Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Чарка, шкварка, мазл тов

Этого момента белорусы обычно ждут целый год: во вторник Александр Григорьевич выступил с традиционным посланием Национальному собранию и народу...

Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

Этого момента белорусы обычно ждут целый год: во вторник Александр Григорьевич выступил с традиционным посланием Национальному собранию и народу.

Среди прочих духоподъёмных тезисов гигант национальной мысли озвучил и такой: «Иностранцы оценили спокойную Беларусь, и благодарят за это спокойствие, в том числе и диктатора. Так воспользуйтесь, граждане Беларуси, этим удобным моментом и предложите услуги, заработайте копейку, пошевелитесь немного. Еврейской же крови у нас достаточно!».

«Румас смеется — не еврей, — констатировал Александр Григорьевич, окинув взглядов своих необрезанных подчиненных. — Один Шапиро у нас. А чего скрывать, Семен Борисович, сейчас же за это не наказывают!».

Однако какой бы кровью белорусы ни зарабатывали себе копейку, при этом они должны брать пример с президента, который никогда не поступится принципами. «Я никогда не был туалетной бумагой, с кем бы ни имел дела», — подчеркнул он.

Выдержка, терпенье и отвага
были с белорусами всегда.
Мы — не туалетная бумага,
мы — газета «Правда», господа!

К цели вечно движемся заветной,
в силе кучно пахнём и цветём —
да такой бумаги туалетной
не найдёшь в «Олл Хаусе» во всём!

Но пока прекрасное далёко
и от нас, цветущих, далеко:
кризиса недремлющее око
поджимает сущего очко.

Разве только Ротшильды и Сорос
избежали тухес этих дней.
Этот кризис, прямо таки, цорес,
полный, так сказать, азохэн вэй.

Всё мы разумеем и умеем,
но при этом каждому на шпунт
надо бы, бекицер, стать евреем,
чтобы всё совсем уж зай гезунд.

Чтобы овладеть умами мира,
и деньгами мира завладеть,
надо быть такими, как Шапиро,
лапсердак и кипочку надеть.

Вот Россия — там совсем другое,
для России кипочка — беда:
в ней одни шлимазэлы и гои.
Мы же — ашкенази хоть куда.

Чтоб и дальше ровные дороги
лили цимес батькиным усам,
мигом, белорусы, в синагоги!
А не то обрежу вас я сам.

Мне покой бульбашенский ваш дорог,
но суров я буду, как Бен-Гур:
если не споёте мне «Семь-сорок»,
завтра вам устрою Йом Кипур.

Вы со мной стернёй идёте верной,
я и дальше двигать вас готов
к Беларуси сильной и кошерной.
В общем, киш мир тухес. Мазл тов!

***

ЭТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ

Цорес — несчастье
Азохэн вей — такие дела, что хочется сказать «Ой, горе!»
Бекицер — короче
Зай гезунд — будьте здоровы
Шлимазл — дурачок
Цимес — сладкое кушанье
Тухес — задница
Киш мир тухес — поцелуйте мне задницу
Мазл тов — поздравляю

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».