Ярослав Романчук. СИСТЕМА. Студенты и БГУ-шная провокация

Бюрократы университетов игнорируют науку и потребителей.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

В Беларуси университеты никогда не были храмами науки. Под идеологическим и административным давлением распорядителей чужого (политиков и чиновников) белорусские вузы всё чаще становятся логовами хамов. Не столько в плане содержания и формы вербального общения, сколько в плане отношения к настоящей науке, интеллектуальной дискуссии, а также к самим потребителям образовательных услуг — студентам.

К сожалению, дурной тон в этом задает Белорусский государственный университет. Его считают флагманом белорусской высшей школы. Его достижения в сфере естественных наук не вызывают сомнения. Сложно извратить математику, физику, химию или информатику идеологическими приказами или политической корректностью. А вот в сфере гуманитарных наук, в первую очередь, в экономике, истории, праве, политологии, а также в администрировании университетом творятся форменные безобразия.

Руководство БГУ действует, как нерадивые менеджеры убыточного завода

Руководство БГУ вслед за многими другими университетами страны заявило о намерении ввести плату за повторную сдачу экзаменов и зачетов. Намерения, как это принято у распорядителей чужого, вполне благородные: дисциплинировать студентов и «мотивировать их на более ответственное отношение к учебному процессу».

Реальность грозит оказаться брутальной, несправедливой и разрушительной по отношению к честным, добросовестным и принципиальным студентам. Платность зачётов и экзаменов в нынешних условиях управления вузами, тотального контроля за образованием чиновников и их наместников в вузах, бесправия студентов и острого дефицита самоуправления выльется в коррупцию, вымогательство, борьбу с инакомыслием и ускорением процессов превращения назначенных чиновниками руководителей вузов в своеобразных баронов в сфере образования (по аналогии с аграрными, промышленными или финансовыми баронами). Это, в свою очередь, ещё больше снизит качество образовательных услуг БГУ и неизбежно превратит его в провинциальный центр штамповки корочек.

Если бы руководство БГУ реально хотело действовать с опорой на научные исследования, на анализ всех последствий такого шага, если бы ректорат БГУ уважал бы мнение ключевых стейкхолдеров университета — студентов, он бы поступил так, как в такой ситуации поступают настоящие учёные, а не нерадивые менеджеры, которые видят выход из любого положения в повышении цены на свои услуги или в переводе услуг, за которые студенты (или бюджет) уже заплатил, в разряд платных.

Руководство БГУ действует, как какой-нибудь убыточный завод по производству трусов, цемента или тканей. Нет спроса — нужно повысить цену и ввести плату для потенциальных покупателей за вход на территорию завода для проведения переговоров.

БГУ как вещь в себе — для VIP-смотрящих за системой образования

Белорусский государственный университет, как и любой другой вуз страны — это производитель образовательных услуг. Значительную долю финансирования своей деятельности он получает из бюджета. При этом он продаёт свои услуги на рынке за цену, которую определяет правительство. К тому же, БГУ занимается разного рода коммерческой деятельностью, т.е. получает доход и, логично предположить, прибыль.

По сути дела, БГУ — это государственная коммерческая организация. Её самыми грозными конкурентами являются не только и не столько белорусские вузы, сколько производители образовательных услуг соседних стран, Германии, Британии, Франции и США. Это если речь идёт о настоящих знаниях, которые резко увеличивают стоимость услуг выпускника на рынке труда.

Растет конкуренция со стороны онлайн-университетов, разного рода специализированных курсов. В обозримом будущем родители и выпускники школ, особенно самые талантливые и ориентированные на достижения, будут рассуждать так: «Что выгоднее, перспективнее, с точки зрения профессионального, карьерного роста, диплом из онлайн-университета от Стэнфорда, Гарварда, Кембриджа, Сингапура или «корки» от БГУ, БГЭУ или Барановичского университета?»

Будет расти число молодых людей, которые предпочтут самостоятельно овладевать программированием, учиться предпринимательству у родителей или проходить профессиональное обучение на разного рода специализированных курсах. Поэтому с учетом демографической ситуации в Беларуси, низкой привлекательности нашей национальной системы образования для платежеспособных иностранцев, БГУ нужно активно инвестировать в отношения со студентами, развивать важнейший институт выпускников или алюмни.

Т.е. флагману нужно действовать, как ответственный производитель образовательных услуг, который заботится о своём настоящем и будущем в условиях растущей открытой конкуренции и снижающегося спроса.

Руководство БГУ ведет себя, как монополист, который действует по принципу «никуда не денетесь». На конференциях, совещаниях и лекциях профессора и доктора наук говорят о важности инклюзивности, расширения числа стейкхолдеров у коммерческих организаций и правительства. А вот в стенах вверенного им вуза они ведут себя со студентами, как чуть ли не как феодалы с крепостными.

