Существует ли угроза «вig ваng»?

Для европейской стабильности необходимо поэтапное расширение, при котором в качестве главной задачи рассматривается обращение к самым злободневным...

За последние недели прозвучало немало высказываний, которые, казалось, указывают на то, что как государства-члены Европейского Союза, так и Европейская Комиссия считают самым вероятным вариантом широкомасштабное расширение ЕС («Вig Ваng»), включающее принятие до десяти государств. Хотя в докладах, посвященных отдельным странам, и в стратегическом документе Европейской Комиссии и упоминается однозначно определенный ранее критерий результативности, согласно которому в Европейский Союз смогут вступить лишь соответствующим образом подготовленные страны, но они не оставляют сомнений в том, что в ближайшем будущем на этот качественный скачок будут способны никак не меньше десяти стран-кандидатов. Нынешнее состояние переговоров о вступлении также, похоже, служит подтверждением тезиса о Вig Ваng, поскольку лишь Болгария и Румыния не смогут, если рассматривать ситуацию в ракурсе предварительно обсужденных на переговорах глав, удержаться в большом «кортеже».
И напротив, не проронено ни единого слова в отношении вероятного негативного воздействия большого этапа расширения на процесс европейской интеграции и стабильность континента. Этому процессу, последствия которого обрекут Европу на то, чтобы в течение многих десятилетий «ограничивать ущерб» вместо укрепления стабильности и глобальной конкурентоспособности континента, еще можно оказать противодействие. Для этого необходимо найти ответ на ключевой вопрос: какая стратегия расширения может укрепить стабильность Европы?
К сожалению, все представления о способе расширения (расширений) диктуются отдельными аспектами и партикулярными интересами. С одной стороны, существуют аргументы, в основе которых лежат строгие экономические критерии. С другой стороны, особо выделяются политические приоритеты. В странах-кандидатах крепнет и получает все более широкое распространение «дух конкуренции»: все или почти все хотят вступить в Европейский Союз одновременно, если возможно -- раньше, но ни в коем случае не позже других стран.
Но для европейской стабильности, напротив, необходимо поэтапное расширение, при котором в качестве главной задачи рассматривается обращение к самым злободневным проблемам континента и их эффективное решение. Три принципиальных критерия европейской стабильности формулируются так:

• во-первых, процесс расширения должен оставаться открытым для всех европейских государств, независимо от того, имеет ли уже соответствующая страна официальный статус кандидата или войдет в их число в обозримом будущем. Временное замораживание или блокирование процесса расширения породило бы непредсказуемые проблемы и привело бы к развитию чрезвычайно опасных явлений в тех странах, которые не входят в число «фаворитов» первого этапа расширения. При принятии новых стран в ЕС необходимо избежать сценария расширения НАТО;

• во-вторых, в интересах стабильности Европейского Союза необходимо, чтобы при любом варианте расширения не ослабевали центростремительные силы интеграции. Любое расширение, которое поставило бы под сомнение нормальное функционирование органов интеграции или даже стало ему препятствовать, негативно сказалось бы не только на интеграционном процессе, но и на европейской стабильности;

• в-третьих, право вступить в «клуб» имеют лишь соответствующим образом подготовленные страны. Все другие соображения, какой бы ни была их стратегическая, политическая или любая другая подоплека, являются чрезвычайно рискованными. Подобное «решение» могло бы привести к возникновению «государств-членов второго класса», и не только потому, что недостаточно хорошо подготовленные страны могли бы вступить в ЕС только на специальных условиях, и при этом они не могли бы участвовать в формировании общей политики в отдельных областях. Важнее представляется тот аргумент, что недостаточно хорошо подготовленные страны попадут после вступления в ЕС в такую среду, которая сразу же выявит их слабые стороны. Это вызовет, по всей вероятности, дополнительную нагрузку на экономику, политику, институты, правовую систему и гуманитарную сферу, следствием чего стало бы катастрофическое перенапряжение всего общества «недозрелого» государства-члена.

