Александр Класковский. ГИПЕРТЕКСТ. Под нож!

Ярлык экстремизма может стать новой фишкой в борьбе с инакомыслием, вариантом политической цензуры и затыкания ртов...

 

Александр Класковский. В журналистике 30 лет. Начинал репортером, занимался версткой, редактировал молодежный журнал «Парус», газету «Знамя юности» времен перестройки, достигшую тогда тиража в 800 тысяч, вел прямые линии на ТВ в период «разгула демократии» начала 90-х. В последние годы ушел в Сеть. В 2002-2004 годах редактировал интернет-газету «Белорусские новости». Пишет в основном политическую аналитику.

Только ленивый не уличал белорусскую власть в ретроградстве и косности. Но вот по части репрессивных ноу-хау здешние чиновники — в погонах и без — кого угодно заткнут за пояс.

Пресс-служба Белорусской ассоциации журналистов сообщила об опасном прецеденте. Суд Ивьевского района признал августовский номер незарегистрированной газеты "Свабода" экстремистским и постановил уничтожить все пять тысяч изъятых правоохранительными органами экземпляров.

Гражданское дело, сообщает сайт БАЖ, было возбуждено на основании заявления из КГБ. Там заподозрили, что в публикации "Война в Грузии" "присутствуют приметы компрометации деятельности правоохранительных органов Республики Беларусь", а также — что "размещенная в газете информация носит открытую антибелорусскую направленность и направлена на дискредитацию основных направлений внутренней и внешней политики Республики Беларусь".

Я трижды честно перечитал найденный в интернете текст, из-за которого разгорелся сыр-бор. Материал показался более чем сдержанным, практически нейтральным, (как и сам заголовок, обратите внимание). Никаких там призывов к этому самому :). О политических перипетиях, связанных с кавказской войной, многие наши издания и сайты писали куда круче.

Вероятно, с изъятой газетой просто надо было что-то делать. Вы, может, хотели, чтобы сотрудники ведомства железного Феликса стали разносить андеграундную прессу по почтовым ящикам? :). Вот и вспомнили о лежащем на полке весьма удобном законе, подыскали формулировочки. Нет газеты — нет проблемы.

Ну ладно, пустят (или уже пустили) тираж под нож. Так ведь все это дело еще и в сети висит. Начнут, что ли, и сайты глушить?

Думаете, зря нагоняю страху? Да как сказать, как сказать… Вот вам еще один симптом того же плана. В Гродно начался "процесс девяти", и там также фигурирует печатная продукция, которую "органы" склонны считать экстремистской. Продолжение разбирательства отодвинули на октябрь. Как раз пройдут выборы, разъедутся всякие дотошные западники…

Да, кто не в курсе: закон о противодействии экстремизму был подписан президентом Беларуси в январе 2007 года. В принципе мотивы благородные: экстремизм надо выметать железной метлой. Но, наверное, нет у нас такого закона, который не приспособили бы как дубинку против политических оппонентов или негосударственных СМИ. Вспомните дело журналиста Сдвижкова, получившего три года за карикатуры.

Показательно, что за упомянутый закон ратовали высокие чины КГБ, без обиняков мотивируя его необходимость нуждой усмирить оппозицию. Правозащитники сразу стали бить в колокола, но до поры до времени ружье тихо висело на стене, и о нем забыли.

Теперь, как видим, почин есть. Процесс (судебный) пошел. С учетом специфики отечественной политической системы использование закона о противодействии экстремизму вполне способно стать репрессивным ноу-хау.

Действительно, пора менять формулировки, которые коробят эту свихнутую на правах и свободах Европу. Так, приговоры за действия от имени незарегистрированной организации, которые практиковались до недавнего времени, явно диссонируют с правом на свободу ассоциаций и потому вызывают острую аллергию у Запада. А с Западом мы сейчас вроде как замиряемся.

Судить якобы за оскорбление или клевету на высоких персон — скажут, личная месть и все такое.

А вот борьба с экстремизмом — звучит вполне цивильно, благородно. Весь западный мир озабочен, как укротить это зло.

Правда, и на Западе, где и правовая культура повыше, и суды посвободнее, правозащитники бьют в колокола: мол, держава под маркой этой самой борьбы наезжает на граждан. Что уж говорить про соблазн для нашенской вертикали да силовиков, обученных под любым предлогом вырубать не согласных с генеральной линией?

Закон ведь что дышло. Вспомним, как дотошная пресса раскопала скандал с "живым щитом", когда гаишники выставили на пути лихача легковушки с людьми. При желании это вполне можно трактовать как "дискредитацию деятельности правоохранительных органов". А любую критику в адрес державных мужей — квалифицировать как "дискредитацию основных направлений внутренней и внешней политики Республики Беларусь".

Таким образом, ярлык экстремизма может стать новой фишкой в борьбе с инакомыслием, вариантом политической цензуры и затыкания ртов всем, кто не разделяет мнения верхов.

В этом плане вполне возможен обмен передовым опытом в рамках "союзного государства". Так, в России, где вольготно себя чувствует настоящий экстремизм в разных обличьях, взяли в оборот… политолога Андрея Пионтковского. Его книгам — да, весьма критичным по отношению к Кремлю, но отнюдь не зовущим Русь к топору — стали шить ярлык экстремистской литературы. Вы будете долго смеяться: автор вынужден держать ответ даже за использование в устах одного из героев экспрессивного выражения "козлы позорные". А ну, признавайся, ты на кого намекаешь?! :)

Зацените, как легко стало прижимать к ногтю всяких писак и вообще всех, кто "возникает"! Информационная продукция, признанная экстремистской, подлежит уничтожению, организация — ликвидируется. Мало не покажется и гражданину, попавшему под асфальтовый каток такой формулировочки.

Если диалога с Европой у Минска не получится и власти свернут "якобы оттепель" за ненадобностью, мы как пить дать можем войти в полосу политических процессов под флагом "борьбы с экстремизмом".

И смотрите, автор этих строк уже вынужден прибегать к самоцензуре. Приходится объяснять на пальцах, о чем там писали в опальной "Свабоде", попавшей в Ивьевский суд. Потому что дай гиперссылку — скажут, распространяю экстремизм!

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».