Минск остается без денег



Константин СКУРАТОВИЧ



Статистика по итогам семи месяцев нынешнего года показала, что в Минске традиционно увеличились такие валовые показатели, как ВВП, объем промышленного производства, капиталовложений. Вместе с тем ухудшились показатели качественные.





Так складские запасы на столичных предприятиях на 1 августа по сравнению с 1 января 2003 г. в сопоставимых ценах увеличились на 33,7 процента, а соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства в январе — июле достигло 95,4 процента. То есть без малого месяц столичная промышленность может "отдыхать".





Чтобы не утомлять читателей, назовем лишь несколько статистических позиций. С начала года по август складские запасы радиаторов и конверторов отопления возросли в 4,5 раза, холодильников и морозильников (самый, пожалуй, успешный белорусский товар) — в 2,4 раза, телевизоров — в 3,3 раза. По-прежнему затоварен Минский тракторный завод — 1,7 среднемесячного объема производства. Обуви осело на складах в размере двух месячных объемов выпуска, а бытовых часов лежит столько, сколько производится за полгода.





Нет реализации — нет и денег. Это особенно очевидно при сопоставлении роста прибыли и цен. Так, цены предприятий за полгода увеличились на 42,3 процента, прибыль в текущих ценах — на 15,3 процента. То есть реально прибыль снизилась почти на 1/5, и ее невозможно повысить за счет роста цен. Поэтому по-хорошему надо бы распродавать складские запасы, но за это могут и посадить. В итоге снизилась рентабельность продукции, а число убыточных предприятий возросло.





Если БССР когда-то называли "сборочным цехом СССР", то в наибольшей степени это относилось к Минску, где сосредоточены предприятия, выпускающие почти исключительно готовую продукцию. Многое с той поры изменилось, но столица остается главным экспортным центром страны. Доля Минска во внешнеторговом обороте Беларуси составила в первом полугодии текущего года без малого 40 процентов, в том числе 34 процента в экспорте и 44 процента — в импорте. В абсолютных цифрах преобладание стоимости импорта над экспортом (отрицательное сальдо внешней торговли) в масштабах Минска превысило 706 млн. долларов. А отрицательное внешнеторговое сальдо всей Беларуси составило в первом полугодии 550 миллионов. Иными словами, во внешнеторговой деятельности столица выглядит хуже ряда промышленных центров, где, например, добывается сырье (Солигорск), перерабатываются нефтепродукты (Новополоцк, Мозырь).





Все это свидетельствует о низком технологическом уровне производства, что, в свою очередь, делает крайне насущной проблему привлечения инвестиций. Но доля Минска в общем объеме капиталовложений соответствует, скажем так, принципу социальной справедливости: в экономику города в первом полугодии вложено 796 млн. рублей (27 процентов от общего объема инвестиций по стране), в том числе 467 миллионов составили производственные инвестиции (25 процентов от объема по стране). Однако из поступивших в Беларусь иностранных инвестиций (511 млн. долларов США) на долю Минска пришлось 58 процентов. Столичная область получила 21 процент, занимающая третью позицию Гомельская область — 7 процентов, а на долю Брестской, Гродненской, Витебской и Могилевской областей пришлось всего по 3-4 процента.





В этой связи столицу можно было бы объявить капиталистическим монстром, угнетающим регионы (так в российской глубинке воспринимают Москву), но уж очень малы сами объемы эти самых инвестиций. В частности, если будет выполнена годовая национальная программа привлечения иностранных инвестиций (1,5 млрд. долларов), то Минск получит всего около 900 миллионов. В том числе прямые инвестиции составят около 450 миллионов. Из них же большая часть уйдет в торговлю и общественное питание, но не в промышленность, а в самой промышленности — преимущественно в пищевые отрасли.





Такое перераспределение капиталовложений в пользу сферы услуг в целом соответствует европейским сценариям, отражает реальные интересы инвесторов, но обостряет проблему модернизации традиционных производств, в которых занято около 150 тысяч минчан. Если же говорить о безработице, то ее официальные показатели в столице наименее тревожны. Так, по состоянию на 1 июля на учете в государственной службе занятости числилось 15,6 тыс. человек, что составляло всего 1,7 процента от численности экономически активного населения Минска. Этот показатель по регионам колеблется в пределах от 2,9 (Минская область) до 4,5 процента (Витебская область). На наш взгляд, низкая доля безработных в Минске объясняется теми масштабами, которые приобрела здесь серая экономика. В провинции меньше возможностей иметь неформальную занятость, заработки там ниже, поэтому и официальный уровень безработицы выше.





В полном соответствии со своим столичным статусом, Минск остается самым привлекательным для проживания городом Беларуси. С 1994 года, когда впервые в послевоенной истории страны число умерших превысило число родившихся, население Минска увеличилось с 1 693,3 до 1 728,7 тыс. человек. И хотя естественная убыль минчан в первом полугодии составила 568 человек, благодаря миграционному приросту число их увеличилось на 2,4 тысячи. Большинство мигрантов прибывают из областей Беларуси, а основной прирост внешней миграции обеспечивают переселенцы из России и Украины.





На условиях трудового договора (контракта) в Минск прибыло 85 мигрантов. В свою очередь, из Минска направились на работу в другие страны 2.250 человек (на 44,6 процента больше, чем в прошлом году). Среди выехавших 85,4 процента — молодые люди в возрасте до 24 лет. Подавляющее число этих молодых людей (если не все), а также мигрантов более солидного возраста имеют контракты на выполнение работ, связанных с применением преимущественно физического труда. В США на выполнение сервисных и сельхозработ отправились 1.706 человек, в Англию — 353, в Россию — 223. Такое распределение приоритетов, что вполне очевидно, объясняется в первую очередь экономическими причинами.





Подводя краткий итог, можно отметить, что экономика и социальная сфера столицы Беларуси развивается или, наоборот, деградирует в полном соответствии с теми подходами, которые были выбраны еще на первом этапе президентства А.Лукашенко. И действуют эти подходы автоматически, практически не зависят от оперативных усилий власти и ее конкретных представителей. Так, несмотря на декларативное сближение с Россией, молодежь по-прежнему больше привлекают возможности западного мира (хотя бы связанные с сезонной работой). В экономике "промышленный патриотизм" направленный на консервацию еще советских производств, не оказывает впечатления на инвесторов, которые предпочитают вкладывать деньги в такие быстроокупаемые отрасли, как торговля и сфера услуг. А стремление к увеличению валовых показателей ведет к затовариванию, что вполне закономерно ухудшает финансовые показатели.