Белорусскую водку ждет судьба белорусского пива?


картинка

"Беспардонная, наглая вещь, — говорит о водке российский писатель Виктор Ерофеев, — питье водки в отличие от других алкогольных напитков не имеет никаких достойных оправданий. Француз может восхвалять аромат коньяка, шотландец — славить вкус виски. Водка — она никакая… И, тем не менее, она оказалась сильнее самодержавия, православия и коммунизма. Водка — путь в закрытую от государства частную жизнь, где можно расслабиться, забыть о неприятностях, заняться сексом… Наш патриот водку не сдаст ни при каких обстоятельствах". Беларусь, однако, "сдает": в конце XX столетия наша страна начала выбиваться из славянских традиций, с каждым годом снижая производство и потребление водки. Ни в коем случае не претендуя при этом на образ этакой трезвенницы на всеобщем празднике жизни — скорее, наоборот.





История вопроса





В России водку начали делать в конце XV века — спустя примерно 150 лет после открытия дистилляции алкоголя во Франции. По легенде водка впервые была изготовлена монахами в Кремле на месте несуществующего сегодня Чудова монастыря. Как писал кандидат исторических наук Вильям Похлебкин, к середине XVIII века была достигнута вершина качества русской водки, которая делалась только в условиях помещичьего домашнего производства, поскольку с 1716 г. винокурение стало исключительно привилегией дворян. Многие помещики стремились не только к тому, чтобы иметь свою собственную марку водки, но и делать водку с ароматизаторами на все буквы алфавита. Например, такие: Анисовая, Березовая, Вишневая, Грушевая, Дынная, Ежевичная, Желудевая, Зверобойная, Ирговая, Калиновая, Лимонная, Малиновая, Ноготковая, Облепиховая, Полынная, Рябиновая, Смородиновая, Тминная, Укропная, Фисташковая, Хренная, Цикорная, Черемуховая, Шалфейная, Щавелевая, Эстрагонная и Яблочная.





Сегодня сложно, конечно, представить стол без водки, но в XIX веке традиционная водка из хлебного спирта могла исчезнуть. В первой половине позапрошлого столетия в Германии и Польше развернулось широкое производство товарного спирта на базе перегонки дешевого картофельного сырья. Немецкий шнапс и польская "горзалка" стремительно завоевывали европейский рынок и начали проникать на российский. Часть винокуренных заводов в западных губерниях России и, кстати, Беларуси тоже перешли на картофельный спирт. Производить картофельную водку было несомненно выгоднее, чем хлебную — не только из-за дешевизны сырья, но и потому, что можно было отказаться от традиционных значительно удорожавших продукт способов очистки. Хлебная водка не "шла", а била наотмашь по голове, вызывая наутро тяжелое похмелье и даже симптомы отравления. Но она была дешевой и потому становилась все более популярной. В т.ч. поэтому в конце XIX века ввели госмонополию на производство водки. Также создали специальный технический комитет, который должен был контролировать производство и качество водки. В его состав вошел "бог русской химии" Дмитрий Менделеев — именно он разработал рецептуру классической русской водки с оптимальным содержанием по весу воды и спирта и предложил официально утвердить название "водка". До этого времени она называлась вином, хлебным вином, горилкой, пенником.





