Наблюдение на местных выборах. В чем эффект?

Как власти, так и оппозиция работают на выборах долгие годы по одному и тому же шаблону…

 

Независимые наблюдатели заявили, что итоги прошедших 23 марта местных выборов не отражают реального волеизъявления народа, имели место массовые нарушения. Насколько солидна база для их выводов?



Много говорится об ограничениях, которые чинят власти в отношении независимых наблюдателей на выборах. Попробуем разобраться, в какой степени эффективна их работа, в чем ее смысл.

Почему порознь?

На прошедших местных выборах за ходом избирательной кампании наблюдало сразу четыре независимых структуры.

Белорусские правозащитники традиционно были представлены кампанией «Правозащитники за свободные выборы». В ее рамках за выборами наблюдали 30 долгосрочных и 220 краткосрочных наблюдателей. Они работали на 180 участках по всей Беларуси.

Еще один проект — «Наблюдение за выборами: теория и практика» — поддерживают Belarus Watch, Европейский гуманитарный университет и Белорусский Дом прав человека в изгнании в Вильнюсе. В основной день голосования около 100 участников проекта наблюдали более чем на 70 участках в Минске и регионах.

Обе эти структуры, как правило, дистанцируются от политических партий в ходе кампании по наблюдению за выборами.

«Мы не поддерживаем никакие политические партии. Наш проект направлен на развитие и поддержку гражданской активности», — таков главный принцип работы проекта «Наблюдение за выборами: теория и практика».

Оппозиционные партии были представлены на прошедших местных выборах двумя кампаниями, поскольку в их среде обозначился раскол на две коалиции.

Кампания «За справедливые выборы» осуществляла наблюдение в 49 населенных пунктах более чем на тысяче участков. Всего в этой кампании приняли участие 2086 человек, 178 из них осуществляли непрерывное наблюдение за выборами и голосованием. Инициаторами кампании «За справедливые выборы» являются Белорусская партия левых «Справедливый мир» и Объединенная гражданская партия. Эти организации составляют костяк коалиции «Талака».

Кампания «Право выбора» выставила 810 краткосрочных наблюдателей и работала на 354 участках. Организаторами этой кампании являются оргкомитет по созданию партии «Белорусская христианская демократия», кампания «Говори правду», Партия БНФ, движение «За Свободу», Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), Белорусская партия «Зеленые» и оргкомитет по созданию Партии свободы и прогресса. За исключением БХД и «Зеленых», остальные организации объединены в кампанию «Народный референдум».

Работа всех четырех кампаний на выборах, по большому счету, направлена на изучение реального волеизъявления народа, мониторинг нарушений, но они наблюдали порознь.

Политолог Андрей Егоров обращает внимание на отсутствие «нормальных доверительных отношений» между организаторами кампаний. К тому же, «само наблюдение за выборами никак не связано с общим политическим процессом в Беларуси, поэтому появляются эти отдельные группы», объясняет собеседник.

Достаточен ли охват?

Независимые наблюдатели покрыли почти треть участков по стране. Всего в ходе местных выборов было образовано свыше 6 тысяч участков для голосования. Независимые наблюдатели работали более чем на 1600. В основном они были представлены в крупных городах, и не исключено, что где-то пересекались.

Андрей Егоров считает такой охват достаточным.

«Смысл не в том, чтобы зафиксировать все нарушения на всех участках, а в том, чтобы показать основные тенденции и дать общую характеристику», — отмечает политолог.

В таком случае независимые наблюдатели могут говорить о духе проведения выборов, подчеркивает эксперт в области избирательного права Сергей Альфер. По его словам, при качественной работе наблюдатели могут зафиксировать реальную явку на выборах.

«В остальном каждый наблюдатель на своем участке может говорить о качественной, а не о количественной картине. О том, насколько с его точки зрения был соблюден дух закона, насколько соответствовали избирательному кодексу поведение избирательной комиссии, подсчет голосов и так далее», — говорит Альфер.

Насколько эффективно наблюдение?

В ходе своей работы независимые наблюдатели жаловались, что им не дают контролировать подсчет голосов. Если и допускают, то наблюдать приходится на далеком расстоянии.

«В целом на 82,6% избирательных участков процесс подсчета голосов и определения результатов выборов оказался абсолютно непрозрачным не только для наблюдателей, но и для самих членов избирательных комиссий», — сделали вывод представители кампании «За справедливые выборы».

Однако в белорусском законодательстве процедура подсчета голосов не прописана, что развязывает руки властям и сужает поле для маневра наблюдателям.

Тем не менее, Андрей Егоров считает достаточным факт фиксации непрозрачности выборов, чтобы говорить об их фальсификации.

«Смысл наблюдения не в том, чтобы поймать фальсификатора за руку, достаточно подозрения, что выборы были непрозрачными, для того, чтобы утверждать, что возможны фальсификации. Если они возможны, то данные, которые потом объявляют избирательные комиссии, не являются легитимными. Тут не надо искать мелочи и подоплеку, достаточно фиксировать ситуацию непрозрачности», — считает политолог.

Тем не менее, он отмечает, что итоги наблюдения за выборами не используются в дальнейшем и не укладываются в логику политического процесса, направленного на изменение ситуации в стране.

Подобного мнения придерживается Сергей Альфер. Он подчеркивает, что как власти, так и оппозиция работают на выборах долгие годы по одному и тому же шаблону.

«В результате все остаются при своих интересах. Одни провели выборы и довольны этим. Вторые сделали наблюдение и с удовлетворением отметили, что эти выборы не соответствуют действующему законодательству и международным правовым нормам. До следующих выборов разошлись, чтобы на следующих выборах точно также с удовлетворением оба действия произвести», — говорит эксперт.

Как бы то ни было, доказать фальсификации на выборах можно лишь в том случае, когда наблюдаешь за ходом голосования. Так что неправильно говорить о ненужности наблюдения вообще. Наверное, на повестке дня стоит вопрос об изменении подходов к наблюдению.