Вторая газовая война



Сергей ПУЛЬША



В общем, началось. 4 сентября председатель правления ОАО "Газпром" Алексей Миллер направил гендиректору белорусского газотранспортного АО "Белтрансгаз" Петру Петуху письмо, в котором объявил об отказе от идеи создать СП и о намерении прекратить продажу газа Беларуси по внутрироссийским ценам.





Это заявление можно считать началом новой "газовой войны" между Россией и Беларусью ("первая газовая" разразилась прошлой осенью). Несомненно, последствия такого решения скажутся на белорусской экономике, мягко говоря, не лучшим образом.





— С экономической точки зрения — говорит обозреватель газеты "Белорусский рынок" Ольга Бирюкова, — будет то же самое, что и в прошлом году. У "Газпрома" мы закупаем 10,2 млрд. кубометров газа по цене 5-го пояса России: порядка 29 долларов за кубометр. Потребность Беларуси — 18,5 млрд. кубометров, и остатки мы закупали у "Итеры", "Транснефти" и прочих компаний по рыночной цене: около 40 долларов за "кубик". И в принципе, правительство в любом случае должно было предусмотреть, что поставок "Газпрома" нам не хватит.





Иначе говоря, логично было бы иметь какой-то резерв средств на закупку газа. Скорее всего, нас снова ждет режим "жесткой экономии". И то, что недавно стали применять штрафные санкции к предприятиям, задолжавшим за энергоносители, весьма показательный факт. Мы будем выкручиваться за счет "внутренних резервов", то есть платить своими средствами.





Эксперты склонны считать, что этот шаг "Газпрома" был подготовлен заранее и стал адекватным ответом на письмо Александра Лукашенко с фактическим отказом от введения в Беларуси единой валюты на условиях Москвы. То есть, политические последствия окажутся гораздо серьезнее экономических.





Прогнозы же того рода, что интеграционная карта на российских выборах является чуть ли не козырной, и поэтому Беларусь трогать не будут, не оправдались. В принципе, мягкий ультиматум Владимира Путина от 28 августа в некоторой степени уже свидетельствовал о том, что российское руководство готово обострить ситуацию. Теперь у Владимира Путина есть козырь, подобный тому, что часто использовал его коллега: "Мы готовы интегрироваться вплоть до введения российского рубля, но интеграцию тормозят "враги" в Беларуси". Кто эти враги — догадайтесь с трех раз.





Политолог Валерий Карбалевич считает, что этот козырь Владимир Путин, несмотря ни на что, все-таки придержит. Беларусь пока не будут "мочить" политическими методами.





— Я уверен, что эти действия "Газпрома" — ответ на все мягкие ультиматумы, которые предъявлялись Беларуси. В принципе, такой сценарий прогнозировался — поставки газа по льготным ценам и так заканчивались примерно в конце сентября. Да и посол Блохин намекал на то, что эти поставки могут прекратиться.





Разумеется, это давление и шантаж в отношении Беларуси. Это политико-экономический ответ на невыполнение Минском всех своих обязательств — и по предприятиям нефтехимии, и по "Белтрансгазу", и по единому рублю.





Сейчас нам стоит ожидать примерно такой же реакции Александра Лукашенко, как и во время прошлой "газовой войны". Снова будут высказаны обвинения и обиды в адрес России, экономические беды будут списываться на "происки Москвы", наконец — Александр Лукашенко выступит "гарантом независимости". Это будет реакция пропагандистская — "мы во вражеском кольце". Реальных рычагов влияния на Кремль у Беларуси нет.





С такими делами Александру Лукашенко придется запустить варианты продления срока своих полномочий из расчета на отсутствие российской поддержки. Кроме того, он постарается отсечь возможность России влиять на политические процессы в Беларуси. В принципе, первые признаки такого сценария проявились в конце лета — мягкими обидами в адрес России. Теперь реакция будет более жесткой.





Что же касается поиска Россией альтернативы Александру Лукашенко, то это вопрос еще очень далекий. До президентских выборов в России, я полагаю, Кремль не будет делать подобных движений. Не исключено, что никаких политических заявлений не будет, российское руководство признает референдум внутренним делом Беларуси, а по поводу газового конфликта будет просто молчать.





Весьма показателен, однако, тот факт, что у Александра Лукашенко уже практически нет выбора. Либо — выполнить все условия российской стороны, передать ей часть стратегической белорусской собственности и пустить в страну чужую валюту (что без подписания Конституционного акта равнозначно переходу в должность российского губернатора), либо, фигурально говоря, взять обрез и уйти в партизаны, чтобы защищать независимость своей страны и свою должность президента всеми доступными способами.





А вот у Владимира Путина — огромное пространство для маневра, начиная от заявлений на предмет того, кто действительно "тормоз интеграции", и до признания нынешней ситуации "спором хозяйствующих субъектов", к которому высшее руководство России никакого отношения не имеет.





Впрочем, все знают, в чью пользу заканчиваются такие "споры хозяйствующих субъектов".