Модернизация: власти не могут перепрыгнуть через себя

Для настоящей модернизации белорусскому руководству не хватит политической воли…

 
Объявленная президентом модернизация явно буксует: склады завалены излишками продукции, а экспорт неумолимо сдает позиции. Опора на привычные методы управления и страх перед структурными реформами не позволят властям реализовать этот действительно необходимый стране проект, говорят независимые эксперты.
 
28-29 мая в Брюсселе на заседании рабочей группы по Беларуси в рамках сессии Парламентской ассамблеи «Восточного партнерства» («Евронеста») также обсуждались вопросы модернизации. Там говорили об инициативе Евросоюза «Европейский диалог по модернизации с Беларусью» (ЕДМ), от участия в которой официальный Минск отказался.
 
 
Власть может только снять сливки
 
По словам аналитика BISS (Вильнюс) Дениса Мельянцова, сейчас ЕДМ подходит к завершению своего второго этапа — «обозначения тех сфер, в которых возможна разработка программы реформ».
 
Смысл этого этапа, поясняет эксперт, состоит в том, чтобы предложить идеи, которые были бы важны и интересны как для государства, так и для гражданского общества, оппозиции.
 
Но пока процесс идет без участия государственных экспертов. Это может показаться нелогичным: власть и стремится наладить отношения с Европой, и возводит эту самую модернизацию в ранг фетиша. Почему бы не убить двух зайцев сразу?
 
Собеседник БелаПАН видит субъективные причины в таком поведении официального Минска: «Изначально программа была нацелена на поддержку гражданского общества и готовилась без участия белорусских властей».
 
Подключиться к ней сейчас — значит показать свою невысокую роль в процессе и навредить имиджу, поясняет логику властей Денис Мельянцов.
 
Вдобавок уж очень не любят белорусские чиновники садиться за один стол на равных с представителями гражданского общества и оппозиции.
 
Вместе с тем, государство легко может воспользоваться подходящими для себя наработками экспертных групп ЕДМ, уверен политолог: «Если у программы появится бюджет, предложения будут разработаны глубоко, то они могут оказаться востребованы властью».
 
Власти, надо отметить, заняли весьма удобную позицию: ноль затрат, ноль уступок, зарубежное финансирование, а на выходе — готовые планы действий. Да вот только готова ли власть к настоящей модернизации хотя бы в сфере экономики?
 
 
Все получается, если не мешать
 
Политолог Юрий Дракохруст полагает, что, взяв курс на модернизацию, каких-то результатов белорусская власть, безусловно, может добиться: «Новые станки дадут продукцию лучшую, чем старые, вопрос в цене и в эффекте». Эксперт поясняет: «Могут быть потрачены большие деньги, которые надо отдавать, а новые товары не найдут сбыта».
 
Экономист Антон Болточко также отмечает, что «средства, направленные на модернизацию нефтеперерабатывающих, химических и калийных заводов, могут принести свои плоды в виде дополнительных прибылей».
 
Однако собеседник БелаПАН замечает, что «инвестиционные проекты государства (в том числе и модернизационные) чаще всего неэффективны: затраты больше финансовой отдачи». Исходя из этого, эксперт прогнозирует рост ВВП и других количественных показателей, но падение показателей качественных.
 
Показательным примером успешной модернизации без вмешательства государства можно считать оборонку.
 
Так, военный аналитик Александр Алесин приводит примеры систем пассивной локации и беспилотных летательных аппаратов, разработанных белорусскими учеными. По его словам, «это передовое слово в мировой военной науке и технике», которое к тому же пользуется нешуточным спросом.
 
«Успех продиктован высокой подготовкой ученых-изобретателей, это не заслуга и не инициатива властей», — говорит аналитик. Умным людям просто дали делать свое дело.
 
Вот с этого, вероятно и стоило начинать любые разговоры о модернизации — раскрепостить творческий потенциал оставшихся в стране профессионалов.
 
Александр Алесин убежден: «Модернизировать старые белорусские промышленные гиганты по приказу из министерства невозможно». Единственный выход, по словам эксперта — «дать руководству этих предприятий возможность более оперативно реагировать на требования рынка».
 
А вместо этого власть требует от директоров производить больше, выполнять план, давать рост ВВП, не оглядываясь на наличие спроса.
 
Как итог, склады завалены продукцией, экспорт падает. А государство, вопреки недавним рекомендациям Евразийского банка развития, стимулирует внутренний спрос на свои складские запасы, понижает ставку рефинансирования, рискуя разогнать новый виток инфляции.
 
 
Опыт азиатских «тигров» повторить проблематично
 
В белорусском случае проблема не только в авторитаризме. История знает примеры успешной модернизации в странах, которые при этом были политически несвободны: Сингапуре, Южной Корее, отчасти — Индонезии.
 
По мнению Антона Болточко, есть три основные проблемы на пути авторитарной модернизации в Беларуси.
 
Во-первых, это непрофессионализм кадров. «Так, в Сингапуре многие работники министерств проходили обучение за рубежом», — отмечает эксперт.
 
«Во-вторых, исторически сложившиеся различия в отношении к основным экономическим категориям: собственность, ответственность, деньги и так далее», — продолжает Антон Болточко.
 
«И главное, авторитарные страны со свободным рынком сильно отличаются от Беларуси, где страна авторитарна и в экономическом плане», — резюмирует собеседник БелаПАН.
 
И действительно, успехов азиатские «тигры» добились, когда начали проводить рыночные реформы, освободили экономику. «Ни в одном из государств-«тигров», например в КНР, госсектор не может похвастаться большими успехами», — добавляет Юрий Дракохруст.
 
Белорусская же экономика принадлежит государству примерно на три четверти. А приватизации Александр Лукашенко противится, как может.
 
И дело не только в страхе потерять экономическую власть и дать вырасти влиятельным олигархам. Проблема глубже. Способное вырасти из патерналистских пеленок общество собственников — это не старый добрый электорат, на поддержку которого власть традиционно опирается.
 
Показателен здесь и опыт тех же азиатских «тигров». Вслед за экономической свободой общество потребовало политических прав.
 
Поэтому до тех пор, пока воля к власти и страх ее потерять определяют поведение главы государства, ждать подлинной, пусть даже сугубо экономической, модернизации не стоит.