Минск и Стокгольм готовы зарыть топор дипломатической войны?

Однако следует иметь в виду, что конфликтогены в отношениях двух стран отнюдь не устранены до конца…

 

Официальный Минск и Стокгольм начинают выводить отношения из кризиса, в котором они оказались летом прошлого года. Однако противоречия, приведшие к конфликту, полностью не устранены.

ШвецияВ 1990-х годах и в первом десятилетии XXI века белорусско-шведские отношения выстраивались волнообразно, переживая взлеты и падения. Быстрое признание Швецией независимости Беларуси и установление дипломатических отношений в 1992 году сопровождалось стремлением сторон к расширению политического диалога и налаживанию экономических и культурных связей.

Вторая половина 1990-х годов прошла под знаком свертывания двустороннего политического диалога, в первую очередь на высшем государственном уровне. Что, впрочем, не помешало открытию белорусского посольства в Стокгольме в 1999 году. В первой половине 2000-х годов контакты между официальными структурами стали более оживленными, но — преимущественно по дипломатической линии.

Во второй половине 2000-х годов диалог между Минском и Стокгольмом стал более активным, чему поспособствовали оттепель в отношениях Беларуси с ЕС и поддержка Брюсселем совместной польско-шведской инициативы «Восточное партнерство», обнародованной летом 2008 года.

В этой ситуации шведское руководство приняло решение об открытии в Минске полноценного посольства. На должность его главы был назначен Стефан Эрикссон, вручивший верительные грамоты Александру Лукашенко в сентябре 2008 года.

Однако полноценного диалога между официальными структурами в Минске и Стокгольме не получилось. Шведское руководство продолжало критиковать политику властей Беларуси, находя ее недостаточно демократичной, и не скрывало желания активно работать с представителями здешнего гражданского общества. Такой подход воспринимался белорусскими властями негативно, хотя до конца 2010 года они терпели.

После событий Площади 19 декабря 2010 года политическая оттепель сменилась резкими и глубокими заморозками. Шведская сторона не признала эти президентские выборы легитимными и в начале 2011 года выступила за введение имиджевых санкций в отношении белорусского руководства. Также шведские политики выразили намерение сократить контакты с государственными структурами Беларуси.

В 2011 году и в первой половине 20012 года в белорусско-шведских отношениях сохранялось состояние «холодного мира». Летом прошлого года произошел переход к холодной войне.

Конфликтная ситуация сложилась после июльского «плюшевого десанта» — дерзкого полета над Беларусью, организованного представителями шведского пиар-агенства Studio Total.

Разбрасывание с иностранного самолета плюшевых мишек с лозунгами в защиту демократических свобод не только нанесло удар по самолюбию Александра Лукашенко, но и ухудшило позиции белорусского руководства в торге с руководством России. Ведь тезис о неприступности белорусских границ весьма активно использовался официальным Минском для получения экономических преференций от Москвы.

Жертвой ответного удара стало шведское посольство в Минске. 1 августа МИД Беларуси объявил о непродлении аккредитации Стефана Эрикссона, заметив, что его деятельность была направлена «не на укрепление белорусско-шведских отношений, а на их разрушение». Посла обвинили в причастности к ввозу в Беларусь нелегальной антиправительственной литературы.

В свою очередь, МИД Швеции 6 августа объявил о нежелательности прибытия в Стокгольм нового белорусского посла и отозвал вид на жительство в Швеции у двух сотрудников белорусской миссии.

8 августа МИД Республики Беларусь объявил об отзыве из Стокгольма всех сотрудников посольства и предложил шведской стороне пойти по такому же пути.

В заявлении внешнеполитического ведомства говорилось, что «возвращение двустороннего взаимодействия на прежний уровень непосредственного дипломатического присутствия в столицах двух стран возможно лишь в случае, если шведская сторона в диалоге с Беларусью вернется к соблюдению международно признанных принципов взаимоуважения, суверенного равенства государств и содействия развитию дружественных отношений».

30 августа посольство Швеции прекратило работу. Интересы Швеции в Беларуси в визовых вопросах стало представлять посольство Эстонии, а Беларуси в Швеции — посольство Латвии.

Впрочем, до полного разрыва отношений дело все же не дошло. Более того, пауза в развитии диалога оказалась недолгой. Уже в январе текущего года состоялась встреча белорусских и шведских дипломатов, на которой обсуждалось состояние двусторонних отношений.

