КОГДА ПОЛИТИКИ МОЛЧАТ, ИХ ФУНКЦИИ ПРИХОДИТСЯ ПЕРЕКЛАДЫВАТЬ НА ЖУРНАЛИСТОВ

По мнению известного белорусского политолога Валерия Карбалевича, будущий состав Палаты представителей может стать так называемой "третьей силой". В конфликте "власть - оппозиция" именно на нее начнет обращать внимание значительная часть хозяйственной но


Такой прогноз был сделан на прошедшем 17 августа в Минске заседании "круглого стола" "Общественно-политическая ситуация в зеркале СМИ: накануне выборов", участие в котором приняли журналисты, политики, представители общественных организаций.

Я не случайно акцентирую внимание на выступлении Валерия Карбалевича. Он первым попробовал таким вот образом заглянуть в будущее и тем самым задел, пожалуй, самую болевую точку белорусской аналитической журналистики - ей очень не хватает прогнозной составляющей. А ведь квалификация журналиста-аналитика во многом определяется не только его способностью размышлять над фактами, но и способностью предсказать, как повернутся события в недалеком, а порой и в весьма отдаленном будущем.

И в самом деле, какой может стать нижняя палата Национального собрания уже через два месяца? Думаю, что потенциально опасной для Лукашенко. Почему?

Во-первых, есть опыт Верховного Совета 13-го созыва. Помню, что сразу после его комплектования коллеги-журналисты из негосударственных масс-медиа называли его обычно красно-зеленым или даже "арбузом", намекая на то, что в тогдашнем высшем законодательном органе превалировали "красные", то есть коммунисты, и "зеленые", то есть аграрии. Поэтому новому парламенту обещали долгое и безоблачное существование с исполнительной властью. Да и журналисты государственных СМИ на первых порах характеризовали Верховный Совет не иначе как "конструктивно настроенный" законодательный орган.

Как показали дальнейшие события, любви между исполнительной и законодательной власти не получилось. И здесь нельзя особо не выделить вторую возможную причину возможного конфликта между новым составом Палаты представителей и главой государства. Это взбалмошный, неуравновешенный характер самого Александра Лукашенко. Как подметил журналист Виктор Мартинович, "Лукашенко умеет работать только с теми людьми, которых он лично назначил и которых в любой момент может уволить". А депутат в Беларуси, хотя и сильно зависит от "вертикали", пока еще выбирается. Назначалась парламентарии лишь раз - после роспуска Верховного Совета в октябре 1996 года. Своей невыдержанностью, резкостью, манерой прерывать депутатов, а порой и желанием просто "осадить" человека со значком, за спиной которого было тогда порядка полусотни тысяч избирателей, Лукашенко сделал личными врагами многих на первых порах очень лояльных к себе людей. Он словно забыл, что не каждый согласен безропотно утереться после публичного плевка…

Третья причина возможного конфликта - информационная. После тех страстей, что бушевали в парламенте до октября 1996 года, Палата представителей утратила для абсолютного большинства масс-медиа всякий интерес. Да и о чем писать, когда назначенные депутаты лишь дружно штамповали один за другим предложенные им из Администрации президента законопроекты? Теперь же ситуация и в этом плане наверняка изменится. Можно спорить, насколько радикальны будут новые депутаты. Но то, что они в любом случае не собираются уподобляться "молчащим ягнятам" из нынешней Палаты, не вызывает сомнений.

Однако вернемся к "круглому столу". Понятно, что в такой аудитории не обошлось и без упреков. Политики, к примеру, член нынешней Палаты представителей Игорь Котляров, жаловались на то, что они не могут попасть на страницы как государственных, так и негосударственных изданий. Обращали они внимание (Сергей Посохов) и на недостаточно высокий, по их мнению, уровень аналитических материалов. Сотрудники СМИ, в свою очередь, рассматривая масс-медиа как зеркало, отражающее события и людей, говорили, что нечего на него пенять… В чем сошлись стороны, так это в своем видении предназначения прессы - доводить до читателей позицию политиков в полном и неискаженном виде.

Впрочем, как ее доведешь, коль она в своем исходном варианте полной не является? Так, и государственные, и негосударственные издания регулярно сообщают о бойкоте политической оппозицией выборов. Но никто так и не разъяснил, что же понимается под бойкотом. А ведь формы протестной акции могут быть самые разные: не пойти на избирательный участок - это, понятно, бойкот. А если пойти к избирательным урнам и отметить в бюллетене графу "против всех" - это бойкот или нет? А если в бюллетенях вычеркивать только представителей власти - что тогда? Есть и другие варианты - например, умышленно испортить бюллетень. Это бойкот или нет? И кого или что при этом бойкотируют: сами выборы, кандидатов в депутаты, "вертикальщиков"?.. И можно ли успешно осуществить процедуру бойкота без тотального контроля за каждым избирательным участком? На все эти и другие вопросы призваны, понятно, отвечать прежде всего люди, которые сделали политику своей профессией. Именно они должны просчитать эффективность той или иной формы выборной акции, предвидеть все последствия. Но что поделать, коль они молчат?