Урожай гибнет на атмосферном фронте



Юлия ШАРОВА



Надежды белорусских аграрников вновь грозят разбиться о синоптическую реальность: погода нынешним летом вовсе не располагает к рекордному урожаю. Действительно, такого холодного июня не было уже давно. Между тем известно, что именно от июньской погоды зависит интенсивность роста растений. В общем, опять не повезло. Не приключилось бы, как в 1999-м, когда получили всего 4 с небольшим миллиона тонн зерна, притом что лето было более теплым.





Да, не балует нас нынче природа. В Центральной и Западной Европе от жары (30 градусов и выше) изнывают, а в деревне Гадюкино опять идут дожди. В последние две-три недели температура днем не доползала, как правило, и до 20 градусов, а дожди с грозами проносились над Беларусью едва ли не каждый день. В последнюю неделю в отдельных районах на почве даже отмечались заморозки. И это в середине июня, когда должно быть градусов 25 тепла днем и 15 ночью. В общем и целом, как отмечают специалисты "Белгидромета", температура воздуха по стране пока на 1-5 градусов ниже синоптической нормы. Будет ли в ближайшее время значительное потепление, сие науке неизвестно.





Таким образом, множатся суровые факторы сельскохозяйственного года. Весна, как помним, опоздала почти на месяц, сеять начали только 20 апреля (в предыдущие годы в это время весенний сев практически завершался, "подчищали хвосты"). Зато у аграриев была надежда на раннее лето, о чем и говорилось на селекторном совещании 16 апреля, посвященном проблемам весеннего сева. Тогда специалисты заявляли, что запоздавшая весна в чем-то даже выгодна. Посеем, дескать, в конце апреля — в начале мая, потом май — июнь будут теплыми и даже жаркими, урожай примется, и собрать его будет только делом техники.





Прогнозы, однако, не сбылись. В мае жаркими выдались максимум полторы-две недели, а потом вернулись холода, словно на дворе не начало лета, а какой-нибудь апрель. Из регионов больше всех не повезло Брестской области. Там весенний сев начался раньше, чем где-либо в стране. На первые числа апреля в области успели засеять около 8 процентов яровых. А потом опять накатила зима, и аграрии пригорюнились. Ладно яровые, так ведь озимые пострадают! Заговорили о "снежной плесени", которая повредила часть посевов. Но и на этом сельскохозяйственные злоключения на Брестчине не завершаются. Именно в этом регионе в июне чаще всего случались заморозки на почве. Тоже невесело. В лучше случае это означает, что в нынешнем году жатва начнется позже привычных сроков, то есть не в середине июля, а где-нибудь ближе к августу. И это руководителю страны, любящему быстроту и натиск, наверняка будет не по душе. Кроме того, Брестская область вновь может не порадовать Александра Лукашенко миллионом тонн зерна — показателем, к которому регион упорно, но безуспешно стремится уже несколько лет.





А вот в Гомельской области, представьте себе, обратная напасть. Там с конца мая осадков не было вообще. Синоптики даже о засухе в регионе объявили, но, впрочем, в начале следующей недели холод и дождь обещают и там. Теперь уж мало не покажется. Что тут будешь делать — атмосферные фронты слишком часто меняются.





Однако планы по сбору урожая никто не отменял. В этом году, напомню, весной фигурировала цифра в 6,4 миллиона тонн зерна (на 0,1 тонны больше задания прошлого года). Оно и понятно: сельскохозяйственные стратеги хотят продемонстрировать верховной власти свою способность взбираться все выше и выше, но ведь успешность и рентабельность отрасли не в миллионах тонн зерна измеряется.





Страшное словосочетание "продовольственная безопасность страны" в последние годы превращается в название убыточного государственного проекта, в который вкладывается немало средств, но отдача от которого обратно пропорциональна объему инвестиций. Давно подсчитано, что хлеб выгоднее импортировать, даже фураж. Но как же быть с колхозами и совхозами, из которых успешно работают, по разным подсчетам, 10-15 процентов? В сущности, приличная урожайность (это в зоне-то критического земледелия, к которой Беларусь относится) является для аграрников единственным поводом просить у государства очередной финансовой подпитки. А без оной подпитки наши сельскохозяйственные стратеги и вовсе не представляют, как выжить отрасли, застрявшей в реалиях феодальной эпохи.