Михаил Кадыров. ИДЕОЛОГИЯ. Есть ли в Беларуси условия для христианской демократии?

О религиозности белорусов, возможностях конфессиального христианского единства и Русской православной церкви…



«Ныне настали времена, когда кризисные испытания постигли «новый мир»,
построенный человеком без Бога. Мир наживы и гордыни,
корысти и безудержного потребления обманул своих обитателей.
Смятение и страх, растерянность и внутреннюю пустоту ощущают сегодня миллионы людей по всему лицу Земли.
«По каким правилам теперь жить? — вопрошают горделивые. — Как вновь обрести опору,
когда под ногами — лишь зыбкий песок, а дом, построенный на песке,
начинает рушиться на глазах?»
Что ж, опустошение сердец неизменно приводит к опустошению домов...»

Из Пасхального послания 2014 года митрополита Минского и Слуцкого Филарета, почетного патриаршего экзарха всея Беларуси, Героя Беларуси

Михаил Кадыров

Михаил Кадыров. Родился в 1951 году в Ельске Гомельской области. C отличием окончил Белорусскую сельскохозяйственную академию, ученый-агроном. Доктор сельскохозяйственных наук, профессор, лауреат Государственной премии в области науки и техники, академик Украинской АН, являлся членом ВАК и членом Совета Республики 2-го созыва. Создатель более 20 сортов белорусского ячменя. В Институте земледелия и селекции НАН Беларуси прошел путь от младшего научного сотрудника до директора. В настоящее время — главный научный сотрудник Научно-практического центра НАН Беларуси по земледелию. Имеет двоих сыновей и шестерых внучат.

Предыдущий материал «Христианская демократия как путь к благополучному будущему Беларуси» вызвал интерес и некоторые прямые и косвенные комментарии, оценки, как в СМИ, так и в личном общении.

Основные вопросы и сомнения следующие:

1. Русская православная церковь (РПЦ) — будет «за» или «против» БХДС?

2. Есть ли в Беларуси достаточно искренне верующих, христиански просвещенных людей?

3. Поддержат ли лидеры христианских конфессий создание возможного Белорусского Христианско-Демократического Союза.

4. Не будет ли препятствовать нынешняя власть ее созданию?

5. Союз (БХДС) предлагается для «спасения» нынешней власти или для избавления от нее?

6. Сочетаются ли авториторизм и христианские ценности?

Попытаюсь в какой-то мере ответить на данные вопросы.

О творческом разномыслии в современной РПЦ

Несколько примеров. Вот мнение известного и авторитетного в России протоиерея Андрея Лоргуса, ректора Института православной психологии:

«Нынешнее настроение российского общества я бы охарактеризовал, как оторопь. Мы топчемся на пороге будущего в предчувствии чего-то не самого счастливого. А так хочется счастья!

Мы не знаем, чего нам ждать, а, скорее всего, просто не хотим знать, потому что будущее представляется слишком опасным, слишком безрадостным, возможно, даже катастрофическим.

Но что же тогда делать? Мне кажется, наша духовная задача сегодня — преодолеть свой страх перед будущим. А задача пастырская — говорить об этом, пробуждая энергию созидания. Все наши переживания и опасения вполне понятны и естественны. Но духовный подвиг это всегда преодоление естества. Требуется особое духовное усилие, чтобы открыть глаза, увидеть реальность и начать ее созидать. Не под мифотворческими лозунгами «Возродим былую мощь России». А под реалистическим призывом А. И. Солженицына — «народосбережения».

И вот здесь встает вопрос: как мы будем мыслить о нашем будущем? В терминах империи, которой, возможно, не будет! Или в терминах человеколюбия? Я предлагаю последнее. Да, политические и экономические прогнозы не радуют. Но кроме этого есть еще жизнь человеческая. Спасти империю мы не в силах, а позаботиться о своих потомках — в силах».

Уже приводилась оценка Сергея Чапнина, ответственного редактора «Журнала Московской Патриархии» и газеты «Церковный вестник», члена межсоборного присутствия Русской православной церкви, считающего, что уже в середине 90-х годов пришла православная идеология.

Что такое православная идеология? Это те кусочки православия, которые можно усвоить без реального воцерковления. Это православие без Христа, это христианство без любви. Бог идеологии не нужен, нужны обряды, ритуалы, убеждения…

Как-то очень быстро миф о Святой Руси стал рядышком с мифом о Советском Союзе. Ни то, ни другое не имеет отношения к реальной истории. Сергей Чапнин пишет: «Наша история очень «неудобная» — она сложная и трагическая. Миф для массового сознания восполняет потребность в простых конструкциях. Миф о Советском Союзе придумали коммунисты, миф о Святой Руси сочиняют не расставшиеся с коммунистическим прошлым православные идеологи… Те, кто родом из Советского Союза, заражены идеологизмом. И православные здесь не исключение».