Короче говоря, речь идет о выборе из двух принципов: первый учитывает собственные достижения стран-кандидатов, в то время как второй определяется доминирующей ролью политических соображений. Стратегия, «ориентированная на достижения», исходит из того, что членами Европейского Союза могут стать лишь те государства, которые на момент вступления выполнили основополагающие условия членства. Эти условия определены в так называемых Копенгагенских критериях, служащих также Европейской Комиссии путеводной нитью при анализе ею стран-кандидатов. Если членами Европейского Союза станут действительно хорошо подготовленные страны, можно предсказать тройное позитивное воздействие:

• во-первых, не будет поставлена под сомнение дееспособность ЕС в фундаментальных областях общей политики (институты, механизм принятия решений, бюджет, аграрная политика, рынок труда и так далее);
• во-вторых, вступившие в ЕС страны будут иметь оправданную надежду на то, что могут легко или, по меньшей мере, без больших трений адаптироваться к структурам Европейского Союза, формировавшимся частично на протяжении многих десятилетий;
• в-третьих, и это, по-видимому, наиважнейший пункт, «бархатная» адаптация будет воспринята как политическим руководством, так и обществом и общественным мнением старых государств-членов как успех расширения. Тем самым будет обеспечена также политическая и общественная поддержка дальнейших этапов расширения.
Два сценария
При подходе, в основе которого лежат политические соображения, во главу угла ставятся потенциальные последствия расширения для европейской стабильности, которые можно обобщить в двух сценариях. Согласно первому из них, Европейский Союз расширится в 2004 году за счет приема частично «недозрелых» стран. Хотя этот сценарий отвечает интересам хорошо подготовленных стран, он вынудит, однако, пойти на политические компромиссы, чтобы дополнительно защитить менее подготовленные новые государства, ставшие членами ЕС. Второй вариант означал бы перенос срока расширения Европейского Союза ввиду интересов еще недостаточно хорошо подготовленных стран-кандидатов (а также интересов некоторых государств-членов ЕС).
Оба сценария оказали бы значительное негативное воздействие на европейскую стабильность: с одной стороны, стало бы практически невозможно гарантировать открытость процесса расширения. А ведь ясно, что будущее европейской стабильности принципиально зависит от того, удастся ли сохранить динамику процесса расширения. Чем разнороднее будет группа стран, одновременно вступающих в Европейский Союз, тем больше опасность того, что это расширение станет барьером для дальнейшего этапа или дальнейших этапов расширения. С другой стороны, «вступление группы гетерогенных государств» бросит принципиальный вызов внутренней сплоченности Европейского Союза. Речь здесь идет как о специальном статусе отдельных стран, новых исключениях, чреватых неприятными последствиями решениях Суда европейских сообществ в Люксембурге, так и об эффективности механизма принятия решений или конфликтах из-за перераспределения средств из бюджета Европейского Союза.
Кроме того, проявятся значительные различия в развитии адаптационного ресурса новых государств-членов, их способности перенимать правовые нормы и институты, их социальной гибкости. Вследствие этого гетерогенность станет характерным долговечным явлением всего расширившегося Европейского Союза и в особенности вступившего в него нового региона. Эти различия могут побудить отдельные страны выторговывать дальнейшие специальные положения, которые поставили бы крест на существующих в различных общих политиках правилах игры (прежде всего на правилах, касающихся единого внутреннего рынка).
Второй вариант подхода с доминирующим влиянием политики состоит в том, чтобы отодвинуть на несколько лет расширение Европейского Союза, в том числе и прием в него хорошо подготовленных стран-кандидатов. Воздействие этого шага на будущее европейской стабильности непредсказуемо, но оно будет однозначно негативным. Во-первых, отсрочка вступления привела бы к тому, что даже хорошо подготовленные страны не смогли бы принять участие в активном формировании принципиальных интеграционных процессов, определяющих развитие и структуру интеграции в ближайшие годы и даже десятилетия. Здесь необходимо констатировать, что включение стран-кандидатов в обмен мнениями о европейском будущем ни в коем случае не сможет заменить их членство в Европейском Союзе, которое только и даст им право голоса в быстро изменяющемся сообществе.
