У белорусских властей вновь сработал хватательный рефлекс

Бить иль не бить — вот таков на сегодня для официального Минска гамлетовский вопрос демократизации...

Политологи констатируют: Запад явно понизил планку требований к белорусским властям, прельстившись так называемым окном возможностей. Но даже упрощенный тест Минску будет сдать непросто. А все этот чертов хватательный рефлекс: кто «возникает» — сразу за шкирку!

Фото photo.bymedia.net

По классическому принципу «тащить и не пущать» действовал 16 сентября минский спецназ против участников традиционной акции «Мы помним!». Онлайновые репортажи независимых СМИ вышли с заголовками о разбитых очках Винцука Вячорки. Попали под раздачу и его сын Франак, и кандидат в депутаты Анатолий Лебедько, и другие участники акции в память о пропавших политиках. Бойцы спецназа рвали европейские флаги.

В общем, привычные реалии. Хоть и наставили синяков (оппозиционеры собираются обращаться в прокуратуру и снимать побои), но, слава богу, вроде никого не покалечили.

Пикантность же момента в том, что как раз сейчас Минск пытается немного понравиться Европе и Штатам. Запад, в свою очередь, поставленный на уши поведением России на Кавказе, решил, что в отношении «последней диктатуры Европы» надо перенести акцент с кнута на пряник. Ибо задача № 1 сейчас — попытаться вытянуть Беларусь из-под российского колпака, который может вообще прихлопнуть ее независимость.

При этом Вашингтон и Брюссель подчеркивают верность своим демократическим принципам и говорят: освобождение политических узников — хорошо, но мало. Посмотрим, как вы проведете парламентские выборы.

Понятно, что в условиях, когда миссия БДИПЧ ОБСЕ в оба мониторит ситуацию в стране, брутальные картинки, когда оппозиционеров бьют кого по очкам, а кого и в пах, властям весьма некстати.

Стояние нескольких десятков человек с портретами не представляло собой никакой угрозы общественной безопасности. Тем более что сами они признаются: в дождь долго не проторчишь, бумажные портреты быстро раскисают. Вдобавок лидеры ОДС ссылаются на постановления Верховного суда, согласно которым подобную акцию нельзя считать митингом или пикетом (разгон же мотивируют тем, что это несанкционированное массовое мероприятие).

Короче, в действиях силовиков трудно усмотреть иную логику, кроме логики полицейского государства: хватать за шкирку любую крамолу. Именно в таком духе выдержан ставший достоянием гласности служебный документ об обеспечении правопорядка в Брестской области на период избирательной кампании. Там — полный джентльменский набор: от отслеживания передвижений «деструктивно настроенных граждан» по железной дороге до их превентивной нейтрализации. Нетрудно предположить, что такие же установки доведены до «органов» и в других регионах.

И тут главная интрига — какой сценарий изберут власти в отношении уличных протестов, намеченных оппозицией на вечер 28 сентября. В Минске местом сбора назначена та самая Октябрьская площадь, на которой 16 сентября оппоненты власти как раз и пытались провести акцию «Мы помним».

Для власти на одной чаше весов — соблазн заработать бонус от Европы, на другой — убеждение, что оппозиции нельзя давать спуску, не то совсем осмелеет.

Год назад, когда был первый тур заигрываний с Западом, Европейский марш в Минске прошел в обстановке фантастического по белорусским меркам либерализма. Октябрьскую площадь не то что не блокировали цепями спецназа, как это практиковалось ранее, — на ней и вокруг вообще не было заметно людей с дубинками. Оппозиция пошумела и мирно пошла своим маршрутом. Небо на землю не свалилось.

Хватит ли у властей — ну, скажем так, выдержки — не применять силовой сценарий против тех, кто соберется на площади вечером 28 сентября? Ответ не очевиден. При том что народу соберется, скорее всего, не так уж много: положа руку на сердце, никаких предпосылок революционной ситуации в стране нет.

Так что тут проблема прежде всего в рефлексах властей. Вероятность, что сработает хватательный рефлекс, думаю, 50:50. Бить иль не бить — вот таков на сегодня для официального Минска гамлетовский вопрос демократизации.