Александр Класковский. ГИПЕРТЕКСТ :) Реформы начинаются тогда, когда кончаются деньги

А если экономика резко просядет и на площадь выйдут сто тысяч пролетариев, как это было в 1991-м, то никакого спецназа не хватит...

Самый опасный момент для плохого режима — когда он начинает реформироваться.
Алексис Токвиль

Александр Класковский
Александр Класковский. В журналистике 30 лет. Начинал репортером, занимался версткой, редактировал молодежный журнал «Парус», газету «Знамя юности» времен перестройки, достигшую тогда тиража в 800 тысяч, вел прямые линии на ТВ в период «разгула демократии» начала 90-х. В последние годы ушел в Сеть. В 2002-2004 годах редактировал интернет-газету «Белорусские новости». Пишет в основном политическую аналитику.

Все-таки перед лордом Беллом надо снять шляпу. Это я подумал, когда с трибуны в Витебске официальный лидер объявил себя правозащитником № 1. «Защищать права людей на достойную зарплату, на то, чтобы свободно жить и говорить то, что человек думает, — вот главная задача президента». Эту речь вечно ироничные интеллектуалы уже назвали витебским манифестом.

Подсекаете, в чем фишка? Теперь если какой разгон или зажим (а хватательные рефлексы власти никуда ведь не делись), Западу будут объяснять: это перегибы на местах. Вы же слышали: президент у нас — первый либерал. Ну а исполнители, увы, порой не догоняют… Будем перетряхивать кадры. Короче, классическая схема: хороший царь — плохие бояре.

Германский посол уже обкатал эту схему по итогам выборов «стерильной палаты». Мол, наверху всеми фибрами были за прозрачный и справедливый электоральный процесс, да вот в нижних звеньях не сориентировались, что другой тренд пошел.

Тренд, пусть себе пока в основном и вербальный, действительно пошел. Неделю назад ваш покорный слуга сподобился участвовать в дискуссии на историческом круглом столе по вопросам интернета. 

Они сошлись: волна и камень :) Дискуссия с представителем Министерства информации.
Фото с сайта Белорусской ассоциации журналистов

Так вот, на фоне помощника президента г-на Янчевского западники из ОБСЕ выглядели, можно сказать, ретроградами. Крылатые слова «Интернет в Беларуси был, есть и будет свободным» крыть было нечем.

Оставался лишь наивный вопрос: а зачем тогда проводить этот круглый стол? Может, проще распустить рабочую группу по написанию некоего таинственного постановления о регламентации сетевых ресурсов? И таким вот элементарным способом заверить вольных блогеров да пахарей веб-журналистики, что никаких нормативных капканов на свободу слова родная держава расставлять на виртуальных просторах не собирается. Но упомянутую группу, насколько мне известно, никто не распускал…

И все-таки даже вербальная либерализация — не совсем пустой звук. Глядишь, постепенно станет моветоном лексика типа «отморозки» да «шелудивые люди» в отношении инакомыслящих сограждан. Начнется улиточное вползание страны в нормальность — как экономическую, так и общественно-политическую.

Реформы, как известно, начинаются тогда, когда кончаются деньги. Горбачев объявил перестройку, когда стало туго с нефтедолларами. Теперь и наш офшор иссякает.

Вот уже и поубавилось неумного мажора в речах государственных мужей: мол, нам мировой кризис по колено. «И стало вдруг так ясно, так ясно, так ясно, что на дворе ненастно…». В общем, пришло пронзительное осознание, что самое неприятное еще впереди. И когда некоему банку вдруг вбухивают миллиард (не рублей, дорогие мои — долларов!) поддержки, это вам не тили-тили.

В прошлом году Александр Лукашенко признался: «Самая страшная проблема — это не оппозиция. Самое страшное — это дестабилизация финансового рынка». И открыл тайну: нефтегазовая война с Россией на рубеже 2007 года подкосила отечественные финансы настолько, что мы, мол, сползали к дефолту. «Вы этого не ощутили, а я это ощутил сполна».

Так ведь тогда были цветочки. Пободались слегка заклятые союзники — и нашли компромисс. Сейчас — глобальный форс-мажор. Денег надо много и желательно сразу, как Остапу Бендеру. Но МВФ крутит носом: ему подавай системные реформы и, как шепчутся в кулуарах, девальвацию в 20%. А это полный абзац.

Нет, экспортерам, говорят экономисты, наоборот, полегчать должно. Но ведь посыплются культовые планы роста заработков электората в презренной заокеанской валюте! А если экономика резко просядет и на площадь выйдут сто тысяч пролетариев, как это было в 1991-м, то никакого спецназа не хватит.

С другой стороны, Россия изобрела пошаговую стратегию вгона в свою рублевую зону. Дала только полкредита, остальное — потом, на неких особых условиях. Довольно скользких, насколько можно судить по невнятным ремаркам должностных лиц. Что творится за кулисами окончательно превращенного в балаган «союзного государства» — остается только догадываться. По таким, например, симптомам, как срыв саммита Лукашенко — Медведев, который намечался на 1 декабря.

Перед правящей элитой — жесткая альтернатива. Если в экономику, финансы, военную организацию Беларуси тихой сапой вползет Россия, то местные деятели мигом вылетят из обоймы, а хлебные места займут кремлевские наместники. Европа же, хоть и достает своими демократическими заморочками, но играет в принципе по правилам, без кидалова. И, в частности, предлагает апгрейд Восточного партнерства — соблазнительную формулу 27+5(6). Там уже пахнет вполне реальными деньгами и прочими выгодами.

Но Беларусь там пока что в скобках. Здешнему начальству и хочется и колется. Ведь Европа ставит два условия: перенять их право и признать юрисдикцию Страсбургского суда.

В принципе это не больно. Просто тогда надо будет выполнять витебский манифест.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».