Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. По колено в любви

Действительно хочется любить свое. Уважать отечественную сцену, учить наизусть реплики из отечественных фильмов, читать...

Максим Жбанков
Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение».

Надоело быть циничным критиком. Хочется любви. Шептать по телефону глупости, дарить пушистые игрушки и умирать от внезапного восторга. Хочу быть добрым. Но как-то не складывается. Возможно, именно потому, что вокруг тиражируется агрессивный позитив. Сужу по реакции на свои тексты. Боевой клич «Руки прочь от Макаревича!» — еще самый мягкий ответ. Разбор нового диска «Сузор’я» вызвал в сети нервную атаку на «расейскамоўнага ліберала», не постигшего, знаете ли, глобальной культурной значимости архивного проекта. Но тут такое дело: когда тебе кричат «Только попробуй нас не полюбить!», руки сами сжимаются в кулаки.

Почти неделю шумит-гудит международный кинофестиваль «Лістапад». Фестиваль как фестиваль: нормальный постсоветский междусобойчик без особого смысла и внятной концепции. Программу традиционно украшают популярные европейские ленты (в большинстве своем прошедшие в нашем прокате), пара российских премьер, вроде «Александры» Сокурова, и российские же гости. Фест традиционно страдает от финансовой недостаточности и сомнительного подбора конкурсной программы (где, как обычно, «состязаются» вещи, несоизмеримые по классу). Есть вопросы? Конечно же, есть! И об этом впору открыто говорить. Но вот председатель феста Ростислав Янковский в одном из своих интервью озвучил немного другую позицию: «Есть, конечно, плохие журналисты, клеветники, которые обязательно какую-нибудь чушь напишут. Нужно любить свой фестиваль». Вот нужно любить — и все тут! А кто против — тот клеветник. В таких случаях так и тянет попросить пример клеветы. С последующим детальным опровержением. Но, боюсь, не дождемся.

Подмена объективного разбора ласковым пиаром — вещь, в наших краях любимая и распространенная. К такой игре привыкли и те, кто пишет, и те, о ком пишут. Сбои в системе чреваты репрессиями. Написать критично про гитарных героев из «J:Морс» — хороший шанс попасть в «черный список» их промо-директора. Я, кстати, лично знаком с тремя такими «нежелательными элементами». Недохвалил ветеранов родного андерграунда — получи плюху от взволнованного фаната. Не во всем согласен с политикой «Лістапада» — будут проблемы с аккредитацией. Причем заметьте: защитники «своего» с «критиканами» не спорят. Их засыпают возмущенными эмоциями. Такая вот любовь.

Есть соблазн понимать прессу как некий гибрид рекламной листовки и агитплаката. Однако журналистика не есть техника любви. У нее несколько иная миссия: информация плюс аналитика. Но это выглядит более чем экзотично в нашем поле общего энтузиазма. А потому даже там, где стоит ждать трезвого разбора полетов, побеждают позитивные вибрации.

Сошлись недавно журналисты, музыканты и продюсер Гайдук на круглый стол «Современная музыкальная индустрия. Способы выживания». Тема острая. Люди достаточно авторитетные. Что в осадке? Судя по частным реакциям участников — как попс и рок кофе дружно пили и в глаза душевно глядели. Судя по публикациям — то, что FM-радио не хватает свежего материала, музыкантам — денег, а белорусскому МузТВ — Пита Павлова. Спасибо, ребята, открыли глаза! Но при чем тут «выживание»? Нет конфликта — нет и остроты. Кто пришел с вопросами — ушел с любовью. Кто-нибудь, отнимите у них сахар! И позовите запрещенного в очередной раз Куллинковича. Тогда в разговоре точно прибавится горечи.

Мне трудно судить наших солдат любви. Потому что действительно хочется любить свое. Уважать отечественную сцену, учить наизусть реплики из отечественных фильмов, читать в метро белорусские бестселлеры в мягких обложках. Беда в другом: затянувшееся ожидание любви легко переходит в подмену предмета. За неимением достойных голод сердца перекидывается на мало достойных. И совсем не достойных. Как там у Шевчука: «Пусть кричат: «Уродина!» А она мне нравится…» И вот тогда — не тронь любимое! Неладное, убогое. Но «свое».

И знаете что? Если очень постараться, можно себя убедить. И найти невероятные открытия в блеклой листве «Лістапада». За очевидным отсутствием Венеции и Канн.

Так и живем. С кулаками в карманах. По колено в любви.