Польша для Беларуси — любимый враг

Двадцатую годовщину установления дипломатических отношений Беларусь и Польша встретили в состоянии, близком к холодной войне...

 

Двадцатую годовщину установления дипломатических отношений Беларусь и Польша встретили в состоянии, близком к холодной войне.

Отношения с Польшей особо значимы для Беларуси в силу соседства и тесного переплетения исторических судеб двух народов. В 1991 году Польша поддержала процесс обретения Беларусью независимости, 2 марта 1992 года стороны установили дипломатические отношения. В том же году был подписан договор о добрососедстве и дружественном сотрудничестве. В числе прочего Беларусь и Польша согласились с принципом нерушимости границы.

С тех пор состояние диалога в политической сфере не отличалось стабильностью. В первой половине 1990-х годов политики двух стран общались очень активно. Во второй половине 1990-х годов контакты сузились, но полностью сворачивать отношения с официальным Минском официальная Варшава не спешила, считая, что сохранение контактов дает возможность оказывать влияние на ситуацию в Беларуси.

Кроме того, в преддверии вступления в ЕС Варшава полагала, что активность на белорусском направлении усилит польские позиции в Брюсселе.

Однако, вопреки этим ожиданиям, Беларусь в политическом отношении все больше отдалялась от Евросоюза, а Польша в глазах официального Минска обрела статус главного врага. В 2005 году камнем преткновения стала проблема раскола белорусского Союза поляков, произошедшего не без участия властей страны. Накал страстей достиг такой силы, что в 2005-2007 годах Беларусь и Польша свернули взаимодействие не только на высшем уровне государственной власти, но и на уровне отдельных административных единиц.

Из состояния застоя диалог начал выходить осенью 2008 года, после того как белорусские власти сделали ряд политических уступок ЕС. Польские политики положительно оценили изменение политики Минска и высказались за подключение Беларуси к программе «Восточное партнерство», одним из инициаторов которой выступила именно Польша.

Начало общению на уровне официальных структур положила встреча министров иностранных дел двух стран в Беловежской пуще в сентябре 2008 года. Еще более активным стало взаимодействие в 2009 и 2010 годах, охватив уровень правительств и внешнеполитических ведомств.

Активизация политического диалога поспособствовала расширению договорно-правовой базы двустороннего сотрудничества. Наиболее значимым стало соглашение о принципах малого пограничного движения, подписанное в Варшаве в феврале 2010 года. Реализация этого соглашения позволяла облегчить порядок пересечения государственной границы гражданами Беларуси и Польши, проживающими в 30-километровой приграничной зоне.

В 2010 году глава польского внешнеполитического ведомства Радослав Сикорски провел несколько встреч с Александром Лукашенко, пытаясь убедить в необходимости демократизации политической системы. В свою очередь, белорусский официальный лидер в феврале 2010 года заметил, что в отношениях между Беларусью и Польшей существуют всего лишь недоразумения, которые можно преодолеть при наличии доброй воли.

Впрочем, полного взаимопонимания сторонам достичь не удалось даже в условиях политической оттепели. Польская сторона отказывалась полностью и безоговорочно признавать внутрибелорусские политические реалии. Польские политики выражали намерение и далее поддерживать гражданское общество в Беларуси и продолжали контактировать с белорусской оппозицией.

С польской территории продолжали (и продолжают поныне) вещать на Беларусь источники альтернативной информации — телеканал «Белсат» и «Радыё Рацыя». Также продолжала действовать программа Калиновского, на основании которой в польские вузы принимались молодые белорусы, лишенные возможности учиться на родине по политическим мотивам.

В свою очередь, белорусские власти не спешили усваивать европейские ценности и по сути лишь имитировали демократические процессы. Более того, в начале 2010 года они усилили давление на членов непризнанного Союза поляков, что привело к отзыву из Минска польского посла.

Раздражение, накопленное обеими сторонами, прорвалось в декабре 2010 года после брутального финала президентских выборов в Беларуси. Официальная Варшава отказалась признать очередную победу Александра Лукашенко и обвинила его в фальсификации результатов голосования.

