Лукашенко: развал власти — это развал государства

«Самым честным» из оппозиционных кандидатов Лукашенко назвал зампредседателя Партии БНФ Григория Костусева...

Александр Лукашенко. Фото БЕЛТАВыбирая президента, белорусский народ не нуждается во внешних советах. Об этом заявил Александр Лукашенко, выступая 7 декабря с заключительным словом на IV Всебелорусском народном собрании.

«Воля белорусского народа — единственная легитимная сила, которая может выбирать судьбу государства, и она не нуждается ни в каких внешних советах», — подчеркнул он.

Лукашенко считает, что все оппозиционные кандидаты одинаковы. «Некоторые журналисты удивляются: президент сказал, что все они прозападные, но в то же время финансируются в России. Здесь нет никакого противоречия. Кое-кто в России хотел бы, как и хотят на Западе, свергнуть в Беларуси существующую власть. Вот и совпадение интересов», — заявил глава государства.

Но главное, добавил Лукашенко, в том, что «самые прозападные сегодня заговорили о русских и россиянах, хотя 15 лет назад садили всех русских на чемоданы». Они «хотели четверть населения выселить и очистить Беларусь от русского влияния».

Агрессивность избирательных кампаний оппозиционных кандидатов Лукашенко объясняет следующим образом: они «хотят показать спонсорам, что деньги отработали». По словам Лукашенко, деньги дают «только на экстремистов». «Они хотят не только уничтожить страну, но и сделать ее рабыней, чтобы она шла в фарватере других мыслей и людей», — полагает руководитель государства.

«Самым честным» из оппозиционных кандидатов Лукашенко назвал зампредседателя Партии БНФ Григория Костусева: «Он понимает, что национализм мы уже пережили, но он достает свой «бел-чырвона-белы» флажок и начинает говорить по-белорусски, зная, что его никто не понимает».

Остальные оппозиционные кандидаты, по мнению Лукашенко, «перелицевались». «Некоторых из них я спасал от тюрьмы, а сегодня они, тыкая в экран, начинают оплевывать президента», — дополнил он.

«Мы не приемлем бездумной ломки политической системы, с таким трудом созданной по крупицам. Огульного отрицания того, что уже достигнуто белорусским народом. Нам предлагают парламентскую республику, к тому, от чего мы ушли», — заявил Лукашенко.

Он привел пример Верховного Совета Беларуси, в котором когда-то сам был парламентарием. «Пусть Николай Иванович Дементей (руководитель парламента при СССР и первых годах независимости Беларуси) выйдет и расскажет про парламентскую республику, и чего она только ему стоила», — сказал Лукашенко. «Хватит экспериментов и гвалта на телевидении и в средствах массовой информации, когда сидит 360 человек, и я в том числе, и делаем вид, что мы отвечаем за все, нажимая кнопки, порой не понимая, за что мы голосуем», — заявил Лукашенко.

Он уверен, что «развал власти — это развал государства».

«Я не говорю, что у нас идеальная политическая система, я не говорю, что на века надо сохранить эту систему. Но пока она дает результат, ее надо сохранять и поддерживать», — сказал Лукашенко. В качестве примера он привел опыт Китайской Народной Республики, в которой аналогичная политическая система не помешала провести реформы и вывести страну в число мировых экономических лидеров.

«Нам сегодня нельзя дать себя обмануть и обмануть наш народ», — заявил глава государства.

«Я не держусь за власть. Но если кто-то так говорит, то он думает, что президент — это царь. Пришел, в кресло вкинулся и все — трава не расти. Неправда это все. Если президент станет царем, Беларуси не будет. Я воспринимаю работу и должность президента как самую тяжелую работу», — подчеркнул Лукашенко.

«Нельзя позволить ломать или переделывать возведенный нами общий дом, нашу Беларусь тем, кто палец о палец не ударил при строительстве этого дома», — заявил Лукашенко.

«Когда мне досталась эта страна, как президенту, мне некогда было теоретизировать. Она была просто брошена в грязь. Я должен был ее поднимать, мобилизовывать людей, вести за собой и что-то с нее слепить. Мы с нее слепили то, что есть. Может быть, что-то неправильно сделали, но мы в тупик не зашли. Мы можем спокойно двигаться по этой дороге и шлифовать на этом пути, поправлять то, что мы сделали неправильно, может быть», — сказал Лукашенко.

Он подчеркнул, что в Беларуси удалось избежать конфликтов. «Мы очень аккуратно и разумно шли по этому пути. Мудро, аккуратно, спокойно проводили эту линию. И я всех всегда успокаивал — не торопитесь, не надо все делать нахрапом, время все устаканит. Так оно и произошло. Вчера между нами искрило, сегодня не искрит, мы решаем общую задачу. Мы шли и сделали нашу жизнь, идя от самой жизни, от людей. Это главное в нашем курсе», — заявил Лукашенко.

Он выразил надежду, что делегаты съезда «донесут людям правду, помогут увидеть подлинную ситуацию в стране, конструктивность, реальность намеченных перспектив». «Надеюсь, что вы поддержите ту деловую атмосферу слаженного труда, которая так необходима для решения по-настоящему амбициозных задач — вывода страны на более высокий уровень и качество жизни», — сказал Лукашенко.

Президент сообщил об «огромном количестве вопросов и телеграмм», которые поступили по горячей линии в приемную Всебелорусского народного собрания. «На многие вопросы вы уже услышали ответы. Остальные, я не хочу их перечислять, мы обязательно обобщим и примем решение. Это надо реализовать еще и потому, чтобы нас потом не упрекали — собрались, привезли вопросы, а их не решили. Я не говорю, что они одномоментно будут решены, но в течение пяти лет мы должны решить те вопросы, которые мы должны решить как государство», — заявил президент.

Лукашенко упомянул, что 6 декабря ко Дворцу Республики приходила группа женщин, не согласных с решениями судов по их гражданским делам и уголовным делам близких. «Сначала митинговали, а потом в спокойное русло все перешло, жаловались на судебные органы. Мы очень часто слышим жалобы на судебные органы. Я попрошу главу Администрации президента, чтобы эти вопросы были переданы генеральному прокурору. Думаю, Григорий Алексеевич (генпрокурор Григорий Василевич. — БелаПАН.) в течение недели разберется с этими вопросами», — сказал Лукашенко.

При этом он подчеркнул, что «плохо, если правоохранительные органы, и особенно суд, ошибаются, но еще хуже, если, допустив и потом увидев эту ошибку, судебные органы не хотят ее исправлять». «Это недопустимо. Я все чаще и чаще вынужден обращаться как последняя инстанция к подобным вопросам. И бывало, что мне приходилось поправлять судебные органы власти. Если люди правы, давайте извинимся и поправим эту ошибку. Они поймут. Очень хочу, чтобы мы учли это не только применительно к судебной системе, а вообще к деятельности государства в целом», — сказал президент.