Университеты превратились в конторы

Если относиться к студентам, как к настоящим стейкхолдерам, т.е. полноценным акционерам процесса генерации образовательных услуг, то нужно, во-первых, предоставить им полную информацию о доходах и расходах университета, во-вторых, интегрировать в систему принятия решений вуза, в-третьих, обеспечить прозрачные, понятные правила взаимодействия преподавателей и студентов по самым разным аспектам производственного процесса, в-четвёртых, интегрировать алюмни в процесс образования, трудоустройства, а также маркетинга вуза, в-пятых, определить формат трудоустройства студентов во время учебы для оказания университету необходимых услуг.

Ни один из этих принципов инклюзивности в белорусских вузах не соблюдается. Студенты чувствуют себя, скорее, как молодые бойцы в казарме, чем уважаемые соучастники процесса генерации образовательных услуг.

Знают ли студенты, каков месячный доход ректора, членов ректората, декана, заведующих кафедр? Не знают. Могут ли они найти в свободном доступе детализированный бюджет университета, где четко видно, как расходуются бюджетные дотации, а как — доходы от платных студентов? Нет такой информации. Она доступна избранным единицам во всем университете. Поэтому нет никакой возможности проверить эффективность и целесообразность тех или иных затрат.

Могут ли студенты влиять на содержание процесса образования? Доступны ли им (без рисков индивидуальной вендетты) инструменты и механизмы по отстранению непрофессиональных преподавателей (некачественных производителей)? На бумаге да, но на бумаге и Беларусь — это демократическая, свободная страна. Могут ли студенты вместе с руководством вуза вести кампанию за предоставление вузам настоящей автономии, академической свободы, а также за создание полноценного рынка образовательных услуг? Едва ли. Сложно себе представить ректора БГУ, который бы в компании студентов, авторитетных выпускников и меценатов пописывает обращение к президенту страны изменить закон о высшем образовании в направлении полноценной автономии вузов, тем более их приватизации.

Таким образом, студенты де-факто являются не партнерами и стейкхолдерами коммерческой организации по производству образовательных услуг, а объектами, в которые формально пытаются закачать определенный объем информации и знаний.

Поэтому когда Министерство образования, как мажоритарный акционер всех образовательных учреждений, поднимает оплату за обучение в университетах или когда администрация вуза заявляет о введении платы за пересдачу зачетов и экзаменов, студенты рассматривают такого рода действия, как чистый фискализм. Более того, в контексте распространенных в Беларуси порочных практик доведения прогнозных показателей для наполнения бюджетов страны, города или вуза не будет преувеличением спрогнозировать, что в условиях сокращения бюджетной помощи (в стране ведь кризис) руководители вузов формально и неформально будут требовать от преподавателей ответственного, по отношению к финансовому положению вуза, поведения.

Доведенная до логического конца, такая практика будет означать установление неформальных квот на каждую группу: сколько студентов будет сдавать зачеты и экзамены с первого раза, сколько со второго и т.д. В зависимости от выполнения этого плана администрация вуза может выписывать премиальные для самых дисциплинированных генераторов дополнительных денег для бюджета.

Согласно распространенной в Беларуси традиции отдельные преподаватели буду склонны предлагать студентам скоростной режим сдачи зачетов или экзаменов. Скажем, со второго раза при оплате ему лично со скидкой в 25-35% от официального тарифа.

По сути дела, платность зачетов и экзаменов для преподавателей вузов — это то же самое, что для милиционера план по сбору штрафов с нарушителей правил дорожного движения или план для налогового контролера при проверке предпринимателей. Порочная мотивация может развратить даже ангела.

Консолидация студентов и честных преподавателей?

Если бы студенты четко знали, какой перечень услуг они получают при внесении платы за обучение или за какие услуги уже платит налогоплательщик, то конфликтов, подобных тому, который сегодня создало руководство БГУ, не было бы.

В лучших университетах мира существует годами апробированные способы решения проблем неуспевающих, недисциплинированных студентов. Это как в прыжках в длину: три заступа — и дисквалификация спортсмена. Иди, готовься к новым стартам. А у нас преподавателей вынуждают носиться со студентами, как с писаными торбами. Иногда зачеты, курсовые и т.д. сдаются до 10 раз. Это как ввести для прыгуна в длину штраф за каждый следующий за вторым заступ и ждать, когда же всё-таки он сделает прыжок по правилам.

Белорусские вузы и так не блещут качеством образовательных услуг. К сожалению, белорусские дипломы на требовательных рынках труда продолжают рассматривать, как корочки, а не признанные в мире сертификаты качества.

БГУ, вместо того чтобы задавать тон в реформировании системы образования Беларуси в целом, опускается до уровня тех образовательных контор, которые за деньги могут выдавать корочки кому угодно.

Самое время провести совместную студенческо-преподавательскую кампанию по недопущению введения платности зачетов и экзаменов в БГУ. Может, уважаемые профессора, доктора и кандидаты наук вспомнят, что они работают в храме науки, а не в государственном департаменте по унификации мыслительных процессов электората?

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».