Продажу флагманов промышленности притормозят до «тяжелых времен»

Беларусь рискует не получить запланированных 3 млрд. долларов от приватизации госпредприятий в текущем году...

Беларусь рискует не получить запланированных 3 млрд. долларов от приватизации госпредприятий в текущем году. Как заявил на пресс-конференции в Минске председатель Госкомимущества Георгий Кузнецов, за продажу приватизированных в ближайшие три года предприятий государство выручит в три раза меньше — не более 1 млрд. долларов.

приватизация госсобственности

Обеспокоенность властей доходами от приватизации понятна. Продажа госсобственности — один из вариантов решить вопрос с внешними долгами. Поэтому чем больше заплатят инвесторы, тем проще будет решать другие вопросы, связанные с расходами бюджета.

Проект плана приватизации государственных предприятий на 2011-2013 годы уже подготовлен и находится на согласовании в правительстве. Всего в списке 244 предприятия. Основная масса предприятий будет акционирована в 2013 году. Среди них — ряд крупных предприятий страны: РУП «Белорусский металлургический завод», ГПО «Белоруснефть», ПО «Минский тракторный завод» и ПО «Гомсельмаш».

Вот только сверстали данный проект, как оказалось, плохо. «За эти 244 предприятия мы не получим и 1 млрд. долларов», — подсчитал экономический эффект Кузнецов. Иными словами, глава Госкомимущества дал понять, что включенные в план компании не представляют собой особого интереса для инвесторов.

Для выполнения планов необходимо продавать крупные предприятия, такие, как МАЗ, БелАЗ, нефтехимические предприятия, считает Кузнецов. Правда, здесь глава Госкомимущества сделал одно существенное уточнение. Продавать эти предприятия государство будет, «когда придут тяжелые времена», а судьбу «фамильного серебра» «будет решать президент».

Поэтому в первую очередь государство будет продавать те компании, которые уже невозможно модернизировать за счет внутренних ресурсов, и предприятия, которые тяжело поднять и с привлечением инвестора.

При такой приватизационной стратегии эффект от продажи госсобственности может быть таким же, как от пилотной приватизации 5 акционерных обществ. Правда, власти решили модернизировать систему продажи госпредприятий. Привлекать инвестиции в «неинтересные» предприятия планируется за счет организации выпуска дополнительных пакетов акций.

По словам главного специалиста по M&A ЗАО «Альфа-Банк» Олега Андреева, в такой схеме привлечения инвесторов нет никакой революции.

«Инвесторов и до этого можно было привлекать путем проведения дополнительной эмиссии акций. Этот вариант всегда можно было обсуждать. Государство, насколько я знаю, не выставляло здесь каких-то жестких требований. Но ведь в промышленности у нас и не было крупных приватизационных сделок, за исключением покупки акций ОАО «Минский часовой завод» швейцарской компанией Franck Muller».

Привлекать инвесторов через допэмиссию акций выгодно и для покупателя, и для предприятия.

«Инвестор, как правило, приобретает государственное предприятие, которое в не очень хорошем состоянии и нуждается в инвестициях. Многократно было заявлено, что в Беларуси не будет приватизации за бесценок. Однако в таком случае на инвестора ложится двойная финансовая нагрузка. Он должен выкупить долю собственности у государства, заплатив за это немалые деньги, а потом направить еще средства и на модернизацию. В случае же с вхождением в капитал предприятия путем проведения дополнительной эмиссии, деньги будут оставаться внутри компании и непосредственно направляться на модернизацию и расширение производства», — отмечает Олег Андреев.

Тем не менее, эксперты не ожидают наплыва инвесторов, обращая внимание, что на приватизационную активность будут влиять другие факторы: финансовое состояние предприятий, его долги, перспективы развития и, естественно, общий инвестклимат в стране.

«У нас по-прежнему защита инвестора не обеспечена в полной мере. На любом этапе могут возникнуть требования, которых раньше не было. И если бы, например, ситуация с тем же «Данон-Юнимилк» была подана иначе, и широкой общественности были продемонстрированы условия инвестиционного договора с постатейным анализом обещаний и реальных дел, то ни у кого даже и мысли не появилось бы сомневаться в правильности позиции белорусского государства. Но поскольку этого сделано не было, и осталось слишком много непроясненных вопросов, в экспертном сообществе и у потенциальных инвесторов появилась настороженность относительно будущей судьбы приватизированных предприятий. Это не хорошо», — отмечает отраслевой эксперт инвестиционной компании.

Государство, тем не менее, рассчитывало на другой результат, прежде всего, пилотной приватизации, в том числе и в связи с привлечением к поиску покупателей инвестиционных агентов. Однако, по мнению Георгия Кузнецова, привлечение инвестагентов было ошибкой.

«Когда мы их собрали, они заявили, что будут работать, а мы со своей стороны заявили, что не сможем оплатить их труд, они будут работать на свой имидж. Они могли бы заработать, заключив договора с инвесторами. Мне кажется, что агенты пошли другим путем. Они начали вести переговоры с инвесторами и предлагать им не участвовать в аукционах, чтобы дождаться снижения стартовой цены. Это наше мнение сложилось из того, что организаторам аукционов звонили многие, а когда подходило время подачи документов, все срывались», — заявил председатель Госкомимущества.

По мнению Олега Андреева, у инвестагентов была надежда, что государство займет более гибкую позицию в отношении условий приватизации, и что они будут со временем трансформированы и смягчены. Но этого не случилось. Повлияло и то, какие предприятия были выставлены.

«Российское правительство, например, выбрало 10 инвестбанков-консультантов для сделок в рамках программы приватизации и продажи крупнейших госактивов, рассчитанной на ближайшие пять лет. В список вошли как российские банки («ВЭБ Капитал», «ВТБ Капитал», «Ренессанс Брокер», «Российский аукционный дом»), так и иностранные (Сredit Suisse, Deutsche Bank, JPMorgan, Merrill Lynch, Morgan Stanley, Goldman Sachs). Важно то, что услуги консультантов будут оплачены в том числе и из федерального бюджета», — говорит Андреев.

Еще один из принципиальных моментов, который может повлиять на объем выручки от приватизационных сделок, это готовность властей продавать контрольные пакеты акций. Как отмечают аналитики, нынешняя позиция государства позволяет сделать вывод, что продаваться должны небольшие пакеты и небольшими порциями.

Олег Андреев между тем отмечает, что любой инвестор, вкладывая деньги, хочет иметь гарантии управления процессом. А такую возможность дает лишь владение контрольным пакетом акций, а в идеале всеми ста процентами.

«Хотя у нас есть пример МТС. Государство владеет 51%, а 49% принадлежит российской частной корпорации. При этом компания управляется грамотно, квалифицировано и совершенно не ощущается влияния со стороны мажоритарного акционера на ее операционную деятельность».

Но при этом эксперт подчеркивает, что, расширяя возможности для приватизации, государство должно быть заинтересовано не только в привлечении денег, но и технологий.