Белорусский бизнес не верит в справедливую амнистию капитала

Капитал амнистируют, а владельцев этого капитала потом посадят, причем с конфискацией — и такой сценарий исключать нельзя...

амнистия капиталаВ Беларуси может быть проведена амнистия капитала. По информации заместителя директора Центра защиты прав собственности Республиканской конфедерации предпринимательства Игоря Ледника, на государственном уровне предварительно уже принято такое решение.

Однако эксперты сомневаются, что властям, какие бы стимулирующие меры они ни приняли, удастся легализовать большие объемы теневых ресурсов. Кто в здравом уме купится на амнистию капитала в стране, где не работают законы, где у власти семь пятниц на неделе и где решения могут приниматься и отменяться задним числом?

Между прочим, инициатива рассмотреть вопрос о проведении амнистии капитала исходит от Александра Лукашенко. Такое поручение президент дал правительству и Нацбанку еще 30 августа на совещании по вопросам социально-экономического развития страны.

Согласиться на проведение амнистии капитала белорусские власти вынуждены из-за острой нехватки финансовых ресурсов, и это очевидно. В своем письме от 14 сентября на имя премьер-министра Михаила Мясниковича это подтверждает и глава Нацбанка Надежда Ермакова.

«В сложившейся в настоящее время напряженной ситуации в финансовой сфере и в экономике в целом требуется принятие дополнительных эффективных мер по стимулированию привлечения в законный экономический оборот финансовых ресурсов, в том числе теневых доходов и капитала. В этой связи реализация комплекса мероприятий по легализации доходов и амнистии капитала, полагаем, весьма актуальна», — говорится в письме.

С необходимостью привлечения значительных финансовых ресурсов никто и не спорит. В бюджете денег на все не хватает, а потребности, если ориентироваться на расчеты МВФ, огромны. Как следует из доклада фонда по Беларуси № 11/277, в текущем году потребность в финансировании составляет более 15 млрд. долларов, в 2012 году — более 13 млрд. долларов. «С учетом изменившейся ситуации в стране эти цифры МВФ могут быть пересмотрены», — не исключает экономист Антон Болточко.

Покрыть потребности в финансировании позволяют прямые иностранные инвестиции. Но их привлечение в связи с неблагоприятным инвестиционным климатом идет туго. «В этом году планировалось привлечь 6,5 млрд. долларов прямых иностранных инвестиций. По факту мы имеем 3,8 млрд. долларов с учетом продажи «Белтрансгаза». При этом в реальный сектор экономики было направлено только 770 млн. долларов», — констатирует Болточко.

Ситуацию с инвестициями в основной капитал также нельзя назвать благополучной. По факту за 10 месяцев объем инвестиций вырос на 14,3% по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года. «Но рост произошел во многом за счет девальвации белорусского рубля», — обращает внимание эксперт.

При этом доля иностранных инвестиций в основной капитал в общем объеме мизерная — всего 1,8%. «Значительная доля — 35,4% — это кредиты, которые в итоге придется отдавать», — замечает эксперт.

Между тем в 2012 году в качестве основного источника экономического роста власти рассматривают экспорт и рассчитывают выйти на положительное сальдо внешней торговли на уровне 1,5 млрд. долларов. Такая задача руководству страны кажется выполнимой. Ведь в этом году, подчеркивают наверху, ситуацию во внешней торговле удалось переломить.

Но власти заблуждаются, убежден экономист Антон Болточко. Декларировать успехи во внешней торговле — это профанация. «По официальной статистике, отрицательное сальдо внешней торговли в январе-сентябре 2010 года составляло 4,3 млрд. долларов. По итогам 9 месяцев этого года — 1,8 млрд. долларов. Но не учитывается важный факт: в этом году изменилась система уплаты таможенной пошлины за российскую нефть», — отмечает эксперт.

Раньше пошлина включалась в цену импорта. «Но сейчас она не включается. В связи с новыми условиями Беларусь возвращает в Россию пошлины от экспорта нефтепродуктов. Если учесть эти расходы, мы получим отрицательное сальдо лишь на 200-300 млн. долларов лучше, чем в прошлом году»,— подчеркнул Болточко.

Таким образом, ряд факторов указывают на то, что в Беларуси высока потребность провести амнистию капитала. И бизнес-сообщество поддерживает этот шаг. По словам представителя деловых кругов Игоря Ледника, амнистия рассматривается прежде всего как инструмент повышения экономической безопасности.

«С одной стороны, за счет получаемых дополнительных налогов пополняется бюджет, с другой — финансовые ресурсы включаются в экономический оборот, помогая осуществлять модернизацию предприятий и повышать качество производимой продукции», — отмечает эксперт.

Как подчеркивает, в свою очередь, Антон Болточко, амнистировать есть что. «Еще в 2007 году Всемирный банк оценивал размер теневой экономики в Беларуси на уровне 53% ВВП. Сейчас, я думаю, он составляет уже больше 60%. Оттуда и надо брать деньги, иначе теневая экономика начнет управлять нами», — отмечает экономист.

Однако в рамках существующего законодательства провести амнистию капитала невозможно, убежден советник Международной финансовой корпорации Валерий Фадеев.

«Если принять законодательный акт об амнистии капитала, но при этом ничего не поменять в действующем законодательстве, мы не добьемся успеха», — убежден эксперт.

По словам Фадеева, прежде чем объявлять амнистию капитала, необходимо провести масштабную подготовительную работу.

«Под амнистию надо менять уголовное законодательство, вносить изменения в налоговое законодательство, а также в законодательство об административной ответственности и контрольной деятельности», — подчеркивает Фадеев.

Болточко соглашается: нужны масштабные реформы. «В первую очередь надо избавляться от факторов, которые способствуют уходу капитала в тень. А их предостаточно. Это и сложное ведение бизнеса, и сложная налоговая система, ручное управление инвестициями. Иначе мы привлечем лишь пару процентов средств, которые находятся в тени», — утверждает экономист.

Член инициативной группы по созданию «Центра права ЕС и правового развития» Максим Корлюк отмечает и еще один важный фактор. Населению и бизнесу нужно прежде всего гарантировать анонимность, а также предоставить гарантии неиспользования результатов амнистии во вред бизнесу. По словам эксперта, такие гарантии в совокупности с другими факторами позволили ряду европейских стран успешно провести амнистию капитала.

Так, например, Бельгия в свое время за счет амнистии капитала физлиц легализовала 5,6 млрд. евро, при этом бюджет поступило около 500 млн. евро. Португалия в 2005 году таким образом вернула в страну 43,5 млрд. евро.

Однако что бы ни решили наверху, проблема в том, что в Беларуси этот номер не пройдет. Население и бизнес уже настолько не доверяют власти, что никакие уверения не убедят вывести капитал из тени.

Уже не раз, провозгласив экономическую либерализацию, власти давали задний ход, и наивные предприниматели жестоко страдали. Так, власти вводили, а потом вдруг отменяли мораторий на проверки, вводили свободное ценообразование, а потом наказывали бизнес за рост цен и вынуждали откручивать цены назад. С амнистией капитала будет то же самое, убеждены эксперты. Капитал амнистируют, а владельцев этого капитала потом посадят, причем с конфискацией — и такой сценарий исключать нельзя.

Впрочем, у власти есть возможность повысить степень доверия бизнеса, считает председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин.

«Надо провести реституцию, чтобы вернуть бизнесу то, что у него отобрали, и люстрацию», — считает собеседник. Хотя он и сам, похоже, понимает, что при нынешних белорусских властных реалиях это — из сферы фантастики.