В моем понимании духовно-интеллектуальная жизнь нынешней РПЦ продуктивна и свободна. Приведу крайне интересное и глубокое для понимания нынешних реалий Беларуси мнение известного богослова и философа Сергея Худиева. Он пишет:

«Почему людям так важно плакать, плакать от любви к тем или иным «отцам народов»? Потому что человек создан для того, чтобы поклоняться. Такова наша природа, таков замысел о нас. Когда мы поклоняемся, мы делаем именно то, для чего созданы. Когда мы не поклоняемся Богу, на этом месте остается болезненная пустота. Когда у людей нет отношений с Небесным Отцом, они ищут себе какого-нибудь «отца, учителя и друга» здесь, на земле…

То, что происходит в диктатурах и тоталитарных культах — в точном смысле слова извращение, когда естественная и прекрасная энергия поклонения обращается на кого-то явно недостойного. Потому что единственный достойный объект поклонения — это Господь. Но люди, которые, увы, не знают Господа, пытаются выразить потребность в поклонении как-то иначе. Например, повесить портрет Сталина и написать «С Днем Рождения, батя». Человек даже не знает, что вот это «батя» — это точное повторение арамейского «Авва», с которым христиане обращаются к Отцу Небесному. Он нуждается в том, чтобы поклоняться Отцу — но Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа он, увы, не знает. Поэтому он возводит себе идола и говорит ему «батя».

Все больше в православной среде утверждается понимание, что важно вырастить поколение не циников, сторонников культа государства, а нравственных, культурных, просвещенных людей, а для этого следует исходить из христианского отношения к людям, из любви к ним.

Отрадно, что митрополит Минско-Могилевский архиепископ Тадеуш Кондрусевич, глава Католической церкви Беларуси в эти Пасхальные дни сказал: «В этом году весь Христианский мир отмечает Пасху в один день — и католики, и православные, и протестанты — это большая радость… Мы должны быть едины, особенно сегодня, когда мир переживает кризис веры. Мы должны вместе провозглашать правду Евангелия, вместе защищать христианские корни и ценности».

О критике РПЦ

По результатам социологических исследований более половины россиян высоко оценивают общественную пользу от деятельности РПЦ и патриарха и только 7% дают ей низкую оценку.

Академик НАН Юрий Пивоваров отмечает, что результаты опроса его совершенно не удивляют. Естественно, что в целом деятельность патриарха получает большую поддержку у общества. Святейший — одна из самых ярких фигур современной российской жизни. Он умен, образован, великолепный оратор, невероятно энергичен и харизматичен.

Патриарх Кирилл говорит, что еще недавно Церковь обвиняли в пассивности. По его словам, «нам показывали пальцем на других, в частности на западных христиан, и говорили: «Ну посмотрите, какой они ведут диалог с обществом! Как они активны в области миссии! Как у них развито социальное служение! Как они занимаются образованием молодежи! А вы что делаете? Да ничего не делаете, вы как прорабы на своих стройках!»…

Ныне, когда Церковь активно участвует в диалоге с обществом, когда на новый уровень выходит работа с молодежью, осуществляются масштабные социальные проекты, «раздается еще более яростная критика — теперь уже за эту активность», сказал патриарх.

По мысли патриарха, причина противления Церкви заключается не в «идеологическом несоответствии доктрин», а в том, что Церковь обличает грех. «Кто-то откликается на эту проповедь и старается изменить свою жизнь, — отмечает патриарх, — а кто-то говорит: «Нет, это вы должны уйти из общественного пространства, я вас слышать не хочу. Вы мне мешаете, вы бросаете вызов моей идентичности. Я грешник, это моя суть, но я не хочу, чтобы мой грех назывался злом».

Можно сказать, что Церковь не критикуют тогда, когда она ни на что не влияет. Существует себе на обочине жизни, подобно книгохранилищу или этнографическому музею, и не тревожит совесть обывателя.

Патриарх Кирилл отмечает: «Мы справедливо говорим о политической нейтральности Церкви, но мы не можем быть безразличны к заявлениям тех людей, которые претендуют на то, чтобы стать кандидатами в президенты или в депутаты, и которые в своих программных документах выражают идеи, противные учению Церкви».

