Андрей Курейчик. МНЕНИЕ. Не могу молчать

Озверевшие от информационного голода люди набросились на несчастных рокеров из-за простого...

Андрей Курейчик
Андрей Курейчик. Драматург, театральный критик, киносценарист, по образованию — юрист. Режиссерскую стажировку проходил во МХАТе им. Чехова под руководством народного артиста СССР Олега Табакова. Один из создателей ток-шоу «Выбор» на телеканале ОНТ. Основал Международный фестиваль современного театра «Открытый формат». Сыграл роли в фильмах «Дунечка» и «Партизанская мистерия» (2003). Его пьесы неоднократно становились победителями белорусских и международных конкурсов и фестивалей.

Озверевшие от информационного голода люди набросились на несчастных рокеров из-за простого получасового разговора с каким-то чиновником.

Я думал промолчать. Вроде как от этого безумия и бежал из Минска в деревню. Чтобы не видеть и не знать всё это. Но просто стало невыносимо стыдно… Стыдно за эту травлю, которая напоминает лучшие творения отечественной пропаганды…

Я хочу поддержать талантливых людей. Они не заслужили такого отношения. Хотя бы потому, что они много сделали для культуры этой страны. Сделали в миллион раз больше и талантливее, чем люди их критикующие.

Почему-то и власть, и оппозиция думают, что люди искусства им что-то должны. Одни думают, что им должны петь на концертах «За Беларусь», вторые — на оппозиционных митингах. Что за безумие? Никто им ничего не должен! Люди искусства им ничего не должны. Это надо осознать раз и навсегда.

Политика — самая грязная и подлая сфера общественной жизни. Особенно в Беларуси, где она находится в состоянии первобытного варварства. Сама идея власти одних людей над другими, борьба за эту власть — ущербна и ненормальна с точки зрения художника. Ведь настоящее творчество — это стремление к абсолютной свободе.

Большие творцы всегда смотрели на политику презрительно, брезгливо и свысока. Они никогда не лезли в неё, не потому, что чего-то боялись, а чтобы не «запачкаться» в этом дерьме, не опуститься до её уровня, не превратиться в «политическое быдло».

Пушкин не пошёл на Сенатскую площадь вместе с Декабристами, Достоевский учил императорских детей, Толстой проповедовал непротивление злу, Чехов не стал народовольцем, Мейерхольд после руководства Императорскими театрами возглавил первый советский театр, Булгаков писал письма Сталину, а Станиславский и Немирович занимались искусством во МХАТе в период страшных репрессий. Примеры можно продолжать сколько угодно… Ни Ахматова, ни Цветаева, ни Пастернак, ни даже уехавший Бродский — не стали политическими крикунами. Можно вспомнить и судьбы белорусских писателей, прежде всего Купалу. Эти люди прекрасно понимали, что происходит в стране. Но достоинство великого художника, сопереживая людям — быть выше политических дрязг!

Эйзенштейн, Шостакович и Булгаков поднялись над Сталиным, так же как Брехт над Гитлером, а Сальвадор Дали над Франко. Вот ориентиры для всех настоящих художников.

Пусть собаки-политики грызутся между собой. Это их работа. Судьба творца в другом… Мне кажется, наконец-то рокеры сумели хоть немного приподняться над глупыми политиками и их мелкими интересами, что в своё время удалось Гребенщикову, Шевчуку, «Чайфу», «Аукцыону» в России… И это сразу перевело их на новый уровень силы и влияния в обществе. Разрешение на концерты — это первый шаг к возрождению отечественной рок-музыки в нашей стране.

Все понимают: политизированное искусство равно дурному искусству, потому что оно временно и конъюнктурно. Вацлав Гавел, на которого всё время ссылаются в оппозиции, возможно, сильный политик, но очень слабый драматург. Кто читал его пьесы? Кто их ставит? Как, впрочем, и творения другого драматурга-политика — Луначарского. Романы Солженицына — очень правдивы, но никто их не называет гениальными. Я вообще не могу вспомнить ни одного гениального творца-политика, ни одного по-настоящему гениального примера идеологического искусства. Их нет… Это слишком низкий уровень для творчества. Слишком грязный и дешёвый.

Ещё раз повторю — художник должен быть выше. Его творения — достояние всей нации, и даже больше — всего мира. Ведь в зал приходят люди самых разных политических, религиозных, культурных взглядов, и именно искусство — это то, что может объединить их хотя бы на время концерта или спектакля… Разделение зрителя на «политически правильного» и «неправильного» — это возрождение сталинизма. Жаль, что оно происходит именно в оппозиционной среде.

Политическое искусство является порождением не таланта, а идеологии, и неважно какой: либеральной, коммунистической, путинской или лукашенковской. В этом смысле концерты «За Беларусь» и спектакли «Свободного театра» являются братьями-близнецами, только одни агитируют «за», другие — «против» президента. И у того, и у другого проекта «отец» один — Александр Григорьевич Лукашенко. Без него не было бы ни этих концертов, ни такого театра… Они все станут не нужны, когда этот политик уйдёт со сцены или когда идеология, их порадившая, сменится. На мой взгляд, нет ничего страшнее и унизительнее, чем когда искусство порождено не талантом и творческим самовыражением, а политикой. Такое искусство всегда агрессивно, полно ненависти и нетерпимости…

Единственная обязанность художника — это реализовать свой талант в той сфере, которую ему отвёл Бог… Музыканты должны играть музыку. Художники — писать картины. Поэты — сочинять поэзию… И их творчество должно быть свободно от политической конъюнктуры. Рокеры выбрали независимость и настоящую свободу! Браво!

Этого чиновника забудут через месяц после его отставки, — таково проклятие всех «винтиков» государственной машины, а Куллинкович, Вольский, Павлов, Хоменко, Ворошкевич всегда будут гордостью белорусской культуры. Их музыка останется навечно. Но для этого ребятам надо играть, творить, выпускать альбомы и снова доказывать, что и в Беларуси есть свободное и талантливое искусство. В чём я искренне желаю им успеха.

деревня Турец