Ярослав Романчук. КРИЗИС. Зависли в зависимости

Белорусские власти приняли позу пассивных наблюдателей…

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Спокойствию и выдержке белорусских властей можно позавидовать. В мире ускорились тектонические сдвиги, а наши распорядители чужого (политики и чиновники), как ни в чем не бывало, рисуют почти светлое будущее в виде прогноза на 2015 год. То ли пугать народ не хотят горькой правдой. То ли сами ее не осознали, продолжая пребывать в нирване проваленной четвертой пятилетки.

У пессимистов начинают сбываться кошмары, а у белорусских оптимистов по заказу начальства продолжают сбываться мечты. Это для них принят официальный прогноз развития экономики Беларуси на 2015 год. Совмин и Нацбанк «натянули» рост ВВП в 0,2-0,7%, увеличение реальных денежных доходов на 1,1-1,5% и рост производительности труда на 1,5-2%. Для остальных надежды сдуваются быстрее, чем дешевеет российский рубль или нефть.

Белорусские эмираты зависли

На мировом рынке стремительно дешевеет нефть. Не за горами цена $60 за баррелей. Пессимисты говорят, что в 2015 году может быть и $40. Вслед за нефтью идут вниз цены на бензин и дизтопливо. Десятки стран, международные организации радуются дешевой нефти. МВФ прогнозирует ускорение роста мировой экономики. Наконец-то нефтяные бароны, подавляющее большинство которых представляют государственный бизнес, получили по сусалам.

Транспортные и коммунальные услуги становятся доступнее. Издержки бизнеса сокращаются. Беларусь же реагирует на падение цен на нефть, как чистый нефтяной экспортер. Для нашей экономики дешевая нефть — это потеря бюджетных доходов, валютной выручки и объема российского интеграционного гранта. Снижение цен на нефть на мировом рынке в Беларуси будет сопровождаться ростом тарифов на ЖКУ, транспорт и топливо. Вот такие мы особенные.

Совмин и Нацбанк не учитывают нефтяной тренд при оценке развития экономики на 2015 год. Чиновникам кажется, что бюджет будет сбалансированным, «точки роста» в рамках модернизационных программ получат свое, и даже на льготное строительство 2,5 млн. квадратных метров жилья бюджетных ресурсов хватит.

Такой ура-оптимизм в контексте мощного внешнего шока указывает на растерянность белорусских властей. Они, как плохой компьютер, зависли и не реагируют на внешние сигналы и действия. Даже $1,5 млрд. с трудом пробитого в сложных переговорах с Кремлем нефтяного гранта могут оказаться под угрозой. При неблагоприятном стечении обстоятельств потери валютной выручки Беларуси в 2015 г. могут составить $2-2,5 млрд.

Глупость никак не хочет становиться опытом

Рецессия российской экономики и резкое удешевление RUR-рубля — это факторы, радикально меняющие правила и условия игры для Беларуси на региональном рынке. Россия тоже не пошла за цивилизованным миром. Разницу выбора понимаешь по «черной» пятнице: в Америке падают цены, бушуют скидки, а в России — громыхнулся рубль и затряслась вся экономика.

Далеко не самым пессимистичным является сценарий, когда российская экономика просядет на 1-3%. В этом случае наша страна может потерять до 5% ВВП, а падение экспорта в Россию может превысить 10%. Поэтому прогнозируемое в официальном прогнозе падение экспорта товаров и услуг в 2015 г. на 3,6-4% является очередным проявлением чрезмерного оптимизма.

Ситуация, когда российская валюта с начала 2014 г. потеряла более половины своей стоимости, а Беларусь не удешевила свой Br-рубль даже на 15%, резко обострила положение производителей товаров, особенно экспортеров. Сегодня о завышенном курсе Br-рубля не говорит только ленивый.

В опросе, проведенном государственными структурами, промышленные предприятия в IV квартале 2014 г. дружно высказали тревогу динамикой спроса, особенно на российском рынке. Эта тревога наверняка выльется в ужесточение требования девальвации Br-рубля, по меньшей мере, до уровня российского. Для экспортеров курс $1 = Br15000 стал бы временным глотком свежего воздуха, но для бюджета и вкладчиков он превратился бы в сущий кошмар.

