Ярослав Романчук. КРИЗИС. Белору$$кая народная валюта

Кто и почему настаивает на отказе от доллара.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Владимир Путин предлагает отказаться от американского доллара. Разумеется, у него на уме RUR-рубль в качестве единой валюты в Евразийском экономическом союзе. RUR-рубль должен ускорить путь к восстановлению империи. Александр Лукашенко призывает прекратить пользоваться баксами. Правда, только внутри Беларуси. На RUR-рубль в качестве интеграционной валюты он не согласится, по крайней мере, без своего, пусть и небольшого эмиссионного центра. Антиглобалисты в едином порыве предрекают конец американской валюте. В качестве источника всего мирового зла они выбрали самую большую, успешную и благополучную страну. Им так удобнее, они так видят, а факты тут ни при чем.

Доллар — в советский режим?

Квинтэссенцию позиции белорусских идеологов на предмет доллара недавно выразил руководитель основной государственной газеты Павел Якубович: «Беда и большая проблема заключается в том, что мы, живя в Беларуси, все считаем в уме в долларах… Населению нужно уходить от доллара. Необходимо понимать, что у нас есть белорусский рубль и реальные цены в своей валюте».

Понятное дело, что главреды не обязаны знать экономику, но дружба со здравым смыслом и житейской логикой явно бы не помешала.

Резкая концентрация нападок на самую популярную в мире валюту совпала с рецессией и обострением системного кризиса в Беларуси и России. Руководители этих двух стран пытаются переключить внимание населения и бизнеса с вопиющих провалов в экономической политике и государственном управлении на символ, с их точки зрения, вселенского зла — американский доллар.

Путин и Лукашенко мечтают о ситуации, когда иностранная валюта в России и Беларуси имела бы такой же статус, как в Советском Союзе. Т.е. когда она будет доступна лишь VIP-ам из партхозноменклатуры, дипломатам и валютным проституткам. Возрождение этаких столов заказов для выдачи долларов по спецразрешениям.

Сегодня comeback кажется мало реалистичным, но кто два года назад мог предположить, что будет война между Россией и Украиной, договор между США и Ираном, нефть по $40 за баррель и быстрое сдувание пузырей в китайской экономике?

Американский доллар мозолит глаза и портит нервы растущему числу полисимейкеров и всех тех, кто мечтает переоформить валютные долги в рублевые. В случае интенсификации военных действий в Украине — не дай бог — Кремль в течение двух лет столкнется с огромными трудностями в экономике.

В остром запале противостояния Западу исключить вариант резкого ограничения использования валюты Кремлем нельзя. Белорусские власти тоже могли бы воспользоваться таким случаям и со ссылками на партнера по ЕАЭС также ввести меры против главного символа хронически загнивающего Запада.

Как «Роллс-Ройс» к «Запорожцу»

Идеологи и распорядители чужого считают популярность долларов среди обыкновенных людей и предпринимателей бедой. На самом деле, это не беда, а выстраданная, вымученная и выученная ценой огромных потерь правда жизни.

За 25 лет белорусские власти так и не сумели создать важнейший институт суверенного государства — полноценные, стабильные, надежные деньги. Одно дело — ввести монопольное государственное платежное средство и назвать его «национальные деньги», другое — превратить эти самые бумажки в пользующееся доверием и авторитетом средство сбережения, накопления и использования.

Если одиннадцати инфантильным подросткам — рабам интернета дать мяч и предложить поиграть в футбол, они полноценной футбольной командой без многолетнего тренинга, напряжения сил и воли не станут. Br-рубль тоже не стал настоящими деньгами. Белорусские распорядители чужого своими действиями убивали самый главный ингредиент настоящих денег — доверие.

Прежде чем белорусы сформировали устойчивую привычку считать в долларах, они с лихвой хлебнули денежного горя. Судите сами. В 1981-1990 гг. в развивающихся странах среднегодовая инфляция составила 39%, в 1991-2000 г. — 31,1%. В период 1997-2006 гг. правительства и центральные банки этих стран заметно образумились. Среднегодовая инфляция составила 8,8%.

Доллар на протяжении более ста (!) лет на голову бил валюты развивающихся стран. Американские власти никогда не объявляли денежные реформы типа конфискационной павловской, никогда не отказывались принимать долларовые бумажки в качестве платежного средства, не объявляли дефолт, не вводили всевозможные ограничения на платежи в долларах.

Да, эрозия инфляцией была, но она шла медленнее почти всех остальных валют мира. Доллар стал резервной валютой мира (около 60% всех резервов) не потому, что его назначило на эту роль правительство США, МВФ или Ротшильды/Морганы/Рокфеллеры, а из-за своих качеств настоящих денег.

