Заявление Пайфера рискует остаться очередным благим пожеланием

Случайно ли помощник госсекретаря США выступил по белорусскому вопросу именно тогда, когда самолет президента Буша приземлился в Москве?

На минувшей неделе белорусские политики и аналитики продолжали размышлять по поводу заявления Стивена Пайфера от 22 мая. Случайно ли помощник госсекретаря США выступил по белорусскому вопросу именно тогда, когда самолет президента Буша приземлился в Москве? Обсуждался ли этот вопрос на саммите лидеров России и Америки?
Насчет последнего остается только строить догадки. Если что-то и говорилось, то резонанс поглотили закрытые двери. Но несомненно то, что заявление Пайфера не было экспромтом. Госдепартамент США - слишком серьезное ведомство для того, чтобы его чиновник импровизировал под настроение на такие вот темы.
Вероятнее всего, накануне саммита Буш - Путин американское внешнеполитическое ведомство провело некую ревизию того, что на дипломатическом языке называется комплексом проблем, представляющих взаимный интерес. В их числе оказался и набивший оскому белорусский вопрос. Конечно, не под номером один, но тем не менее… Вопрос есть, и его надо как-то решать. Сверхдержаве, взявшей на себя нелегкую и неблагодарную миссию всемирного поборника демократии и прав человека, как-то негоже пасовать перед крепостью минского орешка.
Другое дело, что прямолинейный силовой подход, которым Штаты традиционно отличались от Европы в отношении белорусского вопроса, не принес никакого эффекта. Как, впрочем, и европейская относительная гибкость.
Но если анализировать заявление Пайфера в категориях кнута и пряника, то это все же скорее второе. Напоминая о своем визите в Минск в феврале этого года, помощник госсекретаря подчеркивает желание его страны нормализовать отношения: "Я изложил план оздоровления отношений между нашими правительствами… Этот подход мы называем "пошаговым" - на каждый шаг, предпринятый белорусским руководством, правительство США будет делать шаг навстречу".
Кстати, тогда, в феврале, был в разгаре скандал по поводу незаконной торговли оружием. И Пайфер, так же как и трое американских конгрессменов, побывавших в Минске перед ним, 16 февраля, наверняка затрагивал эту болезненную для белорусских властей тему. На сей же раз о ней ни звука. Почему? Неужели вопрос снят?
Отнюдь нет, заявил в разговоре с автором этих строк лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько. Именно этот политик давно и методично поднимает вопрос белорусской торговли оружием, за что столь же методично попадает под асфальтовый каток прокуратуры. По мнению Лебедько, названная тема чересчур деликатна для того, чтобы заострять на ней внимание в дни саммита Путин - Буш. Ведь не исключено, что это рикошетом ударит по России: ее военно-промышленный комплекс вполне мог использовать Беларусь как посредника для сомнительных сделок…
Так что в ситуации, когда важнее всего договориться с Россией о сокращении ядерных арсеналов, а с официальным Минском начать хоть некое подобие конструктивного диалога, в Вашингтоне наверняка решили не дразнить гусей. Для того же чтобы напоминать белорусским властям о недреманном оке международного контроля, есть немало способов в иных жанрах, нежели дипломатические демарши.
К тому же, по версии, которую высказал в беседе с вашим корреспондентом белорусский политолог Валерий Карбалевич, не исключено, что в феврале в Минске по поводу торговли оружием были достигнуты некие хрупкие джентльменские соглашения, которые белорусское руководство нарушить не рискует. И потому эту тему Госдепартамент пока не педалирует.
Вместе с тем, считает В.Карбалевич, именно эта тема могла бы усилить звучание белорусского вопроса на встрече Буша с российским президентом. Ведь тогда вопрос можно было бы ставить в плоскости борьбы с международным терроризмом, которую так активно поддержал Кремль. А так остается сакраментальный набор тезисов о нарушениях демократии и прав человека. Но в этом смысле и Россия не образец. Не говоря уж о других постсоветских странах.
Впрочем, в концепцию стратегического партнерства России с Западом режим Лукашенко так или иначе не вписывается.
Взять хотя бы недавнее преобразование Договора о коллективной безопасности шести стран СНГ в организацию с аналогичным названием (ОДКБ). Представляется, что для российского лидера это прежде всего игра, погремушка для забавы собственных консервативных политиков и генералов (так в свое время он расчетливо ублажил ретроградов гимном на старый советский мотив). Понятно, что Кремль ни в коем случае не противопоставляет ОДКБ развитию партнерства с НАТО.
Но не таков Лукашенко. Создание весьма условного военного альянса в рамках СНГ вдохновило президента Беларуси на риторику почти в духе холодной войны, Так что Путину пришлось даже мягко поправлять коллегу: мы, мол, вовсе не собираемся "дружить против кого-то".
Ясное дело, белорусскому режиму не под силу делать политическую погоду на планете. Но в российско-американских отношениях он как бельмо на глазу. И несомненно, что Вашингтон при каждом удобном случае так или иначе будет ставить перед Москвой вопрос о трансформации этого режима.
Возможно, заявление Пайфера отражает и некоторую растерянность Запада: все средства испробованы, а толку - ноль. Теперь мяч снова подан на сторону официального Минска. Это по крайней мере пауза, передышка. В любом случае потом можно будет с чистой совестью сказать: видит бог, мы испробовали весь арсенал дипломатии.
При этом белорусские оппозиционные политики не питают иллюзий по поводу реакции властей. В частности, так заявили в интервью радио "Свобода" международный координатор "Хартии'97" Андрей Санников и лидер Белорусской социал-демократической Грамады Станислав Шушкевич. Последний подчеркнул: никакой выход из тупика белорусскому руководству не нужен по весьма простой причине: "Любая демократизация означает для этого режима конец".