Александр Класковский. ГИПЕРТЕКСТ. Другая Беларусь

Белорусы все четче осознают себя нацией. Европейской нацией. Образ «другой Беларуси», свободной от наследия «совка»...

Александр Класковский
Александр Класковский. В журналистике 30 лет. Начинал репортером, занимался версткой, редактировал молодежный журнал «Парус», газету «Знамя юности» времен перестройки, достигшую тогда тиража в 800 тысяч, вел прямые линии на ТВ в период «разгула демократии» начала 90-х. В последние годы ушел в Сеть. В 2002-2004 годах редактировал интернет-газету «Белорусские новости». Пишет в основном политическую аналитику.

Наша политизированная публика внимательно следила за сюжетом думских выборов в России. Кремль провел эту кампанию в беспрецедентно жесткой манере. Либеральные комментаторы говорят о том, что Россия все больше напоминает Беларусь. Насколько корректны параллели?

Да, дрейф Кремля в сторону авторитаризма налицо. «Россия во мгле». Даже те белорусские оппозиционеры, что уповали на экспорт демократии с востока, ныне сконфуженно разводят руками: ну надо же!..

Значит ли это, что Беларусь обречена на инкорпорацию? Мол, двум родственным режимам просто суждено слиться в экстазе.

А вот тут, пожалуй, не стоит торопиться с категоричными прогнозами. Наши две страны, при определенном родстве систем власти, — в совершенно разных экономических, геополитических да и, если хотите, ментальных координатах.

Россия — в нефтегазовой эйфории. Элиты опьянены возможностью взять реванш перед Западом за все «унижения» прежних лет. И некогда очаровывавший мировых лидеров Путин советует ныне загранице не совать «сопливый нос» в российскую политику.

Иные политологи говорят: мол, это только предвыборный пиар, все уляжется. Но, во-первых, Запад уже сделал свои выводы. Во-вторых, запущенный маховик трудно остановить. Как ни прискорбно, идея сильной руки и реанимация имперского духа находят живой отклик в глубинах российского электората. Сколько бы ни твердили об административном ресурсе Кремля и прочих таких вещах, социология показывает: народ там действительно массово молится на «царя», и все эти великодержавные, антизападные посылы падают на благодатную почву. Голос оппозиционной «Другой России» — как глас вопиющего в пустыне. «Либеральная идея в России умерла», — печально констатирует немецкий политолог Рар.

А что же у нас?

Вы заметили: в последнее время антизападный пафос официального Минска почти иссяк. Жизнь заставляет осваивать иную риторику: пусть в весьма своеобразной манере, но заговаривать о диалоге — и с Европой, и с оппонентами внутри страны.

Только не упрекайте автора в розовых иллюзиях, их нет. Трудно уличить белорусское руководство в пылкой любви к демократическим ценностям «гнилого Запада». Но и «союзное строительство» Минск блокировал у роковой черты. В частности, лег костьми на пути… нет, не мифических танковых орд НАТО, а российского рубля как единой валюты. Вот это было бы настоящим вторжением с плачевными последствиями для суверенитета.

Конечно, российский капитал может влезть и занять командные высоты тихой сапой. И вот тут реально возникает европейская альтернатива. Всякие игры в интеграцию с восточной соседкой смертельно опасны для независимости. Империя может только поглотить. А Европа, сколько бы ни бросали камней в огород брюссельской бюрократии, все же явно не империя.

Давно ли звучали пылкие речи о неизбежности «братской интеграции»? О том, что мы пойдем в ней настолько далеко, насколько готова Москва… Сегодня белорусское руководство заговорило о стратегии маневрирования между двумя сильными полюсами — Россией и Западом. Но такое лавирование при бедности ресурсов и отсталой, не готовой к вызовам глобализации экономической модели не может быть долговременным.

Сегодня для нашей страны парадоксальным образом возрастают как риски поглощения, так и шансы на иной выбор, иную историческую судьбу. В Беларуси исподволь зреют факторы перемен.

Важно, в частности, то, что происходят сдвиги в массовом сознании. Идея единения с Россией терпит крах. Только 9,6% наших соотечественников согласны обменять независимость на дешевые энергоресурсы, в то время как 27,8% выбирают при опросе иной ответ: «Беларусь должна сближаться с Европейским союзом, чтобы быть защищенной от давления России».

Белорусы все четче осознают себя нацией. Европейской нацией. Образ «другой Беларуси», свободной от наследия «совка», в сознании нашего общества все же гораздо сильнее, нежели альтернатива «другой России» в умах электората соседней страны.

Можно завидовать восточной соседке: вон сколько добра в недрах, какая «халява» на много лет!

Но лучше не завидовать. Ведь Россия — в сырьевой ловушке. Ее экономика структурно практически не перестраивается. А значит, рано или поздно — тупик и горькое похмелье.

И в этом смысле для Беларуси нет худа без добра. Жесткие реалии мирового рынка бросают вызов уже сегодня: модернизироваться — или оказаться в ауте.

Да, Беларусь сегодня тоже во мгле. Но есть надежда «дожить до рассвета».