К сожалению, доллар образца 2015 года — это по покупательной способности меньше 2% доллара образца 1900 года, но мы с вами доллары вековой давности в руках не держали, и даже те доллары, которые были у нас было с начала 1990-х, относились к нашим «у.е.», как «Роллс-Ройс» к «Запорожцу».

Вспомним, какой «стабильностью» национальной валюты травили нас белорусские власти. В период 1991-1994 гг. среднегодовая инфляция составила 1100%, в период 1995-1998 гг. — 225%, в 1997-2006 гг. — 61,8%, в 2007-2014 гг. — 24,1%.

Вроде бы прогресс на лицо, но усвоение уроков инфляции в Беларуси идет так медленно, что люди не успевают сформировать доверие к Br-рублю. В борьбе с инфляцией мы отстаем даже от развивающихся стран более чем на 20 лет. И это в ситуации, когда Беларусь ни дня не жила в условиях свободных цен.

Распорядители чужого (политики и чиновники) на словах обещали защитить людей и бизнес от инфляции, но на деле превратили ее в источник обогащения VIP-начальников в структурах власти и финансовом секторе. Для сравнения, поляки научились стабилизировать свой злотый гораздо раньше. В период 1991-1994 гг. среднегодовая инфляция составила 45,2%, в 1995-1998 гг. — 18,7%, в 1997-2006 гг. — 5,8%. В последнее десятилетие показатель еще лучше.

Br-рубль предстает еще в более безобразном виде, если посмотреть на его претензии на статус национальных денег через призму девальвации. Только в период 2009-2015 гг. белорусская «у.е.» по отношению к доллару обесценилась почти в семь (!) раз. За редким исключением особо воинственных и невежественных правительств африканских стран такого пренебрежения к институту под названием «национальная валюта» не встретишь.

В таких условиях попробуйте точно спланировать и провести кредитную операцию в Br-рублях. Понятное дело, что вы будете закладывать высокие риски инфляции и девальвации, а также непредсказуемость действий белорусских властей в сфере налогов, таможни и внешней торговли. Думать и считать в долларах — это в созданных белорусскими властями условиях естественная реакция здравомыслящего человека по минимизации рисков и транзакционных издержек.

Почему мы считаем в уме в долларах

Белорусы должны поставить памятник доллару, как валюте, которая позволила им хоть в какой-то степени защитить себя от бездарной, аморальной и разорительной политики белорусских властей в период 1991-2015 гг. Доллар сыграл важнейшую роль в формировании первой дюжины тысяч белорусских долларовых миллионеров. Этот мощный класс белорусских предпринимателей стал основной национального бизнеса.

Американская валюта позволила домашним хозяйствам накопить деньги на обучение детей и лечение стариков. Без доллара как средства сбережения и накопления очень сложно было бы модернизировать белорусские предприятия даже до нынешнего состояния. Доллар в руках белорусских потребителей — это мощный инструмент защиты активов и капитала от конфискационной политики властей.

За 25 лет широкое распространение американской валюты сэкономило белорусам миллиарды долларов транзакционных издержек. Без твердой иностранной валюты риски совершения производственных, инвестиционных ошибок были бы в разы выше. Наконец, долларовое сознание белорусов — это своеобразный протест против Государства, которое за 25 лет на протяжении жизни одного поколения разрушило сбережения и активы двух поколений наших соотечественников.

Считать в уме и наяву в Br-рублях в этой ситуации — это как доверить волку, который на ваших глазах съел стало овец, охранять курятник.

В условиях всеохватывающей финансовой безграмотности белорусы хоть с долларом не ошиблись.

Белорусские и российские власти хотят ограничить людей в использовании долларов, чтобы, во-первых, переложить на них груз собственных ошибок в экономической политике, во-вторых, создать касту долларовых неприкасаемых, в-третьих, установить еще больший, тотальный контроль над настоящим и будущим населения и бизнеса.

Если мы потеряем доллар, мы потеряем остатки экономической свободы и независимости. Этого и добиваются белорусские распорядители чужого и их идеологи. Правда, на прямые запреты или конфискационные меры они не решаются. Реакция населения могла бы быть еще более бурной и непредсказуемой, чем в начале 1990-х при остром дефиците табачных изделий и алкоголя.

Так что, дорогие белорусы, думайте и считайте в долларах. Может, это убедит наши власти переключиться с логики «запретить доллар» на логику «создать настоящие белорусские деньги».

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».