Все равно мы пить не бросим





Сегодня в Беларуси лицензию на производство водки имеют 18 предприятий, делают 16, из них 7 — основные производители, входящие в концерн "Белгоспищепром". Подтверждая тенденцию последних лет, и в этом году выпуск водки продолжает падать: если в 2002 г. за 6 месяцев было произведено 4.885,4 тыс. дал, то в нынешнем — 4.177,2 тыс. дал. Причина не только в плановом снижении, предусмотренном госпрограммой по предупреждению пьянства и алкоголизма. Водочный бизнес всегда и во всех странах считается одним из самых прибыльных, у нас же средняя рентабельность по отрасли колеблется всего в пределах 9,9%, что на 4,1% ниже по сравнению с прошлым годом. По отдельным же видам водки "минус" очень значительный. Но главное: на 1 сентября водочные запасы составили 628,7 тыс. дал, что в 2,3 раза больше по сравнению с началом года. Кризисное состояние отрасли объясняется не только акцизной и ценовой политикой. На фоне снижения производства водки и спроса на нее, устойчиво растет выпуск плодово-ягодных вин. Если в 1995 г. их было сделано всего 6,6 млн. дал, то в прошлом — 26,5 млн. (!). А производство водки с 14,8 млн. дал в 1995 г. в минувшем упало практически до 9 млн. дал. Производители плодово-ягодных вин тоже жалуются, что торговля не рассчитывается, но факт остается фактом: "Товарищ Бендер" (название одного из т.н. вин) в начале нового тысячелетия в Беларуси пользуется большим признанием, чем водка. И дело, очевидно, далеко не в удивительно резко возросшем качестве плодовых вин, которыми, к слову, Беларусь в "застойные" годы действительно славилась. Такое вино стоит ровно столько, сколько должно стоить — в пределах 1 тыс., в 4 раза дешевле, чем водка, и потому предпочтения массового потребителя очевидны.





Водочники пока проигрывают войну за потребителя, но в этом есть свои плюсы. Падение спроса привело к борьбе за качество и жесткой конкуренции между производителями. О возросшем качестве белорусской водки свидетельствует тот факт, что, по официальной информации из концерна "Белгоспищепром", за последние два года контролирующие органы не забраковали ни одной бутылки водки, выпущенной предприятиями концерна. Однако мы пока не можем говорить об устоявшихся водочных брендах, как в России. По данным российского журнала Russian Food&Drinks, на первое место в прошлом году вышла "Гжелка", второе занимает "Пшеничная", третье — "Исток". Среди других наименований российской водки, которую чаще всего пьют: "Родник", "Русская", "Столичная", "Московская", "Флагман". У нас же ценовая политика привела к тому, что заводы вынуждены отказываться от производства одного наименования и выпускать новое: cегодня белорусской водки насчитывается около 170 наименований. Из них всего 23 водки особой, т.е. с различными добавками. Сами производители отмечают, что белорусы предпочитают традиционную "беленькую" — число любителей водки с вкусовыми добавками у нас, как и в России, невелико (20,5% — данные российского журнала Russian Food&Drinks), и потому она закономерно преобладает в объемах производства.





И, тем не менее, есть довольно любопытные образцы. Например, Брестский ликеро-водочный завод делает водку "Белваст" с использованием меда и березового сока. Гомельский — "Славянку" с ароматным спиртом лимонной корки и кориандром, "Будьте здоровы" —— с ароматным спиртом ржаных сухарей и медом, Гродненский —— "Мятную люкс" с ароматным спиртом мяты.





Совершенствуются технологии производства водки: минский "Кристалл", к примеру, выпускает "Крышталь Эталон", в котором используется вода, обработанная кремнием, а в водке "Крышталь новы" вода проходит дополнительную обработку ионами серебра. Золотые электроды применяет при водоподготовке Климовичский ликеро-водочный завод ("Старославянская люкс").





Крупнейшие поставщики импортной водки, которая, как правило, относится к высшей ценовой категории ($15-20), отмечают стабильный спрос на "Финляндию", "Смирнов" и "Русский стандарт". В средней ценовой категории набирает популярность украинская водка "Немиров" ($8). Белорусская водка в этой градации занимает низшую ценовую категорию — $2. Учитывая все вышесказанное, а также то, что по официальной статистике импорт водки едва превышает 700 тыс. дал, для значительной части белорусского населения, очевидно, пока все складывается наоборот.





Советы постороннего





Виктор ХОМЯРЧУК, президент Белорусского страхового союза. Есть такое понятие, как служебная необходимость, когда в определенных обстоятельствах приходится что-то выпивать. И мы в этой "необходимости" не одиноки: стандартный английский брокер к 4 часам дня уже под хорошим шофе. Не будем давать оценки, правильно это или нет, но, когда приходится выпивать, я лично предпочитаю водку, потому что последствия от ее употребления минимальны. И потом, я все-таки приверженец национальной кухни, и, к примеру, коньяк к ней не совсем подходит. Но даже самая лучшая водка может "не покатить". Люди открывают бутылку классной водки и в один голос говорят: водка горькая. А на следующий день открывают ту же бутылку и соглашаются, что водка "пошла" хорошо. На мой взгляд, качественная водка должна пахнуть водой — т.е. никак. Она не должна горчить. Одно время очень хвалили водку минского "Кристалла", потом все перекинулись на брестскую. Но если ты попробовал "Русский стандарт" (Россия) или "Столичную люкс" (Россия), ты определишься с выбором, что тебе пить. Мы можем, конечно, тешить себя гордостью, что наша водка получает международные призы — это приятно слышать, но не всегда приятно пить.