В марте нынешнего года в СМИ появилась информация о возможности возвращения в Минск сотрудников шведского посольства. Белорусские власти поначалу такую возможность отрицали, однако в апреле признали, что разрешение на возобновление деятельности посольства было дано, но с условием, что его будет возглавлять не посол, а временный поверенный в делах.

Принятое компромиссное решение удовлетворило обе стороны. Белорусское руководство демонстрирует свою «несгибаемость» перед лицом внешней угрозы, а шведское — приверженность общеевропейским ценностям. Вместе с тем шведская сторона выразила готовность принять белорусских дипломатов.

Немаловажную роль в быстром урегулировании конфликта сыграли и бизнес-интересы двух стран. В период обострения кризиса Александр Лукашенко заявил, что сотрудничество со Швецией ничего не дает Беларуси в экономическом плане. Однако результаты сотрудничества в области торговли и инвестиций позволяют говорить о том, что оно выгодно обеим сторонам.

В 1990-х годах Швеция не входила в число крупных торгово-экономических партнеров Беларуси. В первой половине 2000-х годов объем белорусско-шведской торговли увеличился и в 2006 году приблизился к 500 млн. долларов. В 2007 году показатель сократился до 212 млн. долларов, в 2008 году увеличился до 262 млн. долларов, в 2009 году вновь сократился до 223 млн. долларов, в 2010 году достиг 252,8 млн., а в 2011 году — 309 млн.

Нужно отметить, что рекордный показатель 2006 года был достигнут за счет поставок в Швецию белорусских нефтепродуктов. Сокращение их поставок в последующие годы привело к падению товарооборота и возникновению отрицательного сальдо в белорусско-шведской торговле. В 2007 году объем отрицательного сальдо составлял 57,9 млн. долларов, в 2008 году — 69,6 млн., в 2009 году — 78 млн., в 2010 году — 97,6 млн., в 2011 году — 126 млн.

Полных данных за 2012 год относительно торговли со Швецией белорусская статистика пока не приводит, хотя известно, что Швеция продолжала входить в число значимых партнеров Беларуси в области импорта продукции и существенного снижения объема импорта из этой страны не произошло. По итогам года из Швеции в Беларусь было поставлено продукции на 209,5 млн. долларов (в 2011 году — на 211,1 млн.).

В январе-феврале нынешнего года объем белорусско-шведской торговли составил 34 млн. долларов (94,4% от уровня аналогичного периода 2012 года). Сокращение товарооборота произошло преимущественно за счет снижения экспорта белорусской продукции в Швецию. За первые два месяца текущего года объем экспортных поставок из Беларуси в Швецию составил 12,5 млн. долларов (71,8% от уровня аналогичного периода 2012 года).

Импорт шведской продукции, напротив, увеличился до 21,5 млн. долларов (115,6%). Сальдо в торговле осталось отрицательным — 9 млн. долларов.

В прошлом году из Беларуси в Швецию экспортировались необработанный лес и материалы деревообработки, котлы, рыбий жир, соль. Из Швеции поступали электрогенераторные установки, седельные тягачи и грузовые автомобили, легковые автомобили, аппаратура связи и части к ней, плоский прокат, паровые котлы, воздушные насосы, полимеры этилена, искусственные и готовые воски, нефтепродукты, кислоты, промышленные масла и спирты, арматура для трубопроводов, духи и туалетная вода, оборудование для сельского хозяйства.

Как видим, несмотря на дипломатическую войну, экономические интересы Швеции в Беларуси существенно не пострадали.

Следует также заметить, что Швеция важна для Беларуси не только как торговый партнер. Ценен ее опыт реализации природоохранных программ и мероприятий. Швеция готова делиться этим опытом и даже предоставлять средства для реализации проектов в области улучшения экологической ситуации в Беларуси.

В частности, в марте шведская сторона выразила готовность предоставить на реализацию экологических проектов 13,6 млн. евро. Из этих средств 3,6 млн. евро должна получить организация водоканала в Гродно для модернизации очистных сооружений. 2,7 млн. евро на подобные цели получит водоканал в Витебске. По 1,4 млн. евро должны получить Барановичи и Слоним. За счет этих средств должны быть созданы новые биогазовые установки.

Таким образом, нормализация и сохранение в дальнейшем конструктивных отношений со Швецией принесут Беларуси реальную пользу. Однако следует иметь в виду, что конфликтогены в отношениях Минска как со Стокгольмом, так и с Брюсселем отнюдь не устранены до конца.