Минск вынуждают определяться с единой валютой на российских условиях



Алексей ОРЕШКО



В последнее время на первое место в белорусско-российских отношениях вновь вышла тема единой валюты Союзного государства. Со стороны Беларуси прозвучали громкие заявления о достигнутых "равных правах" на эмиссию российского рубля. Россия довольно быстро остудила пыл союзников, опровергнув их утверждения о двух эмиссионных центрах. Однако ясности в этом споре по-прежнему не слишком много, а вопросов касательно единой валюты за несколько дней возникло больше, чем за несколько лет.





Расставить точки над "i" решил президент России. 11 августа на встрече в Кремле с членами правительства Владимир Путин высказался за необходимость в самое ближайшее время окончательно решить вопрос о единой валюте: или-или. По его словам, в ходе недавнего разговора с президентом Беларуси А.Лукашенко достигнута договоренность определить дату встречи, на которой и надлежит внести ясность в проблему. "Мы, так или иначе, подошли к той черте, когда должны принять окончательное решение", — сказал глава российского государства. Очевидно, что ситуация неопределенности порядком надоела Путину. И вот мы видим, что попытка "продавить" российские условия финансовой интеграции делается на самом высоком уровне.





Таким образом, у белорусской стороны времени на раздумья, похоже, остается все меньше. 1 августа на заседании Межбанковского валютного совета (МВС) в Санкт-Петербурге главы центробанков Беларуси и России Петр Прокопович и Сергей Игнатьев одобрили изменения и дополнения в базовый документ, определяющий порядок введения единой валюты. Речь идет о соглашении между правительствами и центральными банками двух стран об использовании российского рубля в качестве единственного законного платежного средства на территории Беларуси.





На этом заседании "в основном" было одобрено и соглашение между центральными банками о порядке определения лимита прироста основной части активов Национального банка Беларуси. По итогам заседания Нацбанк поспешил заявить, что этими документами для Минска предусматриваются равные с Москвой права на эмиссию российских рублей, которая будет осуществляться пропорционально валовым внутренним продуктам двух стран.





В Беларуси эта договоренность была названа "прорывом" в решении едва ли не основного спорного вопроса интеграции и подана государственными СМИ как сенсация. Непонятно, почему столько шума вокруг этого решения было поднято именно сейчас. Ведь о договоренности эмитировать безналичные российские рубли в пропорции белорусского ВВП к ВВП Российской Федерации Петр Прокопович объявил на пресс-конференции еще в июне, говоря об основных положениях подготовленного проекта соглашения. Тогда же выяснилось, что в соответствии с данным документом Нацбанк сохранит статус юридического лица и будет выполнять все функции центрального банка, за исключением двух основных — проведения самостоятельной курсовой политики и эмиссии наличных денег. Здесь уместно процитировать соответствующий пункт проекта соглашения, который четко и ясно гласит, что "с 1 января 2005 года Национальный банк Республики Беларусь прекращает эмиссию белорусских рублей. Эмиссию наличных рублей Российской федерации для всей территории Республики Беларусь осуществляет исключительно Центральный банк Российской Федерации".





Проект соглашения об использовании российского рубля в качестве единственного платежного средства на территории Беларуси также предусматривает сохранение за нашим Нацбанком возможности проводить активные операции. Такие операции, в том числе эмиссию безналичных российских рублей, Нацбанк будет осуществлять в рамках лимитов, установленных Банком России с учетом соотношения ВВП двух стран.





Как следует из документа, Беларусь будет сдерживаться в очень строгих рамках, и потому говорить о каком-то равенстве в правах, в том числе на эмиссию, весьма сложно. Однако после заседания МВС 1 августа Нацбанк поспешил заявить именно о "равных правах". Как сказал пресс-секретарь главного банка Беларуси Михаил Журавович, "перевести безналичные рубли в наличность — простая банковская операция". Сама по себе операция, действительно, несложная. Но это касается небольших объемов средств, а когда речь будет идти о миллиардах? Не секрет, что и сегодня белорусская банковская система нередко испытывает дефицит наличности, даже в национальной валюте.





Тем временем в России пресса подхватила "белорусскую утку" и также всерьез заговорила о "двух эмиссионных центрах". С одной стороны подчеркивая якобы уступку, сделанную властям Беларуси, с другой — укоряя Центробанк в сдаче позиций падким на бесконтрольную эмиссию белорусам. Впрочем, на уровне российского правительства эти утверждения были восприняты с явным недоумением. Первым высказался министр экономического развития и торговли Герман Греф, который подверг сомнению существование договоренности о двух эмиссионных центрах и заявил, что ему об этом ничего не известно. Несколько большую ясность в вопрос внес первый зампред Центробанка России Олег Вьюгин, который заявил, что совет директоров Банка России останется единым органом, определяющим лимиты эмиссии Нацбанком Беларуси безналичных российских рублей. В совет директоров Банка России будут, по планам, введены два представителя Нацбанка Беларуси. Они смогут в определенной мере влиять на решения, высказываться, делать предложения, но в целом голосовать и принимать решения будет совет директоров Банка России. Поэтому эмиссия безналичных рублей будет находиться под контролем и идти из одного центра, резюмировал Вьюгин.





Таким образом, ни о каких двух эмиссионных центрах по-прежнему речи не идет. Окончательно это подтверждено по итогам пятого заседания совместной белорусско-российской рабочей группы по вопросу создания единого эмиссионного центра, которое прошло 11 августа в Москве. Первый заместитель министра финансов России Алексей Улюкаев по итогам заседания заявил, что в качестве единого эмиссионного центра при введении рубля как единственного законного платежного средства на территории Союзного государства будет выступать Центробанк России. При этом Улюкаев сказал, что "в тексте документа больше не осталось ни одного пункта, который вызывал бы возражения российской или белорусской стороны".





Если исходить из основополагающих пунктов соглашения, которые теперь "окончательно согласованы", то можно констатировать, что России, похоже, удалось навязать свои условия и сроки введения единой валюты. Как и настаивала российская сторона, роль единого эмиссионного центра будет исполнять Центробанк России. Одновременно с введением рубля в Беларуси с 1 января 2005 года Россия предоставит беспроцентный бессрочный рублевый кредит для того, чтобы заместить сумму находящихся в обращении наличных белорусских рублей. Курс и сроки обмена белорусских рублей на российские пока не установлены.





Неизвестной остается и дата встречи президентов Беларуси и России с целью окончательного решения вопроса введения единой валюты. Позиция российской стороны ясна: все положения, сформулированные в проекте соглашения, Москву устраивают. Однако устроят ли они руководство Беларуси и лично президента А.Лукашенко — сказать сложно.





Белорусский президент неоднократно заявлял, что валютный союз, равно как и союз с Россией в целом, должен строиться только на равноправной основе. Кроме того, по мнению Лукашенко, соглашение о единой валюте может быть подписано и запущено лишь после выполнения всех ранее достигнутых белорусско-российских договоренностей, направленных на создание единого экономического пространства. Вначале должно быть обеспечено равенство прав граждан двух стран и условий хозяйствования. Единая валюта станет завершающим венцом этого всеобъемлющего процесса. Такова позиция А.Лукашенко, высказанная 18 июня в Минске на совещании по вопросам использования российского рубля в качестве единой валюты Союзного государства. И вряд ли эта позиция претерпела с того времени серьезные изменения.