Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. Флаг в руки

Белорусский экшн последних лет — развитие внутренних социальных конфликтов, лежащих вне поля...

Максим Жбанков
Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение».

Заглянул я нечаянно в гости к давнему товарищу, человеку активному и вольнодумному. После пары стопок на тесной кухне разговор естественно перешел на любимые темы сорока-с-лишним-летних мужиков: детей и политику. «А мои вот какие-то не такие…» — вздохнул приятель. «Нет, с самого детства все как положено: мова, бело-красно-белый флаг, культурные герои. И что получилось? Все понимают правильно, но держатся в стороне». Ошибка воспитания? Скорее, характерный тренд общественных настроений.

Последний раз я был партийным 16 лет назад. Сдал после позорного фарса ГКЧП свою красную книжечку и ни разу об этом не пожалел. Любые формы массовой мобилизации не люблю и предпочитаю автономный пешеходный траффик мерному маршу колонн единомышленников. Поэтому напрасный труд записывать меня в апологеты партийной дисциплины и большевистской морали. Мне, как стихийному анархисту, гораздо более интересны движения отдельных людей в конкретных ситуациях. Именно поэтому так любопытны для разбора звучащие в последние дни рассуждения о том, как у нас сложно «выбраться из-под флагов» (А.Медвецкий). И больше всего, как выясняется, страдают от этого деятели культуры.

Концепт баррикадного противостояния («Там — враг, здесь — свои. И наше дело правое!») хорош для агитработы и народного экранного зрелища. Именно там отлично работают схемы боевой дисциплины и «измены» как идейной перевербовки нестойких элементов противником. Но такой подход предполагает, что есть два жестко структурированных противостоящих лагеря. И зона боевых действий поделена между ними четко прописанной линией фронта. А это абсолютно не наш вариант.

Белорусский экшн последних лет — развитие внутренних социальных конфликтов, лежащих вне поля партийных (т.е. открыто политических) интересов. Это война не идеологий, а ментальных схем. Опыт во многом интуитивного гражданского противостояния, где «своих» определяют не по партийным спискам и наградным листам, а по ценностным приоритетам и состоянию души. В этом как сила, так и слабость альтернативных сообществ. Сила — потому что людей мобилизуют не крики с трибун, а стихи Хадановича, лиричный сарказм Шалкевича, эссе Акудовича и «Народны альбом». Слабость — потому что стоит одному элементу «выпасть» — и может рассыпаться вся картинка. Точно заметил Валентин Акудович в дискуссии на «Свабодзе»: «Тры чарапахі» держали на спинах мир, а теперь начали расползаться в разные стороны. Вот в чем проблема — в разрушении привычных схем реальности. А вовсе не в попытке политической демобилизации группы товарищей.

«Выход из-под флагов» — очередной медиа-фантом. Наличное культурное пространство не может стать беспартийным. Потому, что оно по сути своей партийным никогда и не было. А те флаги, от которых есть соблазн дистанцироваться, на самом деле были подняты в собственном сердце.

В конечном счете, политика и политики — лишь декорации нашего личного шоу. И не более того. Поиски «третьего» пути меж враждующих лагерей изначально бессмысленны: он уже найден. Любой независимый человек живет именно так, не резонируя в такт очередному идеологическому накату (с любой стороны). Чем любопытен обласканный белорусской фестивальной публикой немецкий фильм «Жизнь других»? Своим героем — гэбистом, нашедшим в борьбе идеологий свой отдельный путь. Неблагодарный, невыгодный, но достойный.

Смешно звучит от взрослых мужиков: «Нас использовали!» Границы собственной зависимости мы определяем сами. Каждый живет свое. И не приписан пожизненно к «партии власти» или отрядам оппозиции. В чем суть случившегося? Вещи, которые прежде воспринимались как личная позиция музыкантов, вдруг начали им мешать, оказались формой их несвободы. Именно это (а не мнимое «нарушение партийной дисциплины») вызвало волну взволнованных откликов.

С кем ссоримся? Не с политиками, недодавшими внимания. На самом деле воюем с самими собой. Заждавшимися перемен под развернутыми стягами своего сердца. Но попробуй их свернуть — и что останется от тебя?