В январе прошлого года польская сторона активно поддержала предложение о введении «имиджевых» санкций в отношении белорусских официальных лиц. В это же время в Варшаве прошла конференция доноров белорусской демократии. В свою очередь, Минск обвинил Польшу в причастности к попытке организации государственного переворота.

В прошлом году белорусско-польские отношения пребывали в состоянии «холодного мира». К полному разрыву не стремилась ни одна из сторон. Более того, в Минск прибыл новый польский посол Лешек Шерепка. В апреле 2011 года он вручил верительные грамоты Александру Лукашенко и приступил к исполнению своих обязанностей.

Впрочем, ни одна из проблем, накопившихся в двусторонних отношениях, решена не была. Политический диалог остался в замороженном состоянии, причем охлаждение затронуло и дипломатический уровень. Критическую позицию Польши в отношении официального Минска поддерживали ЕС и США. В свою очередь, белорусская дипломатия пыталась заручиться поддержкой стран СНГ.

Сложность отношений отразилась и на ситуации с введением в действие соглашения о малом приграничном движении. В июне прошлого года белорусская сторона признала, что все процедуры по ратификации этого соглашения завершены. Однако официальный Минск увязал передачу ратификационных грамот с отказом Польши от применения политики санкций в отношении Беларуси. Поскольку польская сторона дать подобные гарантии отказалась, соглашение в действие не вступило.

С осени прошлого года стороны уже не пытались скрывать взаимного недовольства. Для выражения этого недовольства использовались любые поводы, будь то перемещение белорусского культурного центра из Белостока в Варшаву или демонстрация по белорусскому телевидению фильма о событиях 1919 года с явно антипольским подтекстом.

Не произошло и сближения на почве «Восточного партнерства». Более того, его варшавский саммит в сентябре прошлого года ознаменовался скандалом: белорусская сторона отказалась участвовать.

В октябре прошлого года на пресс-конференции для российских СМИ Александр Лукашенко назвал Польшу запевалой антибелорусской политики ЕС. Он также обвинил поляков в стремлении восстановить границу в том виде, в каком она существовала до начала Второй мировой войны, то есть «оттяпать у нас часть Западной Беларуси».

Результатом этой эскапады стало вручение белорусскому послу в Варшаве ноты протеста. В ней уведомлялось, что польское государство не намерено изменять границу с Беларусью. В свою очередь, белорусский МИД заявил, что с удовлетворением воспринимает польские разъяснения, но считает, что действия Польши не в полной мере отвечают духу добрососедства.

Начало нынешнего года ознаменовалось переходом отношений в состояние холодной войны. В феврале по белорусскому телевидению был показан очередной фильм, в котором Польша обвинялась в финансировании не только белорусской оппозиции, но и «боевиков», подрывающих основы белорусской стабильности.

В это же время в Беларусь не была допущена группа польских парламентариев (членов комиссии по связям с поляками зарубежья), которая направлялась на встречу с представителями непризнанного властями Союза поляков. Недопуск мотивировался тем, что визитеры не получили приглашения со стороны Национального собрания Республики Беларусь.

Очередным шагом в направлении холодной войны стали отзыв из Варшавы белорусского посла и фактическая высылка польского посла из Минска в конце февраля.

Сложно сказать, что побудило белорусские власти поступить именно таким образом: стремление отомстить «любимому врагу», желание понравиться определенным силам в Москве или, напротив, создать дополнительные трудности в развитии диалога между Россией и ЕС. Однако нужно признать, что официальный Минск недооценил решимость европейских структур и государств выступить с солидарных позиций. Как следствие, конфликт Беларуси с Польшей быстро перерос в конфликт Беларуси со всем Евросоюзом.

Отъезд послов стал демонстрацией тупика, в котором оказались Минск и Варшава спустя двадцать лет после установления дипломатических отношений. Нежелание сторон поступаться принципами вкупе с эйфорией, охватившей белорусские власти в связи с углублением интеграции с Россией, не дают оснований надеяться на быстрое урегулирование.