Гендиректор «Санта Бремор» рассказал, какую выгоду Беларусь может извлечь из российских санкций

В интервью «Вечернему Бресту» гендиректор «Санта Бремор» Александр Мошенский прокомментировал продуктовое эмбарго, введенное Россией в ответ на санкции Запада, и предположил, какую пользу из этого может извлечь Беларусь.

«При введении санкций против ряда стран-поставщиков Россия сделала шаг, в общем-то, логичный, считает Мошенский, — дала возможность нейтральным странам, таким как Беларусь и Казахстан, извлечь из этого пользу. Иначе для чего Таможенный союз? Санкции – меч обоюдоострый. Во-первых, у существующих производств появляется шанс увеличить объемы выпуска продукции, расширить ее ассортимент, с тем, чтобы занять на российском рынке ниши, которые освободятся в результате отказа от европейского продовольствия. Беларусь, в силу своего географического положения и партнерства в Таможенном союзе, обладает здесь осязаемой форой, которую следует использовать. Но тут надо считать стоимость необходимых инвестиций и окупаемость – кратко– или долгосрочную. Во-вторых, санкции могут стать сигналом для появления новых производств на территории Беларуси. Их учредителями могли бы стать западные или российские предприятия, которые будут рассматривать Беларусь как площадку для опосредованного доступа к российскому рынку. Третья возможность, которая открывается перед белорусами, на мой взгляд, несет в себе крупный риск. Речь идет о поступающих в последнее время предложениях включиться в некие схемы, связанные с формальным обходом санкций путем реэкспорта продуктов из ЕС, не подвергая их глубокой переработке, то есть подменять глубину переработки замещением, либо фасовкой, либо недостаточной переработкой. Мы подобные предложения отклоняем, но не могу исключать, что кто-то посчитает подобные схемы для себя приемлемыми. Полагаю, их внедрение чревато серьезными репутационными рисками для нашей страны и экономическим ущербом для тех, кто будет с такими схемами работать. Что касается нас, то краткосрочные заработки на сиюминутных интересах не могут превалировать над стратегической задачей – наращивать присутствие в торговых сетях РФ, обретать конкурентное преимущество в борьбе за место на полке супермаркета».

Топ-менеджер также пояснил, откуда в Беларуси появились отечественные креветки. «Самым главным «потерпевшим» от российских санкций называют норвежский лосось. Так вот, его переработка занимает не более 15% в объемах «Санты», а полученный продукт – копченый либо слабосоленый лосось в ломтиках – по всем стандартам уже наш продукт, продающийся под маркой «Санта Бремор», а с недавних пор – и под маркой «Русское море». Что могло произойти в самом худшем варианте? Мы могли лишиться поставок сырья, но этого не произошло. Сейчас наблюдаем некоторый рост заявок по лососю, но это рост не критический, не в разы. Для тех, кто в России иронизирует по поводу белорусских креветок или мидий, уточню, что, в отличие от Российской Федерации, белорусские стандарты не допускают рассматривать фасовку как операцию по переработке, это довольно жестко контролируется, есть специальные процедуры сертификации. Действует принцип «достаточной переработки», к примеру, в случае с креветками, которыми мы занимаемся уже лет семь, он выглядит так: мы делаем из них готовый продукт – это либо вареная креветка IQF(замороженная индивидуально) либо пресервы из морепродуктов, то есть достигаем глубины переработки. Вряд ли тем же могут похвастать бесчисленные фирмы, предлагающие в 20-граммовых пакетиках соломку из кальмаров и сушеную рыбку под видом российского продукта, тогда как общеизвестно его китайское происхождение».

«Санкции являются оружием уже с десяток лет, — считает брестский бизнесмен. — Помните все эти винные, молочные, мясные ограничения со стороны той же России? Отличие одно: впервые вещи названы своими именами на уровне правительства. Раньше это представляли как претензии ветеринарно-санитарных служб. На сей раз честно объявлено, что причина политическая».