Во-вторых, хорошо подготовленные страны были бы чрезвычайно разочарованы тем, что Европейский Союз не признал их немалые и дорого обошедшиеся усилия и попытки адаптироваться, сопряженные с трудной общественной трансформацией. Подобная ситуация чревата двумя потенциальными последствиями: с одной стороны, та часть общества, которая с самого начала связывала с членством в Европейском Союзе основополагающую надежду на экономическую и общественную модернизацию, сочла бы себя единственной проигравшей стороной. И, наоборот, националистические и антиевропейские силы активизировали бы свою деятельность. С другой стороны, отсрочка вступления наиболее подготовленных стран в Европейский Союз негативно сказалась бы на европейской стабильности, поскольку зона нестабильности внутри Европы сдвинулась бы к нынешним внешним границам ЕС. Таким образом, вместо передвижения границы европейской стабильности все дальше на Восток и Юго-Восток мог бы получить развитие диаметрально противоположный процесс.
В-третьих, временная отсрочка расширения не способствовала бы укреплению единства и сплоченности Евросоюза, совсем наоборот: перенос расширения на более поздний срок неуклонно снижал бы способность сообщества адекватно отвечать на внешние и внутренние вызовы. Своевременное скорое вступление наиболее подготовленных стран создало бы ту «критическую массу», которая вывела бы расширившийся Европейский Союз из состояния нереформируемости и, возможно, подвела его к той черте, на которой можно взяться за осуществление принципиальных реформ, не создавая угрозы для функционирования продолжающихся интеграционных процессов и механизмов.
Несколько этапов
Для обеспечения стабильности Европы необходима ясная и долгосрочная стратегия. Нельзя более откладывать принятие плана вступления, содержащего отдельные конкретные этапы процесса расширения. Европейский Союз должен взять на себя обязательство проводить четкую стратегию постепенного вступления и ясно показать, что будет принимать новых членов поэтапно. Наиболее подготовленные страны могут вступить в 2004 году, другие -- во второй половине десятилетия (примерно в 2007 году), а следующая группа -- в первой половине следующего десятилетия (возможно, где-то в 2012 году). При этом необходимо констатировать, что этот график не означает не подлежащее пересмотру обязательство в отношении тех стран, которые и в дальнейшем не смогут соответствовать принципиальным критериям членства. Со временем можно было бы установить еще более строгие критерии параллельно с расширением общей нормативно-правовой базы. В качестве ключевых элементов стратегии расширения следовало бы рассматривать открытость и гибкость этого процесса.
Европейская стабильность будет устойчивой и даже укрепится только в том случае, если (расширяющаяся) Европа ни на одно мгновение не допустит раздела континента. Постепенно проводимое расширение, вне всякого сомнения, породит на некоторое время «институционные разделительные линии» между государствами-членами и нечленами. Но похожие разделительные линии существуют и сегодня. В то же время с подобным «эффектом раздела» можно покончить за счет сознательной, учитывающей специфические особенности ожидающих вступления стран стратегии, с помощью «пакета специальных мер».
Ликвидация разграничительных линий
Государствам-кандидатам на вступление следовало бы выделить новые дополнительные финансовые средства. Эффективное использование этих ресурсов могло бы ускорить процесс адаптации и подготовки к полному членству в Европейском Союзе. Определенную часть этих дополнительных финансовых средств можно было бы взять из денег, имеющихся в созданной для подготовки к вступлению кассе, и не выбранных до конца новыми государствами-членами. Эту сумму следовало бы не забирать, а перераспределить между странами-кандидатами. Известно, что в рамках финансирования процесса расширения ежегодно вплоть до 2006 года можно распоряжаться суммой в 3 миллиарда евро. Евросоюзу стоило бы в долгосрочной перспективе поразмыслить над тем, какие финансовые ресурсы можно было бы выделить этим странам в следующем бюджетном периоде с 2007 по 2013 год.
