Что пожнут власти на благодатной почве досрочного голосования?

Сфальсифицировать итоги досрочного голосования достаточно просто, а доказать это практически невозможно…

18 сентября в Беларуси началось досрочное голосование на парламентских выборах. По мнению независимых экспертов, именно этот этап избирательной кампании дает властям благодатную почву для подтасовки результатов выборов. 20-30% голосов, отданных досрочно, позволяют путем нехитрых махинаций, скрытых от глаз избирателей и наблюдателей, гарантировать победу угодному власти кандидату в депутаты.

На прошлых парламентских выборах 2008 года в досрочном голосовании приняли участие около 26% избирателей. Динамика проголосовавших досрочно нарастала с каждым днем: в первый день избирательные участки посетили 2,7% избирателей, за два дня — 7%, три дня — 12,3, четыре — 18,8%. В первый день досрочного голосования на выборах-2012 на участки пришло 3% избирателей.

Напомним: согласно Избирательному кодексу, парламентские выборы признаются состоявшимися, если в голосовании приняло участие более половины избирателей округа, включенных в списки граждан, имеющих право участвовать в выборах.

Так вот, в 2008 году на некоторых участках выборы можно было считать состоявшимися и без проведения основного голосования. Так, на одном из участков Коласовского избирательного округа № 106 в Минске явка избирателей превысила 50% уже за два дня досрочного голосования. Объяснение этому вполне простое: участок был расположен в общежитии Белорусского национального технического университета, и основные избиратели там — студенты, которых настоятельно попросили пойти проголосовать пораньше.

О существенных недостатках процесса досрочного голосования в Беларуси заявляют как национальные наблюдатели, так и международные. А ведь в самом досрочном голосовании, на первый взгляд, ничего плохого нет.

«Если говорить непосредственно об институте досрочного голосования, то в каждой стране оно имеет особенности, — отмечает эксперт в вопросах избирательного законодательства Сергей Альфер. — В целом это общепринятый институт выборов, который обычно используется для того, чтобы больше избирателей пришли на избирательные участки. Очевидно, что чем больше избирателей приходит на участки в случаях, когда выборы являются подлинными, тем более точно итоги голосования отражают предпочтения избирателей».

Однако в Беларуси ситуация складывается несколько иначе. Здесь институт досрочного голосования в существенной степени отражает не столько волеизъявление избирателей, сколько административный ресурс.

«Это значит, что избирателей загоняют на участки административным способом. Во-первых, это делается, чтобы выборы состоялись, во-вторых (о чем постоянно говорят международные структуры и независимые наблюдатели), для возможности фальсификации выборов», — подчеркивает Альфер.

Если голосование в день выборов можно хоть как-то проконтролировать и в Беларуси, то во время досрочного — практически полный простор для манипуляций. «От 20 до 30 процентов досрочно проголосовавших, вполне очевидно, при подмене бюллетеней обеспечивают победу нужному власти кандидату», — уверен эксперт.

Сергей Альфер считает: если бы все демократические институты во время выборов работали на практике, то есть, в частности, в избирательных комиссиях равноправно присутствовали сторонники и оппоненты власти, то досрочное голосование не вызывало бы вопросов. Итоги выборов просто реально контролировались бы членами избирательных комиссий, а не одним из субъектов — действующими властями. Очевидно, что тогда доверия к итогам досрочного голосования было бы намного больше.

«Как сам институт досрочное голосование имеет право на существование и в Беларуси, — отмечает Альфер. — А вот его процедура должна меняться, начиная от допуска к процессу абсолютно всех его участников не только с декларированными правами, но и равными возможностями их реализации. Если все субъекты будут уверены, что выборы прошли свободно и не фальсифицировались, я думаю, не будет серьезных возражений и у международных и внутренних наблюдателей, и у противостоящих политических субъектов. Для этого надо совсем немножко — чтобы в стране работали все демократические институты».

Во время досрочного голосования наблюдатели могут достаточно эффективно выполнять только одно действие — считать количество избирателей, которые приходят на избирательный участок.

Именно на этой функции и намерены акцентировать свою работу наблюдатели кампании «За справедливые выборы», которая обещает организовать наблюдение на тысяче участков во все дни досрочного голосования и в день выборов.

А вот от наблюдения за избирательными участками в ночное время наблюдатели вынуждены отказаться. «Ранее мы имели опыт такой работы, — сообщает один из координаторов кампании Сергей Калякин. — Но наших людей в ночное время на участки просто не допускали. Мы не можем сказать, что происходит в здании, даже если люди стоят под зданием, где находится избирательный участок. Поэтому мы предложили наблюдать в ночное время на всех участках, куда нас допустят. Но пока ни одного положительного решения о нашем доступе на участок ночью нет».

По словам Альфера, кроме подсчета явки избирателей все остальные права и возможности наблюдателей, даже если они декларированы законом, «аннулируются ужасным правоприменением».

Но даже успешная поимка организаторов выборов на завышении явки избирателей вряд ли может быть доказана юридически.

«Конечно, наблюдатель реально может только просчитать количество избирателей, пришедших на участок, — отмечает Альфер. — Но если окажется, что пришедших на 300, 500, тысячу человек меньше, чем записано в протоколах избирательной комиссии за пять дней досрочного голосования, то ни в окружной комиссии, ни в суде наблюдатель не сможет подтвердить свои данные. Взгляд наблюдателя — субъективен, в комиссиях, как и в суде, ему просто не будут верить. В итоге комиссия и суд примут также субъективное решение, но уже в свою пользу».

Эксперт уверен, что при желании итоги досрочного голосования сфальсифицировать достаточно просто, а вот доказать фальсификации на практике — практически невозможно.

«Можно доказать факт фальсификации только в том случае, если существует два протокола: комиссией принят один, а в ЦИК пошел совершенно другой. Тогда будет масса вопросов, но все равно сообщат, что второй протокол просто был подписан позже и он более правильный», — отмечает собеседник.

При досрочном голосовании, подчеркивает Альфер, присутствует огромное количество субъективных моментов, связанных с желанием или нежеланием тех или иных субъектов избирательного процесса провести выборы свободно и справедливо.

«Если все захотят провести выборы справедливо, так и будет. Если какой-то субъект, тем более — наделенный властью, это сделать не захочет, то итоги выборов честными не будут», — уверен эксперт.