Андрей Курейчик. ПИСЬМА МИНСКОМУ ДРУГУ. Снова о кино

Деньги налогоплательщиков, которые будут инвестированы в независимые кинопроекты, должны быть строго возвратными…

 

 

     

Андрей Курейчик
Андрей Курейчик. Драматург, театральный критик, киносценарист, по образованию — юрист. Режиссерскую стажировку проходил во МХАТе имени Чехова под руководством народного артиста СССР Олега Табакова. Один из создателей ток-шоу «Выбор» на телеканале ОНТ. Основал Международный фестиваль современного театра «Открытый формат». Сыграл роли в фильмах «Дунечка» и «Партизанская мистерия» (2003). Его пьесы неоднократно становились победителями белорусских и международных конкурсов и фестивалей.

Уважаемый Владимир Петрович,
как все-таки изменчив наш мир! Поразительно! Казалось бы, сколько прошло с момента моего последнего письма Вам, — мгновение по меркам истории, всего-то десять месяцев, а Вы — уже не «всесильный и вечный» первый заместитель культуры, а скромный заместитель директора оперного театра.

Я убежден, что это был Ваш личный выбор. Китайцы говорят: «не дай вам бог жить во время перемен». А в Минкульте сейчас — время перемен. После номинальных министров Гуляко и Матвейчука пришел министр, который действительно решил действовать. Вы, как человек мудрый, поняли, что спокойной, нормальной жизни в министерстве — конец. Ведь только с двадцатилетним стажем руководящей работы осознаешь, что нет ничего опаснее для чиновника, чем «действие». Во-первых, действие предполагает изменение, а в условиях белорусской модели невозможно предсказать, как оно аукнется. Совершишь ошибку — публично накажут. Сделаешь прорыв — «сожрут» завистники, решат, что «зарвался». Повернешь культуру в сторону бизнеса — скажут «продался торгашам», в сторону государства — упрекнут, что не умеешь зарабатывать, висишь «ярмом на бюджете». Короче, любое телодвижение чиновника в наших условиях неумолимо приближает отставку…

Но Вам теперь уже все равно, пусть мучаются молодые да рьяные. Новенький, «с иголочки» оперный театр — это «рай» для мудрых патриархов. Никаких действий, никакой ответственности. Только прекрасная музыка Верди, Чайковского, Гайдна, прелестный парк, зарубежные гастроли и зарплаты в полтора-два раза больше, чем в министерстве… Именно поэтому в этот райский уголок ушло чуть ли не все высшее министерское руководство старого призыва: директор театра Гридюшко — бывший замминистра культуры, замдиректора Гедройц — бывший замминистра культуры, помощник директора Мухин — бывший помощник министра. И, наконец, Вы.

Зато теперь наш диалог может получиться особенно откровенным. Ни я, ни Вы ни за что не отвечаем, и ни мне, ни Вам от белорусского государства ровным счетом ничего не нужно, так что мы можем отвлеченно и объективно посмотреть на те изменения, которые грядут в отечественном кино.

Недавняя встреча президента Лукашенко с деятелями кино всколыхнула кинотусовку. Вопрос у всех был один: неужели монополии «хромой кобылы» — «Беларусьфильма» — будет положен конец? Президент озвучил ошеломляющие цифры: рентабельность фильмов, созданных киноконцерном, составляет минус 92 процента. Из вложенных белорусским народом средств возвращаются только 8 процентов! Сомнительно, что в Беларуси есть хотя бы еще одно предприятие такого масштаба, работающее с такой отрицательной рентабельностью. Из выступления президента следовало, что команда Владимира Заметалина (а это прежде всего он сам и главный редактор студии Наталья Стежко) не справляется не только с кинопроизводством («ни одного высокохудожественного проекта не снято», а «фильмы находятся на периферии зрительского интереса»), но и фактически провалила реконструкцию «Беларусьфильма» («студия ветшает и превращается в руины»). Говорят, раньше директор Заметалин и главный редактор Стежко обижались на меня за критику, теперь в моем полку прибыло. Могут обижаться на меня и президента.

На этом совещании министр культуры Павел Латушко озвучил инициативу, которая способна кардинально изменить кинопроизводство в Беларуси. Он предложил создать при Министерстве культуры продюсерский центр. Оказывается, кроме «хромой кобылы», в Беларуси существует около десятка независимых продюсерских компаний: «Ирреал» Владимира Янковского, «БелПатриот» Александра Франскевича, «Демарш-фильм» Валерия Дмитроченко, «Кинодом» Михаила Костальцева, «Белпартнер» Глеба Шпригова, «Оупен Филмз» Юрия Игруши, «Навигатор» Александра Дебалюка, «Карамболь» Владимира Максимкова и др.

