Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Непечатное время

Трудные времена печатные СМИ переживают сегодня не только в России...

Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

На днях российские СМИ потрясла печальная весть: по данным Роспечати, подписка на печатные издания за год рухнула в два раза.

«Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям глубоко озабочено печальным результатом подписной кампании на второе полугодие 2015 года и считает, что органам госвласти и медиасообществу впору предпринимать срочные меры по спасению подписного рынка страны», — заявила в связи с этим Роспечать.

Трудные времена печатные СМИ переживают сегодня не только в России. Главным источником информации для широкой публики по-прежнему является ТВ, а альтернативную информацию она предпочитает черпать в интернете. Сетевые издания стремительно вытесняют с рынка традиционную прессу — у «бумажных» газет и журналов падают тиражи и рекламные объемы, тают бюджеты, журналистам нечем платить зарплату.

В 2011 году гендиректор Всемирной организации интеллектуальной собственности Фрэнсис Гарри заявил, что печатные СМИ просуществуют до 2040 года. Обозреватель портала slon.ru Андрей Мирошниченко «выделил» им ещё меньше времени — по 2035 год.

В Беларуси газеты тоже давно не жируют. По данным Национальной книжной палаты, ежегодный спад их тиражей на протяжении последних пяти лет составляет 3-5%.

И вот ведь досада: в период кризиса печатных СМИ особенно страдают издания, рассчитанные на продвинутую публику. Газеты с программой телевидения, светскими сплетнями и советами для домохозяек пока ещё легко находят себе читателей, в то время как издания, делающие ставку на интеллектуалов, еле сводят концы с концами.

Впрочем, жива надежда, что нынешний кризис — явление временное. Как с появлением кинематографа не умер театр, а с появлением ТВ не умер кинематограф, так не умрут и традиционные СМИ. Кривая научно-технического прогресса куда-нибудь их да вывезет. Главное, чтобы к тому моменту журналисты не высохли с голоду и не исчезли как вид.

Горько, друзья, наблюдать, чёрт возьми,
как умирают печатные СМИ,
как исчезают со стендов планеты
чудо-журналы и чудо-газеты.

Чёрные дни для оффлайна настали —
верить бумаге чтецы перестали:
нет ничего, что осталось бы в тайне,
только в айфоне и только в онлайне.

Что «БелГазета» мне и «Комсомолка»,
если tut.by инфоты барахолка?
Если на «Хартии» лава раздолья,
что мне «НН» и «Народная воля»?

Вострых пытанняў насьпела цяжарнасць?
Трэба пайсці, пачытаць «Салідарнасць».
Чаешь гламура и секса восторги?
Быть тебе, батенька, на кукуорге.

Кликом единым живём без укора,
мир познавая сквозь рябь монитора,
юзаем явь, разменяв в ритме тверка,
дар Гуттенберга на дар Цукерберга.

Так уходили когда-то в могилы
Троя и Спарта, Микены и Фивы.
Так под песком замирали навеки
инки и майя, кэддо и ацтеки.

Если в киоске газету ты видишь,
знай: это в небыль ныряющий Китеж,
чьи борзописцы, побитые пылью,
стали почти ископаемой былью.

Но интернет, пожинающий лавры,
зря их спешит записать в динозавры —
нам ещё выдадут дивные строки
велоцирапторы и диплодоки.

В меру уверенно и терпеливо
ждём технологий большого прорыва.
Ну, а пока по привычке старинной
дрочим айфон и читаем naviny.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».