Патриарх Кирилл сказал, что в этом случае «заканчивается наша нейтральность»: «Мы не можем своим молчанием как бы поддерживать губительную для человеческих душ позицию тех или иных политиков. И, не входя в политическую борьбу, мы должны оставаться верными своему религиозному мировоззрению, в том числе в плане оценки деятельности политических деятелей».

Священник Александр Мень говорил: «Не надо заниматься политической борьбой. Евангелие — самая антиавторитарная, антисоветская книга. Если люди будут читать Евангелие, они будут другими, и тоталитарный режим сам развалится».

Любое здоровое человеческое общество опирается на осознание вечного нравственного закона, который люди не устанавливали, но который они обязаны соблюдать; на том, что у человека есть обязательства — по отношению к семье, ближним, стране; на том, что в обществе есть безусловно почитаемые ценности, глумиться над которыми не позволено никому.

Сегодня общество потребления, которое ориентировано на большее количество материальных ценностей, которыми должен обладать человек, очень устраивает распространяющаяся ныне настойчиво и масштабно философия отсутствия абсолютной правды, отсутствия абсолютного мерила истины. Сколько голов, столько и умов, у каждого своя правда, живи по своей правде, не оглядывайся ни на кого — вот жизненная философия современного общества.

Ум человеческий может оправдать всё, что угодно. Но, к счастью, есть абсолютная Правда — Истина Божественная, Богооткровенная. Что есть зло, что есть добро. Есть заповеди, данные все людям. А наши современники, наши соотечественники не хотят смотреть правде в глаза! Они предпочитают свое отдельное мировосприятие. Без всяких твердых и объективных ориентиров, сплошная зыбкость.

Белорусская реальность в контексте христианских ценностей

Результаты опроса института социологии Национальной академии наук свидетельствуют о том, что каждый пятый белорус считает себя истинно верующим.

На вопрос «Были ли в прошлый выходной в храме?» утвердительно ответили только 6% участников опроса. Среди относящих себя к истинно верующим, 57,3% — православные, 34,5% — католики, 3,1% — протестанты. На первом месте среди нравственных ценностей белорусских верующих — семья и вера.

Что касается участия в общественно-политической жизни, то только 1% верующих состоит в политических партиях, 58,5% следят за политическими событиями посредством СМИ, 34,4% общественно-политической или политической жизнью не интересуются.

Верующие, в принципе, за вступление в Евросоюз, но категорически против вступления в НАТО. Если говорить об отношении Беларуси и России, 63,7% верующих считают, что Беларусь должна строить союзное государство с Россией и меньше 3% — что Беларусь должна войти в состав России.

Конечно, можно предполагать, что не все считающие себя «искренне верующими» являются действительно искренне верующими, тем более достаточно облагороженными личным духовным опытом. Но даже если искренне верующих будет 5-10% — это уже значительная и достаточная сила. Важно то, что считающие себя верующими, по крайней мере, имеют потребность в Боге, а это уже немало.

Ругаем бездуховный Запад, а если посмотреть статистику, окажется, что во многих странах Европы в рядовое воскресение храмы посещают не менее трети жителей страны, в США — половина, в Германии и Англии — четверть, на Мальте — три четверти, а в Польше, которая тоже недавно была коммунистической — две трети. Двое из трех поляков в рядовое воскресение идут в костел.

К сожалению, у нас нет здоровых ориентиров, информационное поле, в котором мы живем, рассчитано только на жизнь по материальной выгоде, по вектору приспособленчества.

Власти чувствуют себя совершенно безнаказанно в проведении любой политики. Они понимают, что белорусы лишены духа сопротивления. За годы своего правления власть преуспела в формировании безволия и страха в обществе, а посему такой народ легко заставить примириться с любыми капризами власти и терпеть ее.

Власть откровенно слаба, но не хочет в этом признаваться, не хочет делать выводов из поражений и признавать свои стратегические ошибки. Она пытается править страной, как ей удобно и привычно.

Гнет чиновничьей системы, чиновничий и судебный произвол, коррупция, телефонное право, деградация образования, национальной культуры, «убогая» экономика, всепроникающая ложь, когда подконтрольные СМИ транслируют только позитивную картинку, а на деле всё совсем не так — всё это было и есть.

Философ П.Флоренский сказал так: «Культура начинается там, где заканчивается культ, а где начинается, наползает культ — культура уходит».

Несомненно, надо менять эту систему — власть должна быть сменяема, прозрачна, контролируема, а в случае злоупотреблений — наказуема! Надо менять ее мирным, нереволюционным, цивилизованным путем. Только через смену власти можно создать Систему для народа, а не для отдельных кланов, Систему, ориентированную на общественное благо.

Ресурсы иссякают, и главнейший из них — человеческое терпение.

