ВТО: наступила очередь Беларуси

Директор департамента по приёму новых членов Всемирной торговой организации Чиеду Осакве рассказывает о ходе переговоров по вступлению Беларуси в ВТО.

Директор департамента по приёму новых членов Всемирной торговой организации (ВТО) Чиеду Осакве рассказал интернет-газете Naviny.by о кулуарной подоплёке вступления Беларуси в ВТО, ходе переговорного процесса и выгодах, которые страна может получить после вступления в эту организацию. 


Фото radiotochka.kz

— Последний раз мы с вами разговаривали в 2013 по тому же поводу, что и сейчас. Белорусские власти обещали активизацию процесса вступления во Всемирную торговую организацию. Чем эти заявления официального Минска закончились тогда? Почему процесс застопорился?

— В 2012 членом ВТО стала Россия, в контексте своего членства в Таможенном союзе и Евразийском экономическом союзе. В 2013 году мы перешли к активизации переговоров с Казахстаном, достигли прогресса в 2014-м и в 2015 году завершили процесс вступления этой страны в нашу организацию. И на вступление Беларуси нужно смотреть как на часть процесса, который страны-члены Евразийского экономического сообщества использовали для совершенствования и прогресса в строительстве своего Таможенного союза. Теперь, когда членами ВТО являются и Армения, и Киргизстан, и Россия, и Казахстан, наступила очередь Беларуси.

Не стоит смотреть на вступление Беларуси в ВТО как на изолированный процесс. Это - часть процесса, который страны Таможенного союза используют в процессе строительства Евразийского экономического сообщества.

— Это интересное изменение в подходе, поскольку в 2011 году вы говорили о вступлении Беларуси в ВТО как о полностью изолированном процессе. Теперь ситуация обратная. В связи с этим: насколько Евразийская экономическая комиссия и другие евразийские структуры участвуют в переговорах Минска с ВТО теперь?

— В протоколах о принятии в ВТО России и Казахстана есть постоянные ссылки на единый таможенный тариф и регулярные ссылки на внутренние правила ЕАЭС. Их договоры о доступе товаров на свой рынок со странами ВТО подписан на основании Единого таможенного тарифа ЕАЭС.

Вторая часть их протоколов о вступлении, которая касается ЕАЭС, это так называемая «схема» формирования и имплементации их торгово-экономической политики. Там есть часть, где говорится, что обязательства России и Казахстана будут неотделимы от правил, законов и политики Евразийского экономического союза. Другими словами, их обязательства в рамках ВТО являются частью обязательств ЕАЭС.

То есть, взаимосвязь тут в том, что их протоколы основаны на правилах и законах ЕАЭС. Как следствие, поскольку Беларусь является часть ЕАЭС, ей придется принять на себя те же обязательства, которые на себя взяли Россия и Казахстан.

Тут, кстати, я должен оговориться, что вышесказанное мной не должно интерпретироваться как признание того, что все правила ЕАЭС, равно как и любого другого таможенного союза, соответствуют всем нормам ВТО.

— Означает ли это, что Беларусь, подчиняясь правилам ЕАЭС, уже практически живет по правилам ВТО?

— В ВТО нет единых правил для всех. Каждая страна вступает в организацию по итогам индивидуальных переговоров со всеми членами ВТО. И обязательства каждой страны очень индивидуальны. Единственное, что можно сказать с точностью, — это то, что в связи с членством Беларуси в ЕАЭС ее уступки странам-членам ВТО при вступлении должны будут быть не меньшими, чем уступки России и Казахстана.

— На какой стадии находится переговорный процесс сейчас?

— Суть переговоров о вступлении Беларуси в ВТО по-прежнему обсуждается (другими словами, стороны пока еще только обсуждают, что они будут обсуждать. — Naviny.by). Сейчас Минск в очень хорошем сотрудничестве с секретариатом ВТО, работает над тем, чтобы предоставить членам рабочей группы те данные, которые нужны чтобы вести переговоры.