Авторитетное мнение





Олег ЗАЙЦЕВ, главный редактор специализированного журнала "Империя напитков".





Определение качества. Качественная водка — эта та водка, которую пьешь и хочется пить, потому что она опьяняет плавно, а не как обухом по голове. От такой водки наутро не болит голова и нет перегара.





Замечания. Страдает оформление ходовых марок водки. На киевской выставке я недавно попробовал водку "Дядя Ваня". По цене она стоит на уровне с белорусскими "рядовыми" водками и, на мой взгляд, очень неплохая водка. Иногда, кичясь качеством нашей действительно хорошей водки, мы недооцениваем возможности соседей.





По существу. Если проанализировать водочный бизнес в России, то уровень этой продукции и по качеству, и по оформлению и вообще культура потребления значительно выше, чем в Беларуси. Сегодня все российские водки элитные и ходовые очень красочно оформлены, они разлиты в современную тару, имеют хорошую, "сочную" этикетку, давно используются пробки с каплеотсекателями, чего у нас и близко нет.





Белорусы сегодня гордятся, что производят водку из спиртов "люкс" и "супер-люкс", а в России сегодня появились уже совершенно новые образцы спиртов — к примеру, "мега". Мне неоднократно приходилось пробовать российские водки, сделанные из спирта "экстра", и должен сказать, что они не уступают нашим люксовым водкам, хотя традиционно считаются ниже по качеству. Дело, очевидно, не только в том, из какого спирта делается водка, но и в том, какие предъявляются требования к качеству очистки, водоподготовке. У нас же в погоне за объемами, которые до недавнего времени требовало государство, иногда на качество исходного продукта не обращали должного внимания. То, что не всякую отечественную водку приятно пить — однозначно. Я не говорю о ведущих заводах, это касается мелких производителей. А что касается наших "флагманов", в этом году c самой крупной международной выставки алкоголя в СНГ в Сочи "Вино. Водка-2003" минский "Кристалл" привез четыре золотые медали; персональной медалью награжден директор Брестского ликеро-водочного заводов Василий Белко, притом что из более чем 150 предприятий-участников выставки медалями было награждено только шесть директоров. Еще один существенный показатель в пользу качества и признания нашей водки — совсем недавно минский "Кристалл" заключил договор с Москвой на поставку своих элитных сортов водки.





С "паленой" водкой у нас пока совсем иная ситуация, чем в России. Но ее проникновению способствует то, что в некоторых регионах ликвидируют магазины, торгующие водкой. Всё под тем же девизом борьбы с пьянством закрывают ночные магазины. Это приводит к тому, что бабушки уже торгуют не только сигаретами, но и водкой. Немало проблем с системой сбыта. Многим заводам запрещают работать с оптовыми организациями, а напрямую с розницей. Мы боремся с посредниками, но все приводит к тому, что завод просто "задыхается" из-за невозможности охватить все торговые предприятия.





Что ждет рынок. Учитывая акцизную и ценовую политику государства, которая привела к тому, что предприятиям катастрофически не хватает оборотных средств, думаю, хорошего ждать не приходится. Водочники в панике. Очевидно, будет происходить то, что случилось на пивном рынке — какие-то заводы вынуждены будут "умереть". Весьма симптоматичен и такой момент. Наряду со снижением производства отечественной водки растет объем импорта водки из ближнего и дальнего зарубежья. И я не уверен, что импорт будет уменьшаться. Не хотелось бы, чтобы случилось так, как на пивном рынке: нишу, которую освободили наши производители пива, заняли российские и украинские компании.





Марина ГУЛЯЕВА, "Белорусская газета"