Либерализация, которой не было

Представители бизнеса продолжают заочную дискуссию с правительством по поводу либерализации экономики...

 

Представители бизнеса продолжают заочную дискуссию с правительством по поводу либерализации экономики. От обеих сторон звучат противоположные мнения.

Группа белорусских экспертов в области экономики и права, среди которых Валерий Фадеев, Сергей Балыкин, Леонид Злотников и Дмитрий Ананьев, провели мониторинг изменений хозяйственного законодательства Беларуси. Его результаты были озвучены 10 июня на круглом столе «Бизнес и право».

Отмечая усиливающуюся рыночную риторику со стороны представителей государства, а также некоторые позитивные изменения хозяйственного законодательства, эксперты констатировали, что серьезных улучшений делового климата не произошло.

Единственным существенным изменением стало введение нового порядка регистрации предприятий. «За некоторыми изъянами, он соответствует современным требованиям и даже по некоторым позициям превосходит аналогичные нормативные акты государств с развитой рыночной экономикой», — отметил Сергей Балыкин.

Большинство изменений законодательства носят косметический характер. Никаких серьезных изменений не произошло в областях ценообразования, начисления заработной платы и валютного регулирования. Государство здесь так и не решилось предоставить предпринимателям экономическую свободу, ограничившись полумерами, считают эксперты.

Не произошло существенных подвижек и в области налогообложения. Налоговая система остается громоздкой и запутанной, а регулирующие ее нормативные акты многочисленны и противоречивы. Не решена также проблема включения расходов предприятий в себестоимость.

Впрочем, в белорусском правительстве придерживаются иного мнения по поводу проводимой либерализации. На пресс-конференции в мае замминистра экономики Андрей Тур оценил проведенный в Беларуси объем работы по улучшению законодательства как «в целом значительный». Из 52 пунктов плана первоочередных мер правительства по либерализации условий экономической деятельности в 2009 году «принято и подготовлено порядка 60% нормативных актов».

В ходе круглого стола советник Международной финансовой корпорации (IFC) по правовым вопросам Валерий Фадеев обратил внимание на нестабильность законодательства, регулирующего экономическую деятельность. «В Гражданский кодекс, который называют экономической конституцией, за 9 лет изменения вносились 29 раз, при этом только в 2006 году принято 8 законов о внесении изменений в этот кодекс», — отметил эксперт. При этом зачастую одни и те же правовые отношения регулируются как законами, так и актами президента, нормы которых отличаются друг от друга. Это, в частности, касается приватизации, процедуры банкротства предприятий.

Несмотря на введенный мораторий на проверки, бизнес продолжает оставаться под прессом контролирующих органов, констатировали участники круглого стола. При этом, если не изменить всю систему регулирования бизнеса, готовящийся проект указа по контрольной и надзорной деятельности мало что изменит. По подсчетам юриста Дмитрия Ананьева, сегодня имеют право привлекать компанию к административной ответственности 27 органов госуправления, а 70 госорганов — составлять протоколы о возбуждении дел.

Сохраняются высокие штрафы за часто формальные нарушения. Например, размер штрафов за отдельные виды нарушений может составлять 10-кратный размер суммы ущерба. Серьезной проблемой остается конфискационный синдром со стороны государственных органов.

По словам Валерия Фадеева, крайне проблемными остаются вопросы защиты права собственности и равенства ее форм. Формально статьи Конституции это гарантируют, но на практике сохраняется приоритет госсобственности, в том числе при распределении ресурсов, в процедурах банкротства, при оказании господдержки. Кроме того, эксперт обратил внимание, что государство имеет право взыскать неоплаченные предприятием налоги за любой период, даже за сто лет. В то же время возвращает ему переплаченные налоги только за один год.

«Наша либерализация в полной мере таковой не является, поскольку у правительства нет четкой и выверенной программы», — отметил Валерий Фадеев. При этом он привел пример правительства России, которое в преамбуле к своей программе антикризисных мер проводит «работу над ошибками» и называет основные проблемы российской экономики.

К слову, некоторые чиновники, тот же Андрей Тур, подчеркивают, что у правительства нет программы либерализации, а есть всего лишь план первоочередных мер, который, в свою очередь, является одним из блоков антикризисной программы правительства. Поэтому, мол, и о реформировании речи идти не может. Тем более в условиях кризиса, когда многие страны, наоборот, усиливают роль государства в экономике.

По мнению Леонида Злотникова, у правительства и бизнеса попросту разное понимание либерализации экономики. В качестве примера он привел недавнее высказывание одного из депутатов Палаты представителей. Тот, в частности, говорил, что «осуществляя централизованное управление экономикой и в то же время отдавая частному бизнесу мелкое производство и сектор услуг, мы сможем поддерживать инвестиционную привлекательность, и, в конечном счете, Беларусь имеет шанс войти не только в 30-ку лидеров по условиям ведения бизнеса, но и в 10-ку». То есть правительство, полагает Леонид Злотников, рассматривает послабления для бизнеса лишь как временное явление, мол, пусть пока «попасется» на время кризиса.

Представители бизнеса считают, что без предоставления предприятиям реальной экономической свободы кампания по либерализации экономики окажется очередным бюрократическим шоу.