ПОБЕДИ СВОИХ ДРАКОНОВ

Как-то осталась в тени одна цифра из недавнего социологического исследования, проведенного авторитетным - и для властей, и для их противников - Независимым институтом социально-экономических и политических исследований. А цифра между тем показательна. Оп


Похоже, что в схватке вокруг выборов вольно обходились с реальными данными и те, и другие. Но если вероятные приписки со стороны властей находятся в пределах социологической ошибки, то тезис о "полном провале фарса" представляется весьма уязвимым. Как это ни прискорбно для непримиримых борцов против режима, но выборы, хотя и далекие от справедливых, все же состоялись.

Напомню, по версии Центризбиркома, явка избирателей в первом туре составила 60,6 процента. Противники официальных властей - в частности, устами председателя Центрального координационного совета по наблюдению за выборами Мечеслава Гриба - утверждали, что этот показатель завышен процентов на двадцать. В доказательство приводились примеры нарушений, зафиксированных наблюдателями от организации Гриба, а также от Белорусского Хельсинкского комитета.

Без подтасовок не обошлось, это наверняка. И все же очевидно, что масштаб их не так велик, как это пыталась изобразить оппозиция. Ее мотивы понятны: иначе довелось бы признать, что идея бойкота "избирательного фарса" не получила желанного отклика в массах. А это так. Согласно упомянутому исследованию НИСЭПИ, на прямой вопрос: "Если вы не участвовали в выборах 15 октября, то по какой причине?" - лишь 2,9% респондентов ответили, что "поддержали бойкот, объявленный оппозиционными партиями".

И уж совсем неловко вспоминать о витавшей в умах оппозиции в начале осени идее некоего параллельного выборам - и вместе с тем альтернативного - народного референдума. На нем, по замыслу, массы должны были дружно поддержать четыре требования международного сообщества касательно организации честных выборов.

В оппозиционной прессе успел даже укорениться штамп - "четыре известных условия". Действительно, узкий круг политической и журналистской элиты заучил их как "Отче наш". Но будьте уверены, дойди дело до такого народного референдума, эмиссары оппозиции долго бы разжевывали, за что призывают голосовать, деревенским бабкам где-нибудь на Жабинковщине. И еще бабка надвое сказала, насколько бы удалось втолковать. И даже если не брать самый отсталый провинциальный электорат - все равно надо согласиться, что массу волнуют более приземленные императивы, нежели "четыре известных требования ОБСЕ".

Как бы там ни было, после драки кулаками не машут. Но есть шанс лучше подготовиться к новой, куда более жестокой схватке. Раунд "избирательного фарса" позади, а впереди - бой за президентство. И наивно рассчитывать, что действующий руководитель государства создаст своим недругам более мягкие условия, нежели на парламентских выборах. Так что если борцы против режима действительно намерены сражаться, а не отсиживаться, то придется соперничать по весьма неудобным, неравным правилам (да еще при обилии мелкого фола).

И самое время извлекать уроки. В частности, оппозиции пора бы отказаться от ориентира на некую умозрительную модель типичного представителя белорусского электората. Априори мыслится, что в душе его дремлет стихийная тяга к демократии и рыночной экономике, и все дело в том, чтобы перешибить реакционную заметалинскую пропаганду своей прогрессивной демократической пропагандой. Но на деле все гораздо сложнее. Воззрения массы - и об этом свидетельствует та же бесстрастная социология - гораздо консервативнее, чем взгляды оппозиционных пассионариев. Если вернуться на несколько лет назад, то надо признать: именно масса выбрала в официальные лидеры нации Лукашенко, хотя тогда в зените своей популярности были национал-демократы во главе с БНФ и лично Зеноном Позняком. На тех выборах, кстати, официальная пропагандистская машина жестко работала как против БНФ, так и против Лукашенко. Но последний с его сермяжными популистскими лозунгами оказался гораздо ближе и понятнее электорату.

Сегодня налицо тревожные симптомы, говорящие о том, что оппозиция может повторить ошибки 1994 года. Первое - это раздробленность и междоусобица в том лагере, что принято называть демократическим. Второе - догматические, сектантские тенденции в оппозиционной среде. Там явно недостает умелых политтехнологов. А именно от них зависит исход предстоящего сражения за президентство на белорусском электоральном поле. Предстоит поступиться чистотой идеального образа демократического кандидата, сконструированного по узкопартийным чертежам. Нужна реальная, даже, если хотите, приземленная фигура. Которая не ассоциировалась бы ни с западными центрами влияния, ни с "Маршами свободы", ни с безудержной романтизацией "золотого века белорусской государственности" в составе Великого княжества, ни с шоковой терапией жестких рыночных реформ... И в то же время способная стать противовесом нынешнему официальному лидеру, по милости которого страна, имеющая завидный для многих наций потенциал, оказалась на мировых задворках.

Стоит подчеркнуть еще один нюанс. Радикальные оппозиционные публицисты с их лейтмотивом "убить дракона!" слишком упрощают задачу. Дело не только в смене правящей элиты. "Убить дракона" - эта мудрая сказка Шварца, если помните, весьма многослойна. И в частности, оппозиции прежде всего надо одолеть своих внутренних химер.