Прокрастинация — это паталогическое откладывание важных дел и замещение их разной неважной мелочной суетой. Последнее время почти все действия власти напоминают именно прокрастинацию.

Философия белорусской власти чужда, антагонистична такой фундаментальной ценности, как свобода. Народ представляется неразумным дитем, за которое всё надлежит решать мудрому и всемогущему отцу нации. И потому с Европой, богатство которой основано на свободе, режим всегда будет говорить на разных языках.

Страна уперлась лбом в стену несвободы — экономической, политической, духовной. Власть пытается оправдать свою замшелость происками врагов и якобы неготовностью белорусов к жизни без кнута.

Белорусская номенклатура не является субъектом политики, а лишь инструментом в руках Александра Лукашенко.

Двадцать лет назад нынешняя власть, вместо того, чтобы начать работу по формированию демократического государства, рыночной экономики, возрождать национальную культуру и самобытность начала искать и использовать простые, легкие, быстрые, «халявные» пути. А в сфере идеологии вместо того чтобы начать сложнейшую, кропотливую, повседневную работу по формированию новой мировоззренческой культуры, выбрала простой, легкий, нехристианский, языческий, но и наименее эффективный путь — она начала упорно создавать и поддерживать образ «кумира», «батьки», вокруг которого, в понимании властей, должна была объединиться нация.

Всё в стране, образно говоря, уже двадцать лет завязано на одного человека. Поэтому и имеем то, что имеем. В сущности, мы опять наступили на те же грабли. А ведь еще в десяти Божьих заповедях сказано: «Не сотвори себе кумира». И эта заповедь — одна из первых. А уже после нее идут заповеди «не убей», «не воруй», «не лги», «не прелюбодействуй» и другие.

Квинтэссенцией белорусского развития последних лет вполне могут стать слова А.Г. Лукашенко, сказанные в интервью немецкой газете Handelsblatt 23 ноября 1996 года: «И не всё только плохое в истории Германии было связано с именем Адольфа Гитлера. В своё время Германия была поднята из руин, благодаря очень жесткой власти введенной Адольфом Гитлером… Немецкий порядок формировался веками, при Гитлере это формирование достигло высшей точки. Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента… Гитлер сформировал мощную Германию благодаря сильной президентской власти… Германия поднялась благодаря сильной власти, благодаря тому, что вся нация сумела консолидироваться и объединиться вокруг сильного лидера… Глава государства — президент, его авторитет, его ведущая роль выходят на этом этапе на первое место... Этому учит нас немецкая история».

И надо сказать, что все последние годы такой подход реализовывался очень жестко, напористо и бескомпромиссно.

К 2014 году стало совершенно очевидно, чем это обернулась для экономики, суверенитета страны, национальной культуры. Используя образное выражение Лукашенко, мы опять подошли «к краю пропасти».

За последние двадцать лет мы утеряли не только образ будущего Беларуси, но и веру в себя, в то, что человек сам может что-то сделать.

Белорусское будущее не состоится, если не появится консолидированная духовно-интеллектуальная элита народа.

Беларусь сохраняется все еще де-юре как суверенное государство, но де-факто не является независимой страной. Если разорвать финансовую пуповину с Россией, то Беларусь постигнет экономический и социальный коллапс.

Даже невооруженному взгляду обывателя очевидно — в стране гнетущий застой. Это касается не только отсутствия роста экономических и социальных показателей. В первую очередь застой сегодня — это отсутствие идей и решимости их исполнения у власти.

В Беларуси два государственных языка — русский и белорусский. На белорусском языке практически никто не говорит, даже в деревне, однако к нему все тепло относятся. Многие белорусы в глубине души сожалеют, что забыли свою культуру.

В контексте всего изложенного вдумаемся в слова святейшего патриарха Кирилла: «История дает нам множество примеров духовной смерти. На уровне личности это, может быть, не так заметно. Но когда грех в результате выбора людей накапливается в масштабах общества, народа, государства, тогда он становится зримым, видимым. У такого общества, у такого государства нет будущего — история вновь и вновь показывает, как нравственное растление, помрачнение сознания, смешения добра и зла делало человеческое общество нежизнеспособным».

В моем понимании Беларусь может благодаря христианству обрести силы для укрепления своего государственного суверенитета, сохраняя духовное единство со всеми братьями по вере, для возрождения национальной самобытности, культуры, языка, для формирования духовно-интеллектуального, национально ориентированного ядра белорусского народа. Оно может быть небольшим по численности — пять, десять процентов населения, но этого будет достаточно для полноценного возрождения Беларуси.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».