Когда мы закончим с этим, а скорость этого процесса будет зависеть исключительно от Минска, поскольку генеральный директор ВТО выделил мне и моей команде все нужные ресурсы для этой работы... Итак, когда этот процесс будет завершен, мы распространим эти документы среди членов ВТО и пригласим их на заседание рабочей группы, чтобы встретиться с представителями Беларуси и членами секретариата и приступить к окончательному раунду переговоров, составить итоговый протокол об условиях, связанных со вступлением Беларуси в ВТО.

— То, что вы теперь говорите, очень похоже на ваше описание ситуации в интервью нашей интернет-газете три года назад. Получается, с тех пор ничего не случилось? Почему же вы убеждены, что Минск пойдет навстречу в этот раз?

— Во-первых, хочу сказать, что мы никогда не сомневались в серьезности намерений Минска. Для нас в секретариате ВТО Минск — это не обстрактное понятие, а конкретные люди, которых мы знаем по именам, знаем как хороших профессионалов и личных друзей.

В 2013 году было устное, неписаное понимание, что переговоры о вступлении должны будут проводиться в своего рода логической последовательности. Что мы начинаем с Российской Федерации, с которой мы закончили в 2011 году и она стала членом в 2012-м. Потом — Казахстан, переговоры с которым мы закончили в прошлом году и он теперь член ВТО. И, по логике, теперь подошла очередь Беларуси.

Это не был вопрос несерьёзности, или недостатка серьёзности, или неактивности со стороны Беларуси. Это был вопрос понимания, и я присутствовал на этих конфиденциальных встречах, где шла речь именно о таком логическом порядке, о котором договорились Беларусь, Казахстан и Российская Федерация.

— Ну, а какие препятствия на пути вступления Беларуси в ВТО остаются сейчас?

— Прежде всего, напомню, что пакет соглашений по вступлению в ВТО — это интегрированный пакет, а не отдельные соглашения по отдельным вопросам. Во-вторых, не секретариат утверждает условия приёма кандидата, хоть я и являюсь директором по приему новых членов, а сами страны-члены ВТО.

А теперь — к сути Вашего вопроса.

Один из нерешенных вопросов на пути вступления Беларуси в ВТО — это двусторонние переговоры о доступе на белорусский рынок товаров и услуг.

Вторая часть нерешенных вопросов лежит в плоскости правил. Мы это называем многосторонние переговоры. Я не буду называть это проблемами, скорее, областями, в которых необходима дополнительная информация.

Среди правил критическую важность имеют нормы санитарного и фитосанитарного регулирования.

Технические, нетарифные препятствия торговле — еще одна область, где мы должны получить больше информации.

Кроме того, статус законов и нормативных актов в Беларуси, а также в ЕАЭС касательно защиты интеллектуальной собственности.

Сельское хозяйство — критически важно. Это сфера доступа на рынок товаров, но относится и к плоскости правил, в частности — тарифное квотирование (прогрессивная шкала импортных пошлин на разное количество товаров. — Naviny.by), которое должно быть отрегулировано. Еще один вопрос в сельском хозяйстве — установление так называемого уровня de minimis субсидий (которые не подпадают под ограничения. — Naviny.by). Потом — основные меры поддержки сельского хозяйства, а также правила науки, которые будут регулировать ветеринарию на предмет соответствия лучшим мировым практикам.

Еще один важный аспект здесь — правила в рамках Таможенного союза. Нам нужно больше информации о том, как ЕАЭС разрабатывает свои решения, как Евразийская экономическая коммиссия взаимодействует с пятью странами-членами ЕАЭС на предмет норм, которые касаются правил ВТО. ЕАЭС прогрессирует в этом вопросе, поэтому итоговый протокол о вступлении Беларуси должен отражать те изменения, которые произошли со времени вступления в нашу организацию России и Казахстана. Причем с микроскопической ясностью.

Наконец, и это часть глобальной дискуссии во всем мире, — статус государственных предприятий. Абсолютно критическая деталь. Как они функционируют? Они принадлежат государству? Или у государства в них доля? Или же государственные чиновники решают, как этим предприятиям торговать? Всё это критически важно не только для Беларуси, но и для более широких дискуссий, которые ведутся в ВТО и во всем мире.

