Александр Зимовский. РЕЗОНАНС. Фаддей Б. и fake-структуры

Наличие среднего класса в Беларуси сознательно ставится под сомнение независимым экспертным сообществом...

Александр Зимовский
Александр Зимовский. 46 лет. Тележурналист. Называет себя основоположником, теоретиком и практиком охранительного направления в белорусской тележурналистике. С 1995 по 2001 годы вел на Белорусском телевидении информационно-аналитическую программу нашумевшую «Резонанс». В 2002 году стал генеральным директором ЗАО «Столичное телевидение». 22 декабря 2005 года назначен председателем Национальной государственной телерадиокомпании Республики Беларусь. Вслед за А.С. Пушкиным считает журналистику «рассадником людей государственных».

За суетой дней как-то забываются великие даты. А ведь нынешний год — год 195-летия Отечественной войны 1812 года. В воскресенье на Березине вспоминали солдат Великой армии и русских солдат, чей ратный путь закончился на берегах этой белорусской реки. А я вспомнил другого человека, нашего славного земляка, минского шляхтича Фаддея Булгарина. Фаддей Бенедиктович до конца дней своих приписывал себе честь обнаружения брода у деревни Студенка, где и состоялась историческая переправа. Булгарин служил тогда сублейтенантом в 8-м уланском полку, то есть воевал против русских, дослужился до капитана и был награжден орденом Почетного легиона. Хотя ранее, в войне 1806-1807 гг., успешно воевал против французов и даже получил Анну 3-й степени на грудь с пожизненным ежегодным пенсионом в 90 рублей.

По моему мнению, Фаддея Бенедиктовича Булгарина белорусская историография и литературоведение почему-то несправедливо замалчивают. А ведь он был первым белорусским писателем, поставившим под сомнение талант певца и апологета Российской империи Александра Сергеевича Пушкина. Собственно говоря, именно Ф.Б. Булгарин и является предтечей и основателем нашей белорусской журналистики и автором самого кассового романа тех лет «Иван Выжигин». Нет никаких сомнений, что в наши дни Ф.Б. Булгарин стал бы украшением любого писательского союза Беларуси. Он основал бы коммерческий этнографический музей и политическую партию, издавал бы (и успешно!) интеллектуальный массовый альманах «Северо-Западная пчела», активно сотрудничал бы с национальной киностудией «Беларусьфильм», одновременно сочиняя сценарии для фильмов Ю.И. Хащеватского. Одним словом, «… не то, что нынешнее племя».

И конечно, Фаддей Бенедиктович не обошел бы своим критическим вниманием замечательную книгу «Fake-структуры», вышедшую в издательстве «Европа» и немедленно мною купленную во время командировки в Москву. Некоторые фрагменты этой книги напомнили мне программу «Резонанс», имевшую большую популярность в ревущие 90-е годы. И я с удовольствием подписался бы под вот такими словами, написанными в этой книге: «…если такого рода саморегулирующийся механизм в полной мере не сформировался, а гражданское общество находится на этапе становления, на первый план могут выходить такие общественные образования, которые в реальности удовлетворяют потребности существенно меньших групп, чем декларируется, либо ни одной из общественных групп вовсе.

Именно этот случай мы наблюдаем в России (а мы — в Беларуси - А.З.). Часто описанные образования не имеют членов вовсе, либо их наличие носит фиктивный характер. Как правило, большая часть их деятельности не доходит до декларируемых ими целей, а останавливается на задаче удовлетворения финансовых запросов и амбиций их руководителей.

Эти образования способны к многократному изменению своих принципов и идеологии, вплоть до противоположных, а их название и истинный характер деятельности могут не соответствовать друг другу. Также подобные структуры легко меняют названия и взаимодействуют с аналогичными структурами, формально образуя новые организации, при этом ничего не прибавляя к своей деятельности и оставаясь такими же бесполезными для общества. Назовем такие общественные организации fake-структурами (от англ. fake - поддельный, фальшивый). Основной их характеристикой, или fake-принципом, является несоответствие декларируемого и настоящего содержания».

Я мог бы продолжать цитировать и дальше, настолько это похоже на все, что я говорил и говорю о состоянии нашей оппозиции и экспертного сообщества. Но лучше уж вы сами, вот по этой ссылочке: http://www.kreml.org/opinions/165967368.

Я бы обязательно пригласил Ф.Б.Булгарина в программу «Жесткий разговор» и мы плодотворно подискутировали бы о нашем среднем классе. И, скорее всего, пришли бы к выводу, что наличие среднего класса в Беларуси сознательно ставится под сомнение независимым экспертным сообществом, как например, в этой публикации: http://nmnby.org/pub/0711/19m.html.

Мы без труда определили бы в ходе дискуссии, что причина этому лежит на поверхности нашего общественного сознания и не увидеть ее нельзя, потому что: «…Наша интеллигенция, включая интеллектуально-политическую элиту, развиваясь совершенно по-иному, выработала своего рода сакральный образ самой себя. Всякий, кто обращался к теме «русской интеллигенции» (и белорусской, — непременно добавил бы Ф.Б. Булгарин), прекрасно понимает, о чем речь. Интеллигенции всегда было присуще самоощущение «блестящей изоляции», в которой она хранит некие важнейшие ценности.

Не будучи представителем среднего класса, она выстраивала свою деятельность в качестве идеолога в системе сложных отношений с государством. Отчаянно пытаясь автономизироваться от государства, интеллигенция одновременно крайне ценит признание прежде всего с его стороны.

Сохранение такого положения сегодня может объясняться лишь инерцией и нежеланием интеллигенции расставаться с ролью эксклюзивного партнера государства. И тут дело доходит до анекдота. Попытки ряда уважаемых российских (и белорусских, — непременно добавил бы Ф.Б. Булгарин), социологов и более широких кругов гуманитариев доказать, что среднего класса в России (и в Беларуси, — непременно добавил бы Ф.Б. Булгарин) до сих пор не существует, настолько упорны и не считаются ни с какими доказательствами, что ясно: это не сугубо научная полемика». Подробности здесь: http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/43/perspektivy/.

Только в самом конце разговора Фаддей Бенедиктович с прямотой наполеоновского и русского офицера спросил бы меня: «Александр Леонидович, а зачем Беларуси такое экспертное сообщество, которое не способно сформулировать очевидные истины, доступные даже пониманию читателей «Северо-Западной пчелы»? И я не нашелся бы, что ответить.