Как поменять экономику, чтобы ничего не менять?

Противоречивые указания главы государства могут сбить правительство даже с того полурыночного курса, на который оно вынужденно стало…

рыночная экономикаВ ежегодном послании белорусскому народу и парламенту Александр Лукашенко потребовал от Нацбанка установить равновесный курс белорусского рубля и пообещал белорусам, что через два месяца они забудут о валютно-финансовом кризисе. Аналитики же отмечают, что действия властей могут лишь отчасти вывести экономику из паралича, но не решат в целом проблему дефицита валютной ликвидности.

За ситуацию на валютном рынке от Лукашенко досталось, прежде всего, правительству и Национальному банку.

«На совещании (15 апреля. — ред.) некоторые представители правительства говорили, что надо один-два дня на подготовку, на информирование населения. Ну, думаю, ладно, подготовьте. Сам не вмешиваюсь в эти процессы. И смотрю, эта «подготовка» сегодня склонилась к тому, что «это мы урежем, это мы делать не будем, вот, понимаете, есть рынок, спрос-предложение, это все там, это не наше дело» ... Михаил Владимирович (Мясникович. — ред.), нам такое правительство в стране не надо, если это так. Поэтому вы уж, пожалуйста, делайте все так, чтобы было нормально. А какими методами — я уже говорил — цивилизованными методами», — выразил недовольство глава государства.

Население также не избежало очередной порции критики за скупку валюты и разбазаривание ее на покупку импорта, прежде всего легковых автомобилей. Но Лукашенко не стал излишне наезжать на электорат, а, наоборот, успокоил, пообещав скорейшее разрешение проблемы.

«Если кто-то думает, что в этой ситуации мы растерялись и не знаем, что делать — чепуха. Вот посмотрите, мы за первое полугодие забудем, что у нас происходило и происходит сейчас, и финансы, и потребительский рынок. Мы знаем, что делать. Мы выйдем из этой ситуации, выйдем спокойно», — заявил президент.

Аналитик Сергей Чалый, отмечая убедительность высказываний главы государства, тем не менее, считает, что власти на самом деле не совсем представляют, что надо делать.

«Определенными подвижками в решении проблемы с валютой правительство и Нацбанк лишь в какой-то степени оживят процессы в экономике. Но предпринимаемые сейчас шаги, в частности, по открытию второй торговой сессии на валютно-фондовой бирже, — это исправление глупостей, которые Нацбанк и Совмин сами инициировали с марта. Но разве это решит проблему нехватки внешнего финансирования?»

Общий дефицит валютной ликвидности на 2011 год, по расчетам экспертов банка Raiffeisen, оценивается в 8-11 млрд. долларов (прогнозируемый дефицит внешней торговли + выплаты по государственному и общему внешнему долгу).

По мнению экспертов банка, спасти страну от нехватки валютной ликвидности может лишь широкомасштабная приватизация и новая программа кредитования МВФ в объеме 5-10 млрд. долларов. Однако власти не декларировали шаги в данном направлении.

Зато Лукашенко обращает внимание на другое.

«Мы сегодня имеем рост ВВП в 11%, еще больший темп роста промышленного производства, однако поступающая в страну выручка от экспорта произведенной продукции не покрывает внутреннего спроса на иностранную валюту».

Сергей Чалый не разделяет недоумений главы государства по этому поводу: «Ведь одно связано с другим. У нас такой механизм роста ВВП, который финансируется извне. И чем дольше мы будем административно подтягивать ВВП, тем хуже будет ситуация на валютном рынке».

В таком случае не последует ли за намеком президента правительству действовать «цивилизованными методами» частичного отказа от рыночных преобразований?

«Но у нас и так рыночные механизмы фактически не работают. Когда слышишь: «Вот жиманули на валютном рынке, сразу валютная выручка на 20% выросла», то разве это рыночные механизмы?», — задается вопросом Сергей Чалый.

При этом он подчеркивает, что правительство является заложником поручений главы государства. «Президент дает противоречивые указания: сделайте все, как надо, чтобы все было цивилизованно, но так, чтобы ничего не менять».

Но менять все равно придется. И президент это сам прекрасно понимает, поэтому и заявляет о слишком мягкой денежно-кредитной политике. Отсюда и срочный пересмотр дефицита бюджета, который в 2011 году должен снизиться с 3% до 1,5%, и сокращение финансирования госпрограмм. Например, объем финансирования программы закупки техники для села сокращен вдвое — с 4,35 до 2,2 трлн. рублей.

Тем не менее, власти, по мнению Сергея Чалого, осознавая свои ошибки, пытаются переложить вину на население.

«Нацбанк в свое время сказал, что сделал, все, что нужно. Аналогичную позицию заняло правительство. То есть, все решения приняты, а кто виноват? Получается, население, которое побежало за валютой и создало ажиотаж на потребительском рынке. Эта же позиция властей прослеживается и в отношении роста цен, а именно в том, чтобы придумать убедительное объяснение, почему цены растут, но мы, власти, в этом не виноваты. А виновато, получается, само население».

Как бы то ни было, решения по поводу развития экономики придется принимать властям. Лукашенко уже обозначил ряд приоритетов новой экономической политики.

«Для нас важно перейти на новые принципы управления экономикой для достижения системного, планомерного роста. Сильная и динамично развивающаяся экономика — ключевое условие укрепления суверенитета и международных позиций нашей страны», — заявил глава государства.

Процветание должны обеспечить три «и» — инновации, инвестиции, инициатива.

«Это почти как у президента России Медведева. Только у него еще были инфраструктура и институты. Можно согласиться, что с инфраструктурой у нас не так плохо, как в России. Но как быть с институтами? Ведь здесь речь идет о качестве госуправления и всего остального, чем мы не можем похвастаться», — отмечает Сергей Чалый.

Внедрение инноваций и привлечение инвестиций для экономического роста, по мнению эксперта, также большая проблема.

«Инновации? Отлично, только как будем их развивать? Может, еще больше денег дать ученым, так ведь президент сам их раскритиковал. Не лучше ситуация с привлечением иностранных инвестиций, которая только за полтора месяца значительно ухудшилась. Например, ухудшился имидж наших предприятий как партнеров-контрагентов в связи с неисполнением контрактов по внешним обязательствам. Метания наших регулирующих органов привели к тому, что стало непонятно, как вести бизнес. Плюс снижение суверенных рейтингов. Как в такой ситуации привлекать иностранные инвестиции?».