В официальном прогнозе экономического развития не учтен украинский фактор. В 2014 году экспорт в Украину составит около 11,5% общего объема экспорта товаров. В 2015 г. наша южная соседка может «просесть» на очередные 6-9% ВВП. Падение спроса на белорусские товары, особенно в контексте двукратного удешевления гривны за 2014 г., гарантировано.

Компенсировать потерю $1-1,5 млрд. за счет других рынков не представляется возможным, потому что там нас никто не ждет. Да и белорусское правительство менять свое отношение к иностранным инвесторам не спешит. Из официального списка прогнозных показателей исчез план по привлечению прямых иностранных инвестиций. Сокращение валютной выручки, высокие платежи по внешнему долгу и инвестиционная засуха — вот в каких условиях Нацбанк Беларуси будет проводить денежно-кредитную политику.

То, что мы прочитали в указе президента № 551 «Об утверждении Основных направлений денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2015 год», позволяет поставить под сомнения обещания властей обеспечить снижение инфляции и стабильность Br-рубля.

2011 год. Версия 2.0: повторение явно не мать учения

В 2015 году Нацбанку уготована незавидная участь. С одной стороны, он обещает снизить инфляцию до 12% в год. Эта цифра прогноза совсем его ни к чему не обязывает. Нацбанк многократно безнаказанно нарушал инфляционные цели. В 2014 году он ни на йоту не приблизился к свободному курсообразованию. Ему не в первой при плане прироста требований банков к экономике в 15-18% превысить этот показатель вдвое.

Наконец, руководство Нацбанка не закалило характер и волю, не создало механизмов противодействия ходокам из Совмина, отраслевых министерств и государственных банков.

В 2015 году ожидается серьезная рубка между Нацбанком, с одной стороны, и двумя очень агрессивными группами, с другой. Первая группа — сторонники снижения рублевых долгов за счет инфляции, вторая — приверженцы стимулирования экспорта за счет девальвации.

Выполнить прогнозные показатели из ОНДКП-2015 Нацбанку может помочь только Лукашенко. Если он прислушается к своему помощнику по экономике Кириллу Рудому, тогда инфляция может удержаться в пределах 20%. В противном случае индекс потребительских цен при активном кредитовании экономики дешевыми эмиссионными ресурсами может превысить 30%.

На следующий год Нацбанк обещает прирост кредитования банками производителей товаров и нефинансовых услуг на уровне 12-14% с учетом средств Банка развития. Это примерно на 7-10 процентных пунктов меньше, чем в 2014 г. Пойти даже на такое мягкое ужесточение Нацбанку не даст логика политического процесса. Язык не поворачивается назвать такую политику жесткой. Увеличение широкой денежной массы на 13-15% при рецессии экономики — это прямое стимулирование инфляции.

До ноября 2015 г. Нацбанк будет вынужден превратиться в участника предвыборного штаба одного из кандидатов в президенты. От него будут требовать не выполнения прогнозных показателей, а дешевых кредитов. О защите покупательной способности зарплат и пенсий в пылу президентской кампании Нацбанк будет думать в последнюю очередь.

В 2015 г. он обещает снизить среднегодовую ставку по кредитам до 15-16%, что ровным счетом ничего не значит для оценки кредитной политики. Белорусским госпредприятиям такие дорогие кредиты не нужны. Они будут требовать десятки триллионов под 2-5% в Br-рублях, а также рассрочки по уплате старых.

Болезненные события 2011 года, равно как и предыдущие инфляционно-девальвационные спирали, до сих пор нас ничему не научили. Если 2015 год мы будет встречать в более-менее предсказуемой среде, то в 2016-м курс Br-рубля опять будут оценивать в децибелах, измеряемых в длинных очередях у обменников. А с высоких трибун продолжает нестись: «Правильным курсом идем, товарищи!» Вот только детей и внуков жалко…


Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».