Александр Класковский. ГИПЕРТЕКСТ. Тяжелый рок, или Не торопитесь нажимать «Delete»

Рокеры, сходившие в Администрацию, попали под капитальную раздачу. Мол, предали дело борьбы и...

Александр Класковский
Александр Класковский. В журналистике 30 лет. Начинал репортером, занимался версткой, редактировал молодежный журнал «Парус», газету «Знамя юности» времен перестройки, достигшую тогда тиража в 800 тысяч, вел прямые линии на ТВ в период «разгула демократии» начала 90-х. В последние годы ушел в Сеть. В 2002-2004 годах редактировал интернет-газету «Белорусские новости». Пишет в основном политическую аналитику.

Рокеры, сходившие в Администрацию, попали под капитальную раздачу. Мол, предали дело борьбы и все такое. Государственные СМИ тут же воспользовались коллизией, чтобы осмеять оппозицию. Вот, дескать, сами писали в ту же Администрацию письма с призывом к диалогу, а как дошло до дела — истерика!

Короче, тут еще вопрос, кто больше подыграл де-факто власти — доверчивые музыканты или вершители морального аутодафе.

Политически наивные рокеры, конечно же, не просчитали резонанса и вообще вариантов сюжета. А именно — той перспективы, что им светит, фигурально говоря, «тяжелый рок». Достаточно смоделировать незавидную ситуацию в случае, если ребята пролетят как фанера над Парижем со своими надеждами на снятие казенного табу, а между тем уже и по разряду нонконформистов вроде бы не проходят.

Вот, например, в кругу соратников Александра Милинкевича возникла идея создать фонд поддержки нонконформистской культуры. При этом, если в сообщении все точно, параллельно ставится задача «даць зразумець Эўропе, што афіцыйная культура — антыэўрапейская па сваёй прыродзе». Интересно, этих рокеров уже отнесли к отпетым врагам Европы — или, так и быть, еще пожалеют, дадут шанс реабилитироваться? А маэстро Финберг — живой пример тесного сотрудничества художника с властью — он дирижирует антиевропейски или как?

Резюме грустное: как в лагере власти, так и в стане ее убежденных политических оппонентов сильна большевистская психология. Кто не с нами — тот против нас и т.п.

Блестящий образчик такого мышления — недавняя статья оппозиционного деятеля Александра Бухвостова «Независимой прессы нет и не может быть». Короче, если независимый журналист критикует титульную оппозицию, то он, по мнению автора, «борзописец» и прислужник режима. Рецепт гениален: «Должна быть партийная пресса и журналисты. У нас одна сегодня партия — ОДС». Если вы мучитесь поиском ассоциации, подсказываю: В.И.Ленин, 1905 год, работа «Партийная организация и партийная литература». Впору ставить копирайт :)

Не в последнюю очередь именно большевизм (в широком смысле) некоторых деятелей оппозиции помог официальной пропаганде вооружиться страшилками: вот, мол, если такие победят, то чиновников — на кол, русских — на чемоданы и т.д. В итоге номенклатура теснее сплачивается вокруг вождя, а электорат чешет репу: и впрямь, не получится ли — шило на мыло?

Два слова для полной ясности. Не хочу занимать лукавую позицию «над схваткой»: мол, что власть, что оппозиция — одним миром мазаны. Не одним! Нынешний раскол общества — прежде всего, безусловно, на совести правящей команды. Пресловутая консолидация в исполнении «вертикали» свелась в основном к тому, чтобы душить и загонять в андеграунд несогласных. Конечно, это способно кого-то согнуть, а кого-то озлобить. Но когда борцы с режимом всего лишь ментально его зеркалят — это полный тупик! Классовое искусство, партийная журналистика — все это уже проходили. Итог — деградация и сломанные крылья.

Что касается пресловутого диалога — да, наивно думать, что власть тут особо разгонится. Но очевидно, что она уже вынуждена хотя бы маневрировать. То, что два осенних оппозиционных марша прошли без дубинок — для меня очевидный прогресс. И вообще — капля камень точит.

Теперь мы видим взмахи моральных дубинок над головами рокеров. Да, есть искренне разочарованные юные фанаты, грозящие вычистить директории с песнями оплошавших кумиров. Вместе с тем трудно отделаться от впечатления, что кое-кто из более зрелой когорты не устоял перед соблазном лишний раз подчеркнуть свою несгибаемость. Так сказать — позиционироваться на фоне... Но если уж ты старый, мудрый политический боец — то взвесь каждое слово, просчитай эффект! А то ведь получается царский подарок официальной пропаганде: вот оно, лицо радикальной оппозиции!

Снова ремарка для ясности. Свое отношение к убогому приспособленчеству я уже высказывал вот в этой статье. Так что не будем хватать друг друга за лацканы и выяснять, кто тут из нас принципиальнее :)

Но для меня очевидно и другое: парадигма баррикадного мышления не вырвет наше общество из порочного круга. Для меня очевидно: ни артистов, ни журналистов, ни кого-то еще — не надо строить. Даже во имя прекрасного демократического будущего. В строю можно исполнять только строевые песни, а это не самый продвинутый жанр.

Вспомним Окуджаву: «Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить». Прислушаемся к немало испытавшему Владимиру Некляеву: разговор с музыкантами — это признание их творческой силы. Поверим спокойной мудрости Геннадия Буравкина: не надо спешить с оценками, и вообще — в отношениях художника и власти грань определяет сам художник.

Вот пусть ребята и определяют. Сейчас им и так несладко.

Мне почему-то кажется, что они еще споют под тем флагом, с которым уже независимо от авторов ассоциируются их лучшие песни. А фанаты пусть не торопятся нажимать «Delete». Даже в худшем случае будет актуальным хит «N.R.M.» про то, что «падваеньне асобы зрывае нам дах…».