Когда мы с вами разговаривали в последний раз в 2013 году, мы готовились к министерской конференции в Бали. И тогда новое соглашение ВТО по упрощению процедур торговли (СУПТ) еще не было принято. Теперь у нас новое соглашение, которое, судя по скорости его ратификации странами-членами, вступит в силу через несколько недель. И есть новые правила. В протоколах о принятии России и Казахстана не было правил из Соглашения об упрощении процедур торговли, поскольку оно еще не было принято. Но теперь нормы СУПТ должны будут включены с ноля в проект доклада рабочей группы по вступлению Беларуси в ВТО. Там, например, есть специфические правила по торговле лекарствами.

Что касается доступа товаров. Уступки по импортным пошлинам, которые Беларусь должна будет принять, должны быть никак не меньшими чем те, которые приняли Россия и Казахстан. Это — часть статьи 4 Маракешского соглашения о зонах свободной торговли.

Что касается рынка услуг, тут сложнее, поскольку, исходя из информации, имеющейся у нас в секретариате, страны ЕАЭС не связаны никаким соглашением в этой области. Это уже будет зависеть от переговоров Беларуси с индивидуальными членами ВТО.

Вот общий обзор того, что остается прояснить, чтобы составить проект доклада рабочей группы по вступлению Беларуси в ВТО. Но, напоминаю еще раз, конечный пакет соглашений будет зависеть не от секретариата, а от самих стран-членов организации.

— Все это говорит о том, что путь Беларуси в ВТО будет нелегким. А что наша страна получит взамен? Зачем Беларуси вообще вступать в ВТО?

— О, это я могу перечислять весь день, выгоды огромны. Но прежде чем говорить о них, я объясню, почему Беларусь важна для ВТО.

Беларусь — страна стратегической важности в Европе. Исторически она играла стратегическую роль в Европе и продолжает ее играть в современной региональной и глобальной экономике. Поэтому вклад Беларуси в ВТО будет ценным и стратегически важным.

Что касается выгод для Беларуси. Членство в ВТО означает принятие базовых правил и ценностей организации, в частности — рыночной экономики. Интеграцию в глобальную экономику, которая проходит через стремительные изменения, становится всё более дигитализированной. Наша организация постоянно создает правила, которые влияют на отдельные страны, такое же влияние они будут оказывать и на Беларусь.

Еще одна ценность, которую переймет ваша страна со вступлением в ВТО, — это добросовестное управление, прозрачность и верховенство закона. Подчинение этим ценностям, отраженным в правилах ВТО, принесет несомненные выгоды Беларуси.

С 2010 года мы следим за динамикой развития экономики стран, которые вступили в ВТО. Знаете что мы узнали? Их рост ускорился — рост и внешней торговли, и ВВП. Когда случались экономические спады или глобальные финансовые кризисы, они демонстрировали большую стойкость к ударам извне. Быстрее выходили из кризисов. Достигали большего успеха в привлечении прямых иностранных инвестиций.

ВТО — это брэнд. Когда вы вступаете в нашу организацию, то становитесь сами «брэндовыми». Бизнес это обожает. Потребители это обожают.

Поэтому самая главная выгода членства в ВТО — в том, что это улучшает бизнес-климат.

Не в последнюю очередь это и инструмент для решения споров. Любая экономика всегда будет вовлечена в споры и конфликты не только с соседями, но и странами вне своего региона. Во всем мире система ВТО по решению споров признается как один из самых мощных инструментов решения споров в международном праве за всю историю. Наша система не дает советов или мнений. Это — решения, которые обязывают и они выполняются.

В начале 2016 года мы наблюдали проявления нестабильности на финансовых рынках по всему миру. В такой ситуации каждая страна должна проводить у себя структурные реформы, иначе у нее нет шансов. Нет шансов на улучшение благосостояния своих граждан, на создание новых рабочих мест. Нет шансов в конкуренции с другими странами, и она неизбежно отстанет.

Все 36 правительств, которые присоединились к ВТО за упомянутый период, назвали важной выгодой для себя от вступления в ВТО то, что они использовали это вступление как инструмент структурных реформ, реформы экономического законодательства и политики, а также реформы управления.

Беларусь, как и все остальные страны, должна провести внутренние реформы. Не для кого-то, а для себя. И переговоры о вступлении в ВТО, и само членство в организации предоставляют надежный многосторонний инструмент для внутренних реформ.