Будущее Беларуси — «республиканская монархия» или парламентская республика?

Если в Беларуси произойдут перемены, стоит ли ей ориентироваться на французскую модель?..

 

Когда председатель Национального собрания Франции идет по великолепнейшему Бурбонскому дворцу, чтобы войти в зал заседаний, его приветствуют солдаты Республиканской гвардии и звучит барабан. Франция — демократия, которой не чужда помпезность. Политические решения здесь обсуждаются в шикарных помещениях, за изысканными обедами. Несомненно, по уровню жизни и гражданских свобод эта западноевропейская республика намного опережает Беларусь. Но все же между нашими странами столько общего!

Бернар Аккуайе.
Председатель Национального собрания Бернар Аккуайе. Фото МВД Франции

 

В Беларуси власть персонифицирована, и президент республики обладает широкими полномочиями. Полномочия главы французского государства тоже достаточно широки. Например, он может назначать Совет министров. А еще, как и наш, — наделен правом амнистии.

В результате поправок в конституцию, предложенных нынешним президентом Франции Николя Саркози и одобренных парламентом в 2008 году, пребывание президента у власти было ограничено двумя сроками по пять лет. Раньше ограничений на количество сроков не было вовсе.

Эта конституционная реформа вызвала резкую критику со стороны оппозиции, так как в результате принятия поправок в стране, по мнению социалистов, устанавливалось «единовластие». Например, президент получил право обращаться к парламенту с посланиями, что не вполне согласуется с принципом разделения властей.

Естественно, французское «единовластие» не идет ни в какое сравнение с белорусским, о чем свидетельствует, скажем, независимость французских судей от главы государства.

Французские граждане свято чтят свою свободу политического выбора, но им, как и белорусам, очень важна развитая система социальных гарантий. Она существует за счет налогоплательщиков: в частности, взносы и отчисления позволяют поддерживать пенсионеров и безработных.

В целом, тенденция развития стран Восточной Европы такова, что они стремятся из коммунистического прошлого в демократическое будущее. По- видимому, Беларусь не останется в стороне от этого процесса, и перемены в ней раньше или позже произойдут. Если это случится, стоит ли белорусам ориентироваться на внешне близкую французскую модель, чтобы построить похожую демократию у себя? Чтобы разобраться в этом, мы обратились к мнению французских экспертов.

Кристоф СирюгЗаместитель председателя парламентской группы дружбы с Беларусью — депутат левых взглядов Кристоф Сирюг доволен французской моделью, так как, по его мнению, она позволяет французам регулярно изменять курс правительства. Выборы проводятся на всех местных и общегосударственных уровнях, и многие организации имеют возможность участвовать в политической дискуссии, высказывая свои точки зрения и создавая сильный противовес власти. Это делает политическую систему Франции достаточно сбалансированной, сказал парламентарий Naviny.by.

Правда, он отметил, что у французской системы есть простор для развития — особенно сейчас, когда в стране наблюдается снижение интереса избирателей к процессу выборов. Политики размышляют над тем, как заинтересовать население в голосовании, чтобы участие в нем воспринималось как гражданский поступок.

Сирюг обращает внимание на одну особенность, которая отличает французскую модель от моделей многих демократических стран: во Франции большое внимание уделяется конкретному демократическому лидеру и существует «президентский режим». «Когда вы получаете такую форму президентской демократии, разумеется, нужно уделить особое внимание противовесу этой власти», — подчеркивает Сирюг.

Он убежден в необходимости повышения роли парламентариев в демократическом процессе Франции, но не уверен в готовности французов к отказу от прямых выборов президента. «Мне кажется, нам придется найти некую золотую середину между выборами президента прямым голосованием и повышением роли парламента в политической жизни Франции», — говорит Кристоф Сирюг.

Что касается белорусов: вне зависимости от того, вдохновится ли народ Беларуси именно французской моделью, ему нужно уделить большое внимание тому, чтобы его представители имели реальный вес в политической жизни страны, уверен парламентарий.

Марк Семо. Фото  Radio Campus RennesРедактор международного отдела газеты Libération Марк Семо тоже отмечает, что во Франции у президента слишком много власти. «Мы даже иногда пользуемся термином «республиканская монархия», — сказал он Naviny.by. Вместе с тем, Семо уверен, что в его стране существует реальная демократия — ведь власть сменяется, и у руля стоят то левые, то правые.

Если в Беларуси произойдут перемены в сторону демократии, стоит ли ей ориентироваться именно на французскую демократическую модель? Семо считает, что когда страна только выбирается из диктатуры, из системы, полностью основанной на сильном лидере, у нее есть всего два варианта действий. Первый — отказаться от сильной власти и выбрать парламентскую форму правления. Такой вариант связан с некоторым риском, отмечает редактор, ведь в полностью парламентских системах решения принимаются слишком медленно, и они бывают сильно коррумпированы. Существует опасность, что после перехода от тоталитаризма к полному парламентаризму люди начнут ностальгировать по прежнему лидеру.

Второй — оставить президенту широкие полномочия, Но в этом случае на смену одному сильному лидеру может придти другой сильный.

Если в Беларуси произойдут перемены, она может попробовать совместить оба подхода, выработать собственную модель, а не выбирать из двух крайностей, говорит Семо. Правда, сам он не сторонник таких полумер: «Лично я думаю, что после того, как вы долго имели у власти сильного человека, лучше перейти к крайне демократической системе — даже если есть вероятность того, что спустя 10 лет опять возникнет сильный лидер».

Следует отметить, что после провозглашения независимости в начале 90-х годов прошлого века Беларусь и шла по пути парламентаризма, пока в результате интриг в 1994 году не были проведены выборы первого президента РБ. В свете этого важным представляется следующее замечание Марка Семо: степень мобилизации общества и его интерес к жизни страны гораздо важнее политической модели как таковой.

Париж — Минск