Александр Класковский. ГИПЕРТЕКСТ. Рай для нищих и шутов

Ошибочно считать, что демократия нужна только политикам, а свобода слова — журналистам. Ни один работяга не отказался бы от...

Александр Класковский
Александр Класковский. В журналистике 30 лет. Начинал репортером, занимался версткой, редактировал молодежный журнал «Парус», газету «Знамя юности» времен перестройки, достигшую тогда тиража в 800 тысяч, вел прямые линии на ТВ в период «разгула демократии» начала 90-х. В последние годы ушел в Сеть. В 2002-2004 годах редактировал интернет-газету «Белорусские новости». Пишет в основном политическую аналитику.

Тема счастья/несчастья по большому счету неисчерпаема. Не удивительно, что моя предыдущая статья — о незавидном месте нашей синеокой республики в мировом рейтинге счастья — вызвала оживленную дискуссию.

Естественно, личное счастье отнюдь не всегда жестко связано с материальным достатком или политическим режимом (хотя в принципе тут нельзя отрицать корреляцию, причем двойную: благосостояние тоже ведь зависит от типа власти). Как альтернативный пример крутится в голове старая песенка Тухманова: "Шел сапожник наш веселый и босой и мотивчик пел какой-то свой".

При этом вряд ли кто станет спорить, что лучше быть здоровым и богатым… Хотя и тут мы упираемся в "особенности национальной охоты". Возьмите историю опального олигарха Ходорковского в России или судьбы некоторых белорусских бизнесменов, попытавшихся играть в свою игру. Впрочем, в нашем "постсовке" вообще любой предприимчивый, инициативный, обладающий неким минимальным капиталом индивидуум, даже если он как чумы сторонится политики, — априори со всех сторон виноват перед государственным аппаратом ("Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать"). И обложить такого красными флажками, упечь за решетку — лишь дело техники.

В таком же положении, в принципе, любой человек со своим мнением, с чувством собственного достоинства.

Вот некоторые гости синеокой республики (как правило, с востока) искренне недоумевают: у вас тут порядок, чистота и симметрия, лампы и фликеры сияют, все плиткой вымощено — чего не хватает?

Я иногда грешным делом думаю: наш госаппарат был бы идеален для управления неким суперкладбищем. Можно было бы со всего мира экскурсии возить в этот образцовый циклопический некрополь. Но вот незадача: досталась этой по-своему вышколенной "вертикали" страна живых, шевелящихся, по-броуновски снующих людей. И для достижения идеала кладбищенской гармонии, оформленного в виде соответствующей госидеологии, приходится кое-кого брать за глотку, ну а остальных — просто пугать вурдалаками, чтобы были ни живы, ни мертвы.

Ошибочно считать, что демократия нужна только политикам (карьеру делать), а свобода слова — журналистам (писать левой ногой и в ус не дуть). Ни один работяга — а сегодня практически всех повязали контрактной кабалой — не отказался бы от зубастого профсоюза, который не расшаркивается перед боссом, а дерется за нормальные условия труда. Но сегодня вступление в свободный профсоюз (есть еще остатки!) — это, считай, волчий билет.

А будь у нас зубастый парламент и зубастая пресса — не просто оказалось бы распродавать без шума и пыли народное достояние. То самое, которое большие деятели столько лет клялись сохранить в девственной неприкосновенности. Клялись, пока, с одной стороны, Россия не стала урезать нефтегазовую халяву, а с другой — не разыгрался кое у кого аппетит, который, как известно, приходит, во время еды.

Политологи изящно назвали этот процесс конвертацией власти в собственность. Народ же безмолвствует. В значительной массе он даже не ведает и не осознает, какая за его спиной идет смена формаций, как исподволь  каста комиссаров в пыльных шлемах становится слоем нуворишей, все так же оставляя простых смертных с… если сказать помягче — с носом.

Наивно думать, что на Западе рынок и демократия автоматом оформляют каждому рай. Бомж — он и в Париже бомж (ну или клошар :) Однако эти механизмы — рынок, демократия, правовое государство — создают почву для самореализации, здоровой конкуренции. И, что тоже немаловажно, для борьбы с такими распространенными пороками, как алчность и безмерная жажда власти. "Общество равных возможностей" — это, конечно, несколько идеалистично, но там, по крайней мере, невозможно представить, чтобы некий малообразованный реакционный клан закупоривал развитие страны на десятилетия.

Вот что для меня бесспорно — так это прямая зависимость между ощущением полноты жизни и умением, волей, желанием выстраивать пространство личной свободы.

Конечно, вряд ли Козулин счастлив в тюрьме, но есть горькая мудрость в его словах о том, что многие на воле гораздо менее свободны, ибо "находятся в духовном заточении".

Отбросим вариант искреннего корытного счастья — мы говорим о тех, кто способен рефлексировать, для кого самоуважение и свобода ценнее похлебки по расписанию или жирных остатков с барского стола. Фальшь официальной пропаганды они наверняка чувствуют по Высоцкому: "Нет, ребята, все не так, все не так, ребята!". У него же, Высоцкого — убийственно-точное определение: "Рай для нищих и шутов, мне ж — как птице в клетке".

Я, знаете, все же верю, что и в нашей многострадальной стране, где страх въелся в гены, достаточно большому числу людей (да зачем далеко ходить — почитайте форум) это важно — ощущать себя свободными. Не обязательно богатыми или высокопоставленными, но непременно — свободными. Кто знает: может, тот самый сапожник из песни был счастлив именно потому, что мотивчик пел хоть и незатейливый, но — свой! Не согласованный ни с какой идеологической вертикалью :)

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».