При инфраструктурных и экологических проектах необходимо с самого начала руководствоваться региональными (учитывающими большие пространства) соображениями. Будущие этапы (этап) расширения приведут к интеграции в ЕС не географической периферии, а географического ядра континента, то есть новые страны-кандидаты постоянно будут транзитными странами -- как в направлении с Запада на Восток, так и с Севера на Юг. Также и по этой причине поэтапное расширение Европейского Союза не должно привести к возникновению даже временной ситуации, когда образовались бы «инфраструктурные и экологически детерминированные разделительные линии» внутри Европы.
Необходимо также идентифицировать сферы общих политик, к проведению которых государства-кандидаты на вступление могли бы присоединиться уже до достижения полного членства в ЕС. К ним, несомненно, относятся такие политики Европейского Союза, как единая внешняя политика и политика безопасности, научные исследования и опытно-конструкторские разработки, преподавание и образование, а также охрана окружающей среды. То обстоятельство, что отдельные страны-кандидаты не могут в настоящее время или не смогут в будущем выполнить все институциональные, правовые и экономические условия для полного членства, не должно являться препятствием для исполнения более активной роли при формировании и осуществлении какой-либо важной единой политики.
В результате расширения (-ий) общие внешние границы Европейского Союза будут передвинуты на Восток и Юго-Восток. В этой связи возникнут новые потребности в системе приграничного и трансграничного сотрудничества. А оно представляет собой одно из важнейших средств обеспечения региональной стабильности, для чего необходимо оказывать поддержку качественно новым начинаниям. Уже сегодня можно рассчитывать на то, что эта сфера будет особо выделена при определении целей приоритетного финансирования из бюджета ЕС в период после 2006 года, поскольку расширяющийся Евросоюз должен не только успешно завершить переговоры о вступлении со всеми или некоторыми странами-кандидатами, но и приступить в грядущие годы также к переговорам о вступлении с новыми странами-кандидатами.
Наконец, Европе необходима политика в области преподавания, образования и формирования общественного мнения, однозначно выходящая за географические границы расширения. Речь при этом идет не только о вовлечении Украины, Беларуси или России в широкомасштабные европейские образовательные структуры. Не менее важным делом было бы формирование путем сотрудничества всех европейских государств многостороннего информационного потока, который внес бы существенный вклад в улучшение понимания специфических образцов развития и поведения отдельных стран или регионов и тем самым -- во взаимное обогащение «европейских ценностей». Таким образом, можно было бы одновременно свести на нет необоснованные страхи и глубоко укоренившиеся предубеждения.
С помощью ясной, транспарентной и рассчитанной на длительную перспективу стратегии расширения можно было бы добиться гораздо большего, нежели простой стабилизации Европы. Она имела бы многочисленные позитивные последствия для будущего континента, в особенности для его позиций в глобальной политике и международной экономической конкуренции. Она высвободила бы экономический и инновативный потенциал, накопленный за последние десятилетия в Европе, и содействовала бы устойчивому, менее уязвимому росту, с присущими ему более высокими темпами. Это оказало бы также позитивное воздействие на будущую позицию евро в качестве международной резервной валюты.
Вряд ли сыщется другой европейский проект, который мог бы лучше убедить потенциальных стратегических инвесторов, чем досконально продуманная и поэтапная стратегия расширения. Помимо этого, последовательная стратегия расширения повысила бы убедительность модели Европейского Союза не только в самой Европе, но и во всем мире. В конце концов, лишь опирающаяся на четко очерченные планы Европа в состоянии играть все более активную роль в международной политике и в мировой экономике. Тем самым открывается возможность для учета еще недостаточно ясно определенных сегодня «европейских ценностей» в условиях все более обостряющейся глобальной «конкуренции идей и способов поведения».