн. В прошлом году Беларусь поставила во Францию продукции на 100 млн. долларов, а ввезла оттуда товаров на 430,2 млн. долларов. Годом ранее объем импорта из Франции в Беларусь составил 384,6 млн. долларов.

В прошлом году основу белорусского экспорта во Францию составляли мебель и ее части, азотные удобрения, трубы, женская текстильная одежда, метизная продукция, казеин. Из Франции поступали преимущественно легковые автомобили, инсектициды, гербициды, лекарственные средства, оборудование для термической обработки материалов.

До середины 2000-х годов Франция не рассматривала Беларусь в качестве страны, привлекательной для вложения капитала. Затем ситуация стала меняться в лучшую сторону: в 2006 году объем французских инвестиций в Беларуси вырос до 1,7 млн. долларов, в 2008 году достиг 43,3 млн. (объем прямых инвестиций составлял 3,8 млн.).

Однако к концу десятилетия инвестиционная активность Франции в Беларуси вновь ослабла. В 2010 году общий объем французских инвестиций в белорусскую экономику составил 3,2 млн. долларов, а объем прямых инвестиций — всего лишь порядка 200 тысяч долларов. Переломить скепсис французских предпринимателей в отношении перспектив сотрудничества не смогли ни формальное присутствие Беларуси в «Восточном партнерстве», ни ее вхождение в Таможенный союз с участием России и Казахстана.

Исход президентских выборов, в результате которых французские избиратели предпочли харизматичному и гиперактивному Николя Саркози менее яркого Франсуа Олланда, ожидая от него большей социальной защищенности, вряд ли существенно отразится на характере белорусско-французских отношений.

Новый лидер Франции будет вынужден сконцентрировать внимание на проблемах европейской стабильности и безопасности и не станет проявлять чрезмерной активности в отношении Беларуси. Позиция Франции по белорусским проблемам, как и в прежние годы, будет соотноситься с общими подходами ЕС.

Что касается белорусского руководства, то оно будет продолжать попытки проводить в отношении Франции, как и Евросоюза в целом, политику свершившихся фактов. Проще говоря, гнуть свою линию, но при этом стараясь вновь раскачать геополитические качели.

Ну а пока Александр Лукашенко, выступая в парламенте 8 мая, не отказал себе в удовольствии мазнуть дегтем уходящего Саркози, заявив, что тот в свое время получил сто миллионов долларов на избирательную кампанию от Каддафи. Проверить утверждения последнего на сей счет, сами понимаете, не представляется возможным.