Все эти студии (за исключением компании Шпригова), не будучи допущены до белорусского кинематографа, до последнего времени работали (и очень успешно работали) на кинематограф российский или европейский. Количество фильмов и сериалов, снятых по заказу россиян этими студиями, в разы перекрывает то, что снял «Беларусьфильм» для белорусов. А рентабельность фильмов у этих студий в десятки раз превышает «беларусьфильмовскую». Причем это все — экспортная продукция, оплаченная валютой. Эти кинокомпании превосходят «Беларусьфильм» по всем параметрам: качеству выбора и работы над сценарием, экономической эффективностью, знанием рынка, маркетингом, качеством организации производства, скоростью принятия решений. Более того, именно эти студии, приводя в Беларусь иностранных заказчиков, фактически «кормят» неэффективный, нерентабельный концерн, заказывая по рыночной стоимости павильоны, камеры, световое и звуковое оборудование, снимая там офисы…

И вот теперь Латушко приглашает эти студии, а также белорусские телеканалы к сотрудничеству именно с целью вовлечь их в национальное кинопроизводство. Это революция. Это означает, что если у вас есть хороший сценарий, теперь не обязательно идти на «Беларусьфильм» и терпеть там унижения под названием «редакторский час» или «худсовет». Не надо убеждать директора киностудии, не получившего профильного образования и еще несколько лет назад не имевшего никакого отношения к кинематографу. А можно пойти к независимому профессиональному продюсеру, который подаст проект на финансирование в продюсерский центр. Государство обещает, что проекты будут отбираться на конкурсной основе. Основные критерии: художественная ценность и финансовая окупаемость. В Беларуси появляется единственный современный способ кинопроизводства — продюсерское кино.

Вопрос номер один: кто и как будет отбирать проекты?

Если отбирать сценарии для запуска будут те же люди, которые делают это сейчас — инициатива Латушко умрет также быстро, как и родилась, а рентабельность останется прежней. Никакой худсовет здесь невозможен. Проект должен быть обоснован именно продюсером, причем по всем параметрам: оригинальность, художественность, стоимость, рентабельность, идеологическая необходимость. Экспертиза проекта должна быть независимой и профессиональной. Результаты — публичны и открыты для всех.

Вопрос номер два: на каких условиях пойдет финансирование?

Единственное, что может отвадить от «кормушки» жуликов, «городских сумасшедших» и «особо приближенных бизнесменов», которые ринутся в продюсерский центр, почуяв запах дармовых денег, — это необходимость эти деньги вернуть. Если государство решило вступить в кинобизнес как инвестор, то должно действовать как бизнесмен. Все деньги налогоплательщиков, которые будут инвестированы в независимые проекты, должны быть строго возвратными. Подход прост: «У тебя сценарий, в котором ты уверен? Хочешь бюджет? Пожалуйста! Но все до копейки ты должен вернуть из дохода от кино. Прибыль — твоя. А если фильм не принес дохода — значит, ты должник государства со всеми вытекающими».

Это позволит сразу отсеять любителей легкой наживы, «разводил», которые «обещают золотые горы», непрофессионалов, тех, кто больше заинтересован ввязаться в «процесс» траты госденег, а не в результате, да и просто неудачников. После такого жесткого отсева останутся действительно профессионалы: те, кто умеют делать и реально продавать кино, зарабатывать на нем. Их компании выживут. Останутся лидеры рынка, которым можно доверять государственные деньги.

Зачем же тогда вообще нужен «Беларусьфильм»? За тем же, зачем и сейчас: предоставлять услуги, павильоны, камеры, офисы. Причем все это будут заказывать не иностранцы, а наши продюсеры. Так что госденьги вернутся на концерн, только через производство хорошего, рентабельного, разнообразного кино.

К слову, в США более чем 70 процентов фильмов снимается на банковские кредиты. Именно осознание того, что деньги обязательно придется вернуть, и сделало американский кинематограф самым сильным и прибыльным в мире. Банки просто банкротили студии, терявшие хватку и чувство рынка. Выживали лучшие.

Впрочем, Владимир Петрович, где мы, а где — американский кинематограф… Начинать приходится с нуля. И я искренне рад за то, что Вам (как и мне) не придется разгребать эти «авгиевы конюшни», в которых ко «хромой кобыле» ожидается серьезное пополнение… Гораздо приятней послушать новую постановку «Набукко», не правда ли?

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».