Ярослав Романчук. КРИЗИС. Партия в покер на белорусскую экономику

Белорусская власть ведёт себя несуразно и безобразно. Она вся соткана из противоречий и конфликтов. Распорядители чужого...

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года. 

Белорусская власть ведёт себя несуразно и безобразно. Она вся соткана из противоречий и конфликтов. Распорядители чужого (политики и чиновники) серчают, что резко упал спрос на белорусские товары. Мировая и российская конъюнктуры разом отвернулись от нас. Правительство от обиды надуло губки, сдуло реальные доходы, поставило свечку за экономический рост и послало к чёрту провальную модернизацию. Его словарный запас сократился до закатывания глаз. Власти уверенно ведут нас в темное прошлое во имя светлого будущего, где завтра настало позавчера.

Номенклатура взялась за то, что умеет делать лучше всего: национализировать, писать планы очередной пятилетки и сдирать с бизнеса три шкуры (налоги, штрафы, «добровольные» пожертвования). При этом на коллективном лице белорусской VIP-номенклатуры читается «Почему не получается?» Проводить такую экономическую политику и надеяться на рост инвестиций, появление новых рабочих мест и реинкарнацию старых заводов –- это то же самое, что стоять за прилавком с апельсинами и жаловаться, что никто книги не спрашивает.

Инвентаризация выживших заводов

Скрыть углубляющийся экономический кризис невозможно. Даже политически корректная официальная статистика сделать этого не может. За январь –- май 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2014 года промышленное производство сократилось на 7,7%, а падение обрабатывающей промышленности ускорилось до 8,6%, текстильное и швейное производство –- на 18,9%, производство кожи и обуви –- на 23,9%, целлюлозно-бумажное производство –- на 18,3%. Просели наши флагманы. В стоимостном выражении металлургическое производство опустилось на 13,1%, производство машин и оборудования –- на 29,2%, транспортных средств и оборудования –- на 25,5%.

Теплится надежда, что молочный сектор удержит позиции предыдущего года. За январь –- май 2015 года производство цельномолочной продукции увеличилось только на 1,7% (в физическом объёме), а вот сыров было произведено на 18,4% больше. Производители колбас не могут разделить сдержанную радость молочников. Они сократили производство на 12,7%. Создание государственной монополии на рынке сахара не остановило резкое падение его производства на 27,2%. Фактическая национализация государством ОАО «Луч» на фоне резкого обострения конкуренции с импортом из России привели к сокращению физических объёмов производства обуви на 28,3%.

После государственных инвестиций в объёме более $1,5 млрд. деревообработка в январе–мае 2015 года сократила производство лесоматериалов на 25%. Пару лет назад в планы правительства входило увеличение экспорта цемента до 9 млн. тонн. За первые пять месяцев было произведено не полных 1,7 млн. тонн, что на 13,2% меньше, чем за аналогичный период 2014 года.
Близки к остановке производства и полному банкротству производители станков для обработки металлов - падение производства на 62,3%. Производство карьерных самосвалов упало на 45,6%, грузовых автомобилей –- на 55,3%, автобусов –- на 52,2%, зерноуборочных комбайнов –- на 82,9%, причём в мае не было произведено ни одного изделия. Гомсельмаш, Лидсельмаш и другие «маши» в руках Минпрома и Минсельхозпрода превратились в гигантские чёрные дыры для бюджета, в промышленных динозавров. Сегодня они в состоянии клинической смерти, а чиновники пытаются повязать на них красные ленточки и декорации. Мол, это они так набираются сил перед осенним рывком.

Вызывает искреннее сочувствие состояние белорусского производителя холодильников и морозильников. «Атлант» мужественно борется за выживание, но производство своих товаров он сократил вдвое. Близок к коммерческой смерти проект «белорусский телевизор». Руками Минпрома и назначаемых им руководителей белорусские заводы телевизоров превращаются в конторы по сдаче недвижимости в аренду. А производство в январе –- мае 2015 года сократилось на 70,2%.

Беларусь встала на греческую тропу

Греция без дефолта никогда не выплатит свои долги. Её главная проблема – внешние кредиторы. Если с внешними государственными долгами белорусские власти в этом году кое-как разберутся, то внутренние долги всё плотнее сжимают горло слабеющей экономики. За январь–апрель 2015 года чистая прибыль, на удивление, увеличилась на 29,1%, до Br17,6 трлн., но количество убыточных предприятий по сравнению с аналогичным периодом 2014 года возросло на 25,2%, до 1705 коммерческих организаций. Сумма их чистого убытка увеличилось на 54,8%, до Br9,3 трлн.

По сравнению с началом года просроченная кредиторская задолженность увеличилась на 25,2%, а в промышленности – на 32,5%. Просроченная дебиторская задолженность на 1 мая 2015 года составила Br51,9 трлн., что на 28,2% больше, чем было на 1 января 2015 года. В сельском хозяйстве этот показатель увеличился на 36%, промышленности –- на 41,4%. Ком неплатежей застрял в горле белорусской государственной плановой экономики, но руководство Совмина боится просить у Лукашенко разблокировать процедуру банкротства. Ведь в неё могут попасть многие запущенные президентом страны заводы, а это уже явный политический мессидж.

Связывать надежды на спасение с рынками стран так называемой дальней дуги могут разве что те, кто изучал мировую экономику по учебнику политэкономии социализма 80-ых годов выпуска. Необходимо срочно корректировать планы продаж на российский рынок. Он работает гораздо хуже тех прогнозов, на которых был основан белорусский бюджет на 2015 года и основные прогнозные показатели станы.

В апреле 2015 года ВВП России в годовом исчислении сократился на 4,2% против мартовского 2,7%. В мае 2015 года промышленность России упала на 5,5%, а за первые пять месяцев падение составило 2,3%. Обрабатывающая промышленность «просела» на 8,3%, в том числе обувь -- на 18,1%, тракторы - на 36,3%, трикотажные изделия -- на 37,5%, телевизоры и мониторы -- на 68,8%, троллейбусы –- на 75%. По мнению бывшего министра финансов России Алексея Кудрина «мы сейчас находимся в полноценном кризисе по всем меркам, которые существуют».

Мясникович создал параллельное правительство

Кризис всё глубже затягивает в воронку экономику, а Минпром продолжает бессильно разводить руками и бубнить нечто о новой промышленной политике, но непременно на старых государственных рельсах. Популярны разговоры о кластерах, холдингах и факторинге, но VIP-номенклатура, как огня боится произнести «Нужна приватизация. Мы не справились с управлением промышленностью». На самом деле для большинства обыкновенных чиновников министерств и исполкомов плевать на то, что творится на уровне предприятий. Они на своей шкуре поняли, что инициатива наказуема. А хитрые номенклатурные игры –- это явно не их уровень.

Премьер-министр Кобяков явно устал. Он самоустранился от реальных дел через погружение в формальные процедуры и бесконечное обсуждение проектов документов. Его поездки по предприятиям и регионам вызывают меньше интереса и внимания у местного начальства, чем визиты представителей КГК или новости жёлтой прессы. Складывается впечатление, что Андрей Владимирович ждёт не дождётся своей отставки, чтобы спокойно отравиться на дипломатический дембель в какую-нибудь респектабельную европейскую страну или же в привычные для себя органы белорусско-российской интеграции.

Только Михаил Владимирович Мясникович продолжает активничать в поте лица. Это он играет в покер белорусской экономической и кадровой политики. Мало кто ожидал, что он достаточно ритуальную должность руководителя Совета Республики превратит в де-факто параллельное правительство. По номенклатурному влиянию, медийному присутствию он на голову бьёт руководство Совмина. Можно подумать, что приставки «экс» у его бывшей должности «премьер-министр» просто нет. Столь бурная деятельность самого хитрого из номенклатурных долгожителей направлена на то, чтобы не только расставить своих людей на нужных постах, но и застолбить ценные для VIP-чиновников идеи в новых стратегических документах. Например, что бюджетные деньги и дотации будут выделяться не только государственным, но и частным компаниям. Список этих компаний у Мясниковича наверняка уже готов.

Сегодня проекты программы развития страны на следующие пять и пятнадцать лет пишутся преимущественно людьми Мясниковича. Поэтому от них за версту несёт интеллектуальным нафталином. Глава Совета Республики, законодательной власти, продолжает эффективно борется с «инакомыслием» внутри исполнительной власти. Раньше подобное смешение ветвей власти мог себе позволить только сам Лукашенко.

Под инакомыслием Михаил Владимирович понимает любые действия и оценки, расходящиеся с его представлением о будущем экономики страны. Несмотря на полный провал работы правительства под руководством Мясниковича (с конца 2010 года по конец 2014 года, когда Мясникович был премьер-министром, Беларусь пережила два острейших кризиса) глава страны продолжает всего лишь наблюдать за подковёрными склоками и перетягиванием канатов внутри Вертикали.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».