Оппозиция в парламент может только просочиться

Не может быть при демократических выборах и мажоритарной системе полной победы в один тур! Беларусь — единственная страна в мире, где такое происходит…

 

Судя по риторике Александра Лукашенко на совещании 18 июня, давшем старт парламентской кампании, выборы обещают быть демократичными настолько, насколько они могут быть демократичными в белорусских условиях.

УрныИзбирательные комиссии, по словам официального лидера, должны быть сформированы «с участием политических партий и общественных организаций». Но включать в избиркомы следует только лиц, «достойно зарекомендовавших себя при проведении прежних избирательных кампаний», а не тех, «кто ранее способствовал дезорганизации выборов». Понятно, что это развязывает вертикали руки для фильтрации неудобных персоналий.

Что касается регистрации кандидатов в депутаты, то Лукашенко заявил, что «всех, кто имеет право быть зарегистрированным, надо регистрировать». Он призвал местные органы власти обеспечить кандидатам свободу агитации «на условиях не худших, чем это было при проведении выборов президента страны в 2010 году». Но при этом потребовал «незамедлительно пресекать» любые незаконные действия и политические провокации. «Очевидно, что ведение предвыборной агитации не может осуществляться по правилам массовых уличных акций. Задача правоохранительных органов — не допустить перерастания предвыборных встреч в подобные мероприятия», — подчеркнул официальный лидер.

Будут приглашены зарубежные наблюдатели. «Желающим посмотреть, как проходят выборы в Беларуси, мы должны такое право предоставить», — отметил Лукашенко. Но в то же время, предупредил он, «ни под кого извне мы не должны подстраиваться и не будем это делать».

В общем, обычная риторика. Власти весьма дозированно играют в демократию и намерены держать процесс под колпаком.

Оппозиционные силы Беларуси практически единогласно утверждают, что к парламентской кампании готовы. Готовы сторонники участия в кампании «до победного конца» — посткоммунисты из партии «Справедливый мир», социал-демократы Николая Статкевича. Готовы сторонники «ограниченного участия» — Объединенная гражданская партия и Партия БНФ, цель которых — провести информационную кампанию, а затем сняться с выборов. Готовы сторонники бойкота выборов — христианские демократы, гражданская кампания «Европейская Беларусь», создавшие региональные штабы по бойкоту. Готовы к наблюдению «Правозащитники за свободные выборы» и кампания «За справедливые выборы».

Впрочем, как считает политолог Виктор Чернов, телодвижения партий, равно как и выборы, носят в современной Беларуси лишь ритуальный характер. «Оппозиция вообще не имеет шансов попасть в парламент, потому что в стране нет выборов, а есть имитация. Поэтому логично встает вопрос, стоит ли участвовать в такой имитации», — заявил Чернов.

«Шансов на попадание в парламент у оппозиции я не вижу. С 2000 года эти шансы только ухудшались. В 2000 году в половине округов был второй тур, в 2004 году второй тур был в нескольких округах, в 2008 году второго тура вообще не было. В стране — мажоритарная избирательная система, и законом этой системы является проведение второго тура. Не может быть при демократических выборах и мажоритарной системе полной победы в один тур! Беларусь — единственная страна в мире, где такое произошло. Это говорит, что списки составлены, решения приняты, депутаты уже назначены, и оппозиции дергаться даже не стоит», — считает аналитик.

По его мнению, у властей сейчас нет мотивации менять свою стратегию и подходы к проведению выборов. «Если бы был налажен диалог с Европой, если бы наметились либерализационные процессы, если бы у руководства Беларуси было осознанное стремление быть внешне легитимным — тогда можно было бы говорить о том, что у оппозиции есть шанс провести человек 7-10 в парламент. Пока таких оснований нет», — заявил Виктор Чернов.

Оптимальным сценарием в этой ситуации он считает тактику ОГП, которая намерена выставить своих условных кандидатов в депутаты, именуемых «спикерами», поговорить с людьми, донести до них информацию и с выборов перед началом досрочного голосования сняться.

Впрочем, политолог и юрист Сергей Альфер с коллегой не согласен. По его мнению, проход в парламент нескольких оппозиционеров и создание там оппозиционной группы наподобие «Республики», возникшей в Палате представителей в 2002 году, вполне возможен.

«Для того чтобы пройти в парламент, нужно участвовать в выборах по полной программе, работать в избирательных округах, выбрать в округе одного сильного претендента, который бы работал с избирателями, аккумулировал ресурсы, определил бы в округе болевые точки, которые ему выгодны, готовил команду и проводил бы серьезную избирательную кампанию. В условиях авторитарной системы из 20 оппозиционеров, выигравших выборы реально, в парламент могут просочиться один-два. А вот если выборы реально выиграют 70-80 человек (из числа оппозиционеров. — С.П.), в парламент пропустят уже человек 10-15», — считает Альфер.

По его словам, «власть у нас все-таки электоральная». И если оппозиция реально победит в большинстве округов, то слишком рискованно не пустить хотя бы часть из этих людей в парламент.

Вот только, по мнению Альфера, для завоевания симпатий избирателей и продвижения сильного кандидата нужны единые и скоординированные действия оппозиции и совместная работа в избирательных округах в течение нескольких лет. Но этого не наблюдалось и не наблюдается.

На помощь же Европы в плане улучшения условий выборов особо рассчитывать не приходится. По мнению политолога Андрея Егорова, Европа уже давно утратила рычаги влияния на внутрибелорусскую ситуацию. «Европа могла бы поддержать процесс демократизации, если бы он начался внутри страны, оказать какую-то помощь, оказать давление», — считает эксперт. Но сейчас таких процессов не наблюдается.

По словам аналитика, на позицию Европы могли бы повлиять два фактора: полное освобождение политзаключенных и либерализация «хотя бы такая, как во время президентской кампании 2010 года».

Но выборы, по мнению Егорова, все равно не будут признаны соответствующими стандартам ОБСЕ. «Европа оценивает выборы в комплексе, а не только ход голосования. У нас нет условий для демократической кампании. Нет свободы СМИ, продолжаются репрессии в отношении оппозиционных активистов и правозащитников, в стране атмосфера страха, нет свободы собраний и так далее. Даже это уже не позволяет организовать выборы по международным стандартам», — считает Егоров.

По большому счету, и оппозиции, и Европе надо было начинать думать о белорусских парламентских выборах раньше. Как минимум — сразу же после президентских. Но тогда было не до этого: брутальность репрессий оглушила всех, тема политзаключенных вытеснила все остальные.