Юлия Мицкевич. ФЕМИНИСТСКОЕ. День «второго» пола

Эх, до чего же я люблю провокации. Бывало, захожу в приличное общество и с порога: я феминистка...

Юлия Мицкевич. Феминистка. Журналистка. Занимается гендерными исследованиями не только в профессиональной, но и повседневной жизни. Ценит работу в «Белорусских новостях» за соблюдение в редакции гендерного баланса и отсутствие дискриминации по признаку пола.

Эх, до чего же я люблю провокации. Бывало, захожу в приличное общество и с порога: я феминистка. И сразу понеслось-поехало! Ах, да вы та самая, которая ненавидит мужчин, которая с транспарантами по улице ходит, ратуя отобрать все у мужчин и отдать женщинам. А вы замужем? – Нет. – Ну, тогда все с вами ясно. Все ваши феминистские воззрения от неустроенности в личной жизни. Вам бы мужика хорошего.

Не в этом суть. Но оправдываться не буду. Впрочем, с оправдания своей жизненной позиции и начинается неравенство, которое заложено в языке: в том, что мы говорим, и как мы это говорим. Вот интересно, может ли кто-нибудь представить себе ситуацию, когда некий шовинист будет оправдываться за то, что он уверен: женщины – это слабый пол, место каждой из нас – на кухне, предназначение – быть украшением и ублажением для мужчины? Вряд ли. Потому что это закономерно. Быть женщиной в патриархальном обществе – значит быть при… При мужчине. Ведь мы – «второй» пол, говоря словами Симоны де Бовуар. Мы не наделены властью решать, что и как кому позволено. И даже за собственную успешность нам приходится оправдываться. Причем, не только перед представителями мужского пола, но и перед самими собой.

Как пример. Вчера прошел круглый стол на тему предстоящего, многими любимого, праздника 8 марта. Собрались на нем добившиеся успехов в жизни белоруски (депутаты, журналистки, певицы, актрисы) для обсуждения насущных женских проблем. Так планировалось. Но беседа свелась в итоге к банальному: а как сделать так, чтобы еще больше нравиться мужчинам. Проблема, безусловно, глобальная. Потому что, как выяснилось, уже недостаточно быть только привлекательной и уметь хорошо готовить, надо и еще много других премудростей знать.

Парадокс состоит в том, что происходил разговор в канун дня борьбы женщин за свои права. Да, да, именно так. Мало кто помнит, но изначально 8 марта был обозначен как День солидарности трудящихся женщин. Небезызвестная Клара Цеткин на Международной конференции женщин в Копенгагене в 1910 году предложила ежегодно отмечать женский день в память о нью-йоркских событиях. Именно 8 марта 1857 года текстильщицы Нью-Йорка прошли маршем по улицам, протестуя против низких заработков и плохих условий труда.

Позже советское руководство с определенным умыслом изжило главный посыл женского дня, превратив его в «праздник весны и красоты». Какие такие права? Ишь, чего захотели…

Ах, вы не любите праздник 8 марта? – часто спрашивают меня. Нет, в привычном его употреблении не люблю. Скучно от однообразия. Из года в год: так давайте же выпьем за женщин – олицетворение красоты, женственности и нежности. Примерно так, в разных вариациях, но смысл неизменен.

Так что же, вы против красоты? – раздается с разных сторон. Вовсе нет. Но только помимо красоты у меня есть ум, высокий уровень IQ и большое количество талантов. Давайте поговорим об этом. Так нет же. В стотысячный раз будут в этот день рассказывать мне о моем главном «женском» в этой жизни назначении: быть женой и матерью и радовать глаз мужчин. И какого карьерного роста бы я не достигла, какие бы вершины не покорила, моя успешность в данном обществе будет определяться через наличие у меня мужа, желательно официального, со штампом в паспорте. Только в этом случае все остальные мои «заслуги» будут признаны. В противном случае будут жалеть и сочувствовать. Потому что я женщина. И потому что, как правильно писал вождь мирового пролетариата товарищ Ленин: «невозможно жить в обществе и быть свободным от него».

Слабый пол, прекрасный пол… Скажите мне, а чем мужчины менее прекрасны?

Я вообще против наклеивания ярлыков, тиражирования гендерных клише и думания черно-белыми дефинициями: если феминистка – значит, мужененавистница, если женщина – то обязательно слабая и женственная. Я, например, мужественная и сильная. Я от этого перестаю быть женщиной? Да. Перестаю. Быть «настоящей» женщиной в глазах большинства.

Известно, что гендерная теория не исключает биологических различий между полами. Они есть, кто бы спорил. Но в данном случае речь идет о правах и отношениях в социальном контексте. Социум гораздо многообразнее и не может мыслиться исключительно в бинарных оппозициях: инь-янь – тьма-свет – разум-эмоции…

Против природы не попрешь – излюбленный тезис тех, кому больше нечем крыть. Понятное дело, природой прикрываться легко. Особенно тем, у кого не хватает силы признать собственную слабость, что кто-то (а не он/а) может быть прав. Тем более, если этот (эта) кто-то противоположного пола.

P.S. Когда этот текст уже был завершен и готов к печати, стало известно, что в Италии женщины отпразднуют 8 марта манифестациями. Под лозунгом «Развитие, работа, свобода выбора и качество жизни». Это к вопросу, который задавала известная феминистка Гайятри Спивак: «могут ли угнетенные говорить?».

Если и могут, то в каждом обществе по-разному.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции.
Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».