В России копировать нечего



Юлия ШАРОВА



Вот уж, наверное, диву давались многие мои коллеги из российской глубинки, побывавшие недавно в Беларуси на пресс-конференции Александра Лукашенко. И города у нас чистые, и на полях ни клочка пустой земли — все засеяно, и люди выглядят довольными и счастливыми. А что в России? Грязь, поля бурьяном поросли, нищие на каждом углу милостыню просят. И все потому, что в Беларуси строят социальное государство, а Россией правят олигархи. Так может быть мы действительно живем в раю, но только не подозреваем об этом?





Объективно так оно и получается. Россия, что бы оппозиционные политики ни говорили, выглядит хуже Беларуси. Даже в долгосрочной перспективе у нее мало шансов превратиться в зажиточную и стабильную страну вроде государств Центральной Европы. О том, что не все ладно, говорил даже Путин. Если российскую экономическую машину капитально не отремонтировать, она скоро развалится. Как полагает президент научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук, Беларусь не должна копировать российскую экономическую модель с ее пресловутым “диким” капитализмом и властью олигархов. Россия ни по одному параметру не является страной с классической рыночной экономикой и в международных рейтингах занимает одно из последних мест. Нам следует ориентироваться на западных соседей. “В Литве пособие по безработице уже 100 долларов, а у нас многие люди продолжают мечтать о такой зарплате”, — напоминает эксперт.





Но как бы там ни было, у олигархической России есть свои преимущества перед Беларусью. И это преимущество называется шансом. Шансом для любого человека, который хочет и может работать, занять свое место под солнцем, реализовать свои способности, вырваться вперед. Действительно, у нас нет такого расслоения общества, у нас вовремя выплачиваются пенсии и нищие не заполоняют улицы. У нас все люди равны. Однако равны они в бедности, говорит руководитель аналитического центра “Стратегия” Леонид Заико. “Это философия нищеты. Происходит выравнивание благосостояния путем снижения доходов у более состоятельной части населения, — сказал он. – Действительно, для страны, которая жила в системе ценностей социализма, для значительной части электората этот неосоциализм может быть и приятен. Но мы теряем качество жизни и у нас отсутствуют шансы для повышения доходов, для создания своего дела, для развития творческих способностей наиболее прогрессивной, наиболее передовой, наиболее динамичной части населения”.





По мнению Заико, здесь существует противоречие. Вроде бы строится социальное государство, вроде бы обеспечивается средний неплохой уровень жизни, но тем, кому хочется прыгнуть дальше отведенной черты, делают подножку. Как раз-таки эта черта и приводит к социальной апатии, к отсутствию желания у белорусских граждан хоть что-то делать для того, чтобы жить лучше. Белорусские власти постоянно декларируют равные возможности для всех, но как только человек достигает определенного уровня, его довольно грубо останавливают. Зачем жить богаче, чем все остальные? Ведь белорусы не склонны к наживе, они привыкли жить скромно.





Вот и начинается травля предпринимателей, способных и талантливых людей, которые все-таки выскакивают за допустимую черту. Любое предпринимательство и любая инициатива воспринимаются как некое воровство и ущемление национальных интересов. А как же иначе? Ведь если предприимчивые люди начнут зарабатывать значительно больше, чем среднестатистические белорусы, возникнет недовольство. Когда же все люди приблизительно равны, то вроде бы никому и не обидно. Но, по меткому выражению Заико, все люди абсолютно равны только на кладбище. И такое социальное кладбище